НЕИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ 

В православной практике дореволюционной России крёстными становились либо родственники, либо близкие друзья. Имя Марии Александровны Жилиной (в девичестве Павлуцкой) известно из биографий знаменитых на весь мир сибиряков: Д. И. Менделеева и П. П. Ершова.

Она – представительница немногочисленных сибирских помещиков и городской аристократии первой половины XIX в. Ее предки – дворяне, люди военные и чиновники, своей деятельностью, в числе многих других, способствовали освоению огромных пространств Сибири. В историческом прошлом эта фамилия была значима для Тобольска, одна из улиц города называлась Павлуцкая (показана на городском плане 1860 г.). Её очертания сохранились и в настоящее время – это ул. академика Ю. С. Осипова. 

Первым предком сибирского рода Павлуцких был Ян, польский шляхтич и боярский сын, в 1622 г. посланный на службу в Сибирь. Потомки Яна приняли православие. В продолжение двух столетий род Павлуцких поставлял обществу полезных деятелей: военных, чиновников, церковных служителей. 

Среди первых исследователей Камчатки известен Дмитрий Иванович Павлуцкий, отправленный в те края в 1727 г., погибший спустя 21 год в сражении с чукчами. Федот Степанович Павлуцкий в 1764 и 1765 гг. был товарищем воеводы в Якутске. В церковной истории оставил свой след Иван Степанович Павлуцкий – преосвященный Иоанникий (1699–1763), епископ Воронежский и Елецкий. Он в юности сбежал из дома в Кодский монастырь, куда приплыл по реке на дощанике. Благодаря своим талантам и усердию стал приближенным тобольского митрополита Антония и четверть века исполнял обязанности казначея при Софийском дворе, впоследствии был рукоположен в епископы. 

Боярских детей на службу зачисляли рано. Карьера деда Марии Александровны, Якова Яковлевича, началась в тринадцать лет с должности капрала. Долгое время он был полицмейстером в Тобольской полицмейстерской конторе, потом стал надворным советником в казенной палате, затем – председателем совестного суда, в 1787 г. получил орден св. кн. Владимира 4 степени, далее значился как «надворный советник и кавалер». Отец Марии Александровны, Александр Яковлевич, служил премьер- майором в банковой конторе, после – оберпровиант-мейстером в наместническом правлении. Дослужился до чина коллежского советника, был награжден орденом св. кн. Владимира 4 степени. Брат отца, Николай, в чине секунд-майора исполнял обязанности дворянского заседателя совестного суда. 

Проживали Павлуцкие в нагорной части города Тобольска. Однако до пожара 1788 г. их усадьба располагалась в приходе Николаевской (Введенской) церкви. Во время пожара все имущество было уничтожено, и в течение года они обитали в доме уголовной палаты. Новый дом выстроен уже в приходе Богородице- Рождественской (Ильинской) церкви. 

Отец Марии Александровны семьей обзавелся поздно, в 37 лет. Его первая супруга – Ульяна Александровна фон Беклер, дочь умершего обер-коменданта, которая была вдвое моложе мужа. В этом браке появились две дочери: старшая – Екатерина (1791 г.) и младшая – Мария (1793 г.). Однако семейное счастье оказалось недолгим – в 1796 г. в возрасте 25 лет Ульяна Александровна умерла. Спустя два года Александр Яковлевич обвенчался с Екатериной Ивановной, дочерью известного в Тобольске врача Ивана Ивановича Петерсона, прославившегося изданием своих трудов на медицинские темы в первой сибирской типографии Корнильевых. Обе жены были лютеранского исповедания. Православной церковью такой брак допускался с условием, что рожденные дети будут воспитаны в «греческой вере». В декабре 1798 г. в семье появилась третья дочь – Варвара, а в следующем году Александр Яковлевич вновь овдовел и больше в брак не вступал. Род Павлуцких угас, Александр Яковлевич был последним представителем потомков мужского пола. 

Дочери выросли под присмотром многочисленной прислуги, получили домашнее образование, младшие вышли замуж, а старшая, Екатерина, в 22 года умерла от чахотки. К 1830 г. наследство Павлуцких было разделено между сестрами. Каждая из них имела по 66 крестьянских душ и деревни, к которым они были приписаны. Мария Александровна владела тремя деревнями в Тобольском округе Абалакской волости: Екимовой, Лосевой и Крушинской. Варваре Александровне принадлежала деревня Сотниково Курганского округа. Кроме этого у них были еще сенокосные угодья, пахотные и пустопорожние земли. Хозяйкой большого дома семьи Павлуцких и рядом стоящего постоялого двора стала Мария Александровна. Дом был, скорее всего, двухэтажный, так как согласно истории проживающих в нем вмещал большое количество человек. Сестры считались завидными невестами, но обе поздно вышли замуж. Первой вышла младшая, Варвара, за экзекутора почтовой конторы Ивана Ивановича Беркина. Свадьба состоялась в январе 1828 г., Варваре было 30 лет, а Ивану Ивановичу – 41 год. Беркины переехали в подгорную часть города, где приобрели дом в приходе Благовещенской церкви. Вместе прожили недолго, через четыре года Варвара Александровна умерла от ревматизма. 

Мария Александровна Павлуцкая с Петром Дмитриевичем Жилиным обвенчалась 31 января 1830 года. Невеста была уже в годах – 37-ми лет, а жених – 41-летний вдовец с четырьмя детьми. Необычная история этой пары дала немало поводов для разговоров. Осуществлению этого брака способствовала Мария Дмитриевна Менделеева, взявшая на себя роль посредницы. Из ее переписки с Марией Александровной Павлуцкой выясняется, что первая встреча с Петром Дмитриевичем произошла в 1809 г., тогда он был молодой красавец-гусар. Петр Дмитриевич приезжал к своей матери и отчиму, исполнявшему обязанности губернатора Тобольской губернии. Скорее всего, их встреча произошла на одном из светских мероприятий местной аристократии, очевидно, вспыхнула взаимная первая любовь. Спустя восемь лет Петр Дмитриевич приезжает в Тобольск свататься, но получает отказ. Есть версия, что его матушка была против этого брака. Сомнительно, чтобы в те времена Петр Дмитриевич поехал в далекую Сибирь без ее согласия. Вероятнее всего, местные претенденты, имевшие на нее виды, постарались расстроить свадьбу. Ведь она была самой завидной невестой – родовитой, красивой и богатой. Не выйдя замуж за любимого человека, Мария Александровна дала обет не выходить ни за кого и посвятила свою жизнь религии и благотворительным делам, завоевав себе этим уважение в обществе. Через некоторое время Петр Дмитриевич овдовел и предпринял попытку вновь соединить свою судьбу с Марией Александровной. Об этой истории, напрямую не называя участников, уже после их смерти поведал протоиерей А. И. Сулоцкий. Из его рассказа Петр Дмитриевич предстает «ловким дворянином» и растратчиком денег. Возможно, слухи об этом и стали поводом для отказа. Через 13 лет после несостоявшейся свадьбы Мария Дмитриевна Менделеева пишет о нем как о «редком и благороднейшем человеке». Нет оснований не доверять ей. 

Петр Дмитриевич – участник войн с Наполеоном 1805–1807 г. и Отечественной войны 1812 г., имел боевые награды, был адъютантом генерала Матвея Ивановича Платова, не проигравшего ни одного сражения. Отличался мужеством и храбростью, командовал башкирским полком. Башкир французы называли «северными амурами», они сражались в основном копьями и луками со стрелами против огнестрельного оружия, но, несмотря на это, своей мобильностью наносили большой урон противнику. Будучи раненым, Петр Дмитриевич постарался поскорее вернуться в строй. Генерал Платов лично ходатайствовал о его награждении, перечисляя заслуги и достоинства своего адъютанта. 

Менделеевы способствовали соединению двух любящих людей. На брачном обыске будущих супругов – подпись Ивана Павловича, он поручился за достоверность сведений о женихе и невесте. Теплые отношения между Менделеевыми и Жилиными сохранились надолго. Мария Александровна стала крестной последнего их сына – Дмитрия Ивановича Менделеева, выдающегося русского ученого. 

Павлуцкие славились своим хлебосольством, привечали родственников, оставшихся без попечения. С ними доживали свой век престарелые вдовы, жены поручиков, воспитывались осиротевшие дети. 

В близких родственных отношениях они были с семьей вице- губернатора Федора Петровича Непряхина, тоже женатого на дочери И. И. Петерсона, Наталье Ивановне. Варвара Александровна приходилась двоюродной сестрой детям Непряхиных, через нее и Мария Александровна была им родственницей. Обе семьи жили неподалёку друга от друга в приходе одной церкви. Особые отношения у сестер Павлуцких сложились с Екатериной Федоровной Непряхиной, решившей остаться девицей и посвятившей себя религии и благотворительным делам. Она была для них примером. Через Марию Федоровну Непряхину, вышедшую замуж за Владимира Александровича Протопопова, Павлуцкие сблизились с Петром Павловичем Ершовым. Его первая жена, Серафима Александровна, была родной сестрой мужа Марии Федоровны. По примеру Менделеевых, когда-то способствовавших их союзу, Жилины оказали содействие заключению первого брака Петра Павловича Ершова с Серафимой Александровной Лещевой (в девичестве Протопоповой). Петр Павлович в течение всей жизни благодарно относился к Жилиным, а Мария Александровна стала крестной его детей. 

Карьера Петра Дмитриевича в Тобольске продолжилась. В 1830 г. он поступил на службу в губернское правление казначеем, спустя несколько лет стал надворным советником, а с 1839 г. – коллежским. С собой в Тобольск Петр Дмитриевич привез трех дочерей: Марию, Анну и Софью, сын Александр остался у родственников для обучения в Европейской части России. Мария Александровна, не имевшая собственных детей, материнское внимание и ласку оказывала детям Петра Дмитриевича. Его дочери выросли в окружении любви и заботы, получили хорошее образование и покинули Жилиных. 

В конце 30-х – начале 40-х годов в Тобольск на поселение начали прибывать декабристы. Раньше и прочнее других в городе обосновался генерал- майор Михаил Александрович Фонвизин. Его семья вскоре поселилась в хорошем доме, недалеко от Богородице- Рождественской церкви и Жилиных. Многие из декабристов были участниками Отечественной войны 1812 г. и этим стали близки Петру Дмитриевичу. С новыми поселенцами у Жилиных сложились очень хорошие отношения. Петр Дмитриевич был переписчиком сочинений М. А. Фонвизина, некоторые из них сохранились только благодаря этому. Летом Наталья Дмитриевна Фонвизина выезжала в загородную усадьбу Жилиных. В переписке между декабристами они упоминаются часто. Иван Иванович Пущин, сообщая в письме своему брату о смерти декабриста Степана Михайловича Семенова, уточнил, что при последних минутах жизни среди прочих находились и супруги Жилины. В этом круге общения был и Петр Павлович Ершов, приходящийся дальним родственником Жилиным, и дочери Петра Дмитриевича (им поэт посвятил несколько стихотворений, нежно называя их «кузинами»). 

О характере и поступках Марии Александровны можно узнать из писем Марии Дмитриевны Менделеевой, в них она – образец преданности, стойкости, доброты. В 1854 г. в городе распространилась инфекционная болезнь, декабрист Ф. Б. Вольф и П. Д. Жилин заболели почти одновременно. Владимир Иванович Штейнгель, навещавший больных, сообщал в Ялуторовск Якушкину об их состоянии. Надежды на улучшение не оправдались, Петр Дмитриевич умер 30 августа, а Фердинанд Богданович – в декабре. 

После смерти мужа Мария Александровна продала шесть участков земли на сумму 5680 рублей серебром и в это же время отпустила крестьян на волю. Она пережила любимого супруга на 16 лет. 

НА СНИМКАХ: Д. И. Менделеев; ; П.Д. Жилин. 

К сожалению, портрета М.А. Павлуцкой не сохранилось. 

Елена МАЛЫШЕВА