ИСТОРИИ СТРОКИ 

Ровно 300 лет тому назад по велению Петра I в первую научную экспедицию по Сибири отправился ученый Даниэль Готлиб Мессершмидт. Его имя за давностью лет почти забыто. Но многим сразу припомнится, что в Великую Отечественную войну были фашистские самолеты-мессершмитты. К ним наш герой не имеет ни малейшего отношения.

СПОДВИЖНИК РУССКОГО ЦАРЯ 

Даниэль Мессершмидт (1685-1735) – врач и натуралист, талантливый рисовальщик, поэт, знаток древних языков. Жил в Данциге (ныне Гданьск). В этом городе побывал Петр I и посетил Музей естественнонаучных коллекций профессора Иоганна Филиппа Брейна. Увиденное так впечатлило царя, что он захотел подобную коллекцию редкостей иметь в России. И попросил профессора порекомендовать ему для этой цели толкового человека. Брейн назвал имя своего приятеля Мессершмидта. 

«Сам царь приглашает тебя в Россию, обещает пост директора музея!», – обрадовал тот Даниэля. Мессершмидт охотно согласился. В апреле 1718 года немецкий ученый прибыл в русскую столицу. Он был молод и страстно предан науке. 

Но в Петербурге его ждала неприятность: лейб-медик царя Лоренц Блюментрост уже успел занять эту должность. Русские, чтобы не ломать язык, звали немца Лаврентий Лаврентьевич. Он и своему брату Иоганну добыл пост президента Медицинской канцелярии. Словом, соплеменники не встретили Мессершмидта с распростертыми объятиями. 

Огорчения ученого вскоре развеялись. Петр I велел направить его в Сибирь «для изыскания всяких раритетов и аптекарских вещей». В 1717 году царем был подписан указ, чтобы «древние золотые и серебряные вещи, которые находят в земле древних поклаш (сокровищ), всяких чинов людям велено объявлять в Тобольск. И велено у них брать те вещи в казну великого государя, а отдавать им за те взятые вещи из казны деньги». 

ПЕРВАЯ НАУЧНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 

1 марта 1719 года наш герой погрузил свои вещи на шесть подвод и выехал из Петербурга в Тобольск. Сопровождали его двое слуг и два солдата-денщика. В Москве путешественники присоединились к посольству в Китай и двинулись вместе. По пути Мессершмидт составлял карту дороги. 

В Тюмени ученый сразу обратил внимание на земляные валы и рвы древнего поселения. Это была покинутая Чимги-Тура. 

В наших краях он впервые увидел кости мамонта. Обрадовался находке. В то время некоторые европейские мужи утверждали, что мамонт – огромная амфибия или морское животное. А большинство ученых были уверены: мамонт жил под землей и боялся света. Мессершмидт сделал правильный вывод: «мамонт в родстве со слоном». 

В Тобольске Мессершмидт пробыл полтора года. Он составил каталог растений, собрал большую коллекцию насекомых и птиц, образцы полезных ископаемых. Всё отправил в Санкт-Петербург. Петр I решил узнать мнение об этом в Парижской академии наук. Французские ученые дали высокую оценку. 

Мессершмидт так увлекся, что стал изучать климат Сибири, местные языки, собирать рукописи, делать чучела животных. И была у него цель – найти древние сокровища: металлические изделия, произведения искусства и ремесла, вещи с письменами. Его очень беспокоило, что памятники культуры страдают от людского невежества и жадности. Ушлый люд сообразил, что «бугры» (курганы) содержат древние могилы, в которых скрыты золотые изделия. Мужики, желая обогатиться, раскапывали курганы, уничтожая следы древней культуры. Злодеев ловили, били батогами, казнили. Но чёрных копателей не убавлялось. 

«Жители этой страны так скрытны и скупы в отношении сообщения сведений, в особенности сведений о минералах, могильниках и тому подобных вещах, что без предложения им лакомств и подарков нелегко узнать от них что- либо, стоящее внимания», – писал Мессершмидт. 

Ему пришлось тратить свои деньги, чтобы выкупать редкости. Местная власть не помогала. Губернатора Гагарина тогда обвинили в экономических преступлениях, арестовали и отправили в Санкт-Петербург. У Мессершмидта отобрали денщиков. Но нашлась родственная душа – пленный швед Филипп Иоганн Табберт. Он выучил русский язык, тоболяки звали его Иваном Филипповичем. Другим помощником стал подросток Ваня Путинцев, за него пришлось уплатить 12 рублей. Шустрый мальчишка ловил насекомых, собирал растения. 

Мессершмидт побывал в Ялуторовской и Исетской слободах, зарисовал там древние памятники и каменные статуи. 

Из Тобольска он двинулся дальше по просторам загадочной и неизведанной земли. Красноярск, Мангазея (Туруханск), реки Нижняя Тунгуска, Лена… После Иркутска ученый обследовал Забайкалье, области, граничившие с Китаем и Монголией. В 1721 году Мессершмидт сделал большое открытые. «Между Комарова и деревней Красная – огнедышащая гора», – писал он. Эта «огнедышащая гора» – знаменитое месторождение кузбасского угля. 

Ученый составил карту Сибири (от Уральского хребта до Енисейска), на которой указал месторасположение полезных ископаемых, собрал богатые коллекции минералов и руд. Часть образцов позднее была включена M. B. Ломоносовым в его «Минеральный каталог». 

Даниэль Готлиб упорно искал сокровища. В Красноярске узнал от золотых дел мастеров, что у воеводы Дмитрия Борисовича Зубова много золота из курганов. «Вот почему мне при моей поездке для царского его Величества не удалось добыть ничего курьезного», – с досадой писал Мессершмидт в своем дневнике. 

Условия экспедиции были суровые: зимой – страшные морозы, осенью – распутица, летом – гнус. Плюс ко всему подолгу задерживалась выдача зарплаты. В Абаканском остроге Мессершмидт питался только хлебом и сухарями. «Этак можно ноги протянуть», – посочувствовал сердобольный местный житель и подарил ему 50 кренделей, прачка принесла еды. 

В Енисейске Мессершмидт встретился с капитаном-командором Витусом Берингом. От него узнал, что на Камчатку направляется экспедиция искать берега Америки. А нашему герою шеф Медицинской канцелярии велел возвращаться в Санкт-Петербург. 

На 12 подводах Мессершмидт вез свой багаж, вес которого был 72 пуда (больше тонны). Сколько ценнейших коллекций собрано! Ученый радовался, что есть над чем поработать, он ждал признания и хорошего вознаграждения. Но... 

ИСПЫТАНИЯ 

Ещё в Тобольске с «заумным немцем» дурно обошлись губернатор князь Долгорукий со своим секретарем Баженовым. Стали искать в багаже контрабанду. Не нашли. Смеялись над коллекциями растений и чучелами птиц. Пришлось этих вымогателей одарить подарками. 

27 марта 1727 года путешественник прибыл в Санкт- Петербург. Он надеялся на радушный прием. Но его покровитель Петр I умер два года назад. Завистники Блюментросты помешали Мессершмидту получить должное признание. 

Наконец наступили счастливые дни. Женой ученого стала красавица Эллен Бригитта. Однако супруга всякий раз напоминала: «Не мешало бы выхлопотать должность с приличным жалованием». Даниэля же упорно не приглашали ни в Академию, ни в музей. Мессершмидту хотелось служить науке. Не дождавшись подходящей вакансии, он решил вернуться в родной Данциг. Корабль, на котором он плыл, затонул. Людей спасли, а весь багаж погиб. Мессершмидт лишился ценных книг, рукописей, коллекций… 

Коллега Табберт стал известным под именем Страленберг, опубликовал книгу. А Даниэля Мессершмидта на родине забыли. Он возвратился в Россию с мечтою издать свои труды. Жена Бригитта сказала: «Ты неудачник!», забрала дочку и ушла. Мессершмидт серьезно заболел. В Сибири он подорвал здоровье, от огорчений и душевных переживаний и вовсе слег. Деньги, какие были, утекли как вода. Он оказался в крайней бедности. Некоторые знатные персоны помогали ему. Среди них был священник Феофан Прокопович. 

В 1735 году в возрасте 49 лет ученый умер. История все расставила по местам. Его имя вошло в энциклопедии. Мессершмидт – первый ученый осуществивший научное исследование Сибири, родоначальник русской археологии. Его зоологические коллекции – большой вклад в создание Кунсткамеры. Научные труды Мессершмидта изучали многие поколения ученых. 

НА СНИМКЕ: карта Тюмени конца XYII века. Таким представил первый русский город в Сибири известный голландский политик, картограф, личный друг Петра I Николас Витсен. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото из архива автора/