СКАЗКА 

Жили-были две кастрюльки. Близнецы, да и только! Во всём похожи друг на друга. Вы спросите, зачем купили две одинаковые? Да очень просто. Одну-то хозяйка сама себе приобрела. Как увидела в магазине, так сразу и взяла. Кастрюлька маленькая: на литр всего.

Удобно в такой и кашку сварить, и супчик, и лапшичку для малыша. Беленькая эмалированная с яркой ромашкой на боку. Крышка и ручки удобные – пластиковые. И прихваток не надо, и не обожжёшься. Шла хозяюшка домой и покупке радовалась. А как пришла, сюрприз обнаружила: точно такая же у неё на кухне стоит-дожидается. Подарок от мамочки! Молодая женщина решила одну из них про запас оставить. Поставила она мамочкину кастрюльку на шкафчик. 

И та, что оказалась наверху, возомнила о себе невесть что! Возгордилась, одним словом. Стоит и пыжится. А та, что на плите, варит с утра до вечера. Маленькому ребёночку всё свеженькое ведь надо. Вот и варит она с любовью для него, отвлекаться ей некогда. С утра до вечера на огне. Вечером только вымоют, да на плите и оставят. Она и отдыху радуется. 

- Эй, ты! Неряха! Замарашка! – раздалось однажды сверху. Это кастрюлька горделивая решила поговорить. И лучше слов не нашла. Трудолюбивая кастрюлька только глаза вверх подняла, посмотрела устало на задиру и промолчала. Связываться не стала, да и уснула тут же. А та, что на шкафчике, уж как злилась да злилась. Но никто её не поддержал. Сковородки, ножи, ложки знали, как достаётся маленькой кастрюльке. Да, и сами устали: работы всем на кухне хватало. 

И вот хозяюшка с малышом уехала куда-то. А кастрюльке отпуск выдался! Пришла на кухню бабушка и донышко её от копоти почистила. Так отмыла, что она заблестела как новенькая. Полюбовалась женщина на свою работу и поставила трудолюбивую рядом с её близняшкой. 

Что тут началось! Горделивая бездельница давно на этой полке хозяйкой себя возомнила! Она считала, что у неё права есть и на место это, и на особое положение на кухне. Начала переживать, что перепутают теперь, которая из них значимая и важная… Злилась, злилась на соседку нежданную и непрошенную. Шипела, бока пробовала шире раздувать. Трудолюбивая на огне так не накалялась, как эта от злости! Злость эта сил ей, видимо, и придала. Подскочила она вдруг к гостье незваной, чтобы сбросить её да одной остаться. И столкнула. Да, вот только и сама вниз полетела. Со шкафчика на стол, со стола на пол обе загремели. 

На шум прибежала бабушка, руками всплеснула. Подняла их, за стол присела, пригорюнилась. У бездельницы и горделивицы вся эмаль отлетела. Ромашки и те на полу остались, не захотели, видать, украшать собою кастрюльку. Повздыхала бабушка печально, поохала, поахала, да и бросила её в мусорное ведро. 

А та, что каши варила, да супы с утра до вечера, целёхонькой осталась. Ничуть не пострадала. Закалила, значит, её жизнь трудная. 

Тут и сказочке нашей конец! 

Марина СИЛИНА