СЛОВО О ДРУГЕ 

На журналистском сленге многостаночниками называют тех, кто одинаково успешно владеет сразу несколькими жанрами. Для них не составляет особого труда, написав, допустим, очерк, взяться за фельетон, а вдобавок сочинить пару-тройку колких эпиграмм или разразиться поэмой.

Не скажу, что среди моих собратьев по перу таких людей много, скорее, они исключение из правил. Подобным универсалом был, к примеру, Юрий Зимин, которому 5 мая исполнилось бы 85 лет. 

…Родители его, когда сошлись в начале 1930-х, до этого уже сочетались браком. Родня приняла их новый союз в штыки: уж больно разные были новоиспеченные супруги по социальному статусу. Отец Юрия рос в семье священников – такие в те годы слыли людьми неблагонадежными. Мать же была комсомолкой- активисткой, ходила в кожанке, участвовала в раскулачивании… Мезальянс, однако! Но, как говорится, сердцу не прикажешь. 

Молодожены были вынуждены бежать от родственников, хотя женщина была на сносях. Мальчик родился ночью буквально в открытом поле. Назвали Юрой. 

На какое-то время беглецы осели в деревушке Малая Брусяна под Свердловском, протянувшейся вдоль Сибирского тракта. Здесь, в небольшом бревенчатом доме близ речки, неподалеку от соснового бора, и проходило детство будущего писателя. Мальчик ловил в речке рыбу, попадались и раки. 

Наступил черный 1941 год. Отец ушел на фронт и вскоре погиб. Мать тяжело заболела. Груз ответственности за судьбу семьи лег на хрупкие плечи восьмилетнего пацана. Он собирал окурки возле уходивших на фронт эшелонов и, выпотрошив их, продавал эрзац-табак, чтобы купить хлеба. Жить было трудно, почти невыносимо. Впоследствии это скажется на его здоровье. Тогда же у мальчишки была одна цель – выжить, к тому же больная мать нуждалась в его поддержке. 

«Детство как детство – у миллионов такое было, – читаем мы в посмертно изданной автобиографической повести Ю. Зимина «Где ты, мой дом?» (датированная 1980-м годом, она увидела свет лишь в 2008-м в издательстве Юрия Мандрики). – На уроках от голодухи засыпали. На железнодорожной станции вагоны со жмыхом ждали в надежде при разгрузке подобрать отломившийся кусочек и сосать его, чтобы желудок не тосковал». 

Однажды на вокзале он встретил цыган, которые сманили его в свой табор. Кочевая жизнь, ночевки у костра, трогающие душу песни – все это поначалу было по нраву мальчику. Но тут произошел случай, резко изменивший жизнь юнца. Как-то цыгане заставили пацана влезть через форточку в чужой дом, чтобы изнутри открыть дверь. Хозяин, однако, спал чутко и поймал незадачливого воришку. Наутро он отвел его в ремесленное училище при заводе Уралмаш, где Зимин и остался. В конце учебы его нашла мать. 

Жили они в Свердловске, Юрий работал на заводе в литейном цехе, одновременно учась в вечерней школе. Повзрослев, начал писать стихи, стал посещать литобъединение при газете «Уральский рабочий». Тяжелые нагрузки на работе, голодное детство дали о себе знать: Юрий серьезно заболел и вынужден был уйти из цеха в заводской клуб. Уже тогда он часто публиковался в местной прессе, поэтому его заметили, пригласили работать сначала в белоярскую районную газету, а затем в «Уральский рабочий», где он долгое время был нештатным автором. 

В 1950-е ему стало тесно в рамках газеты, и он переходит собкором на областное радио. Подготовил десятки интереснейших репортажей о буднях уральских мастеров, а затем вдруг сорвался в Тюмень, где уже стали открывать первые нефтегазовые месторождения – решил, что здесь он сейчас нужнее. 

Почти десять лет жизни, пожалуй, самых плодотворных, отдал окружной газете «Красный Север». Писал много, пробуя себя в разных жанрах: очерк- былина, репортаж в стихах, сказ-очерк. О геологоразведчиках и буровиках, о рыбаках и оленеводах. Его охотно печатают солидные журналы и альманахи – в частности, «Уральский следопыт» и «Работница». 

В 1966-м году в Свердловске выходит книга Ю. Зимина «Фамильный подарочек» – об истории, культуре и быте ненцев, написанная в самобытной сказовой манере. Молодого автора заметил, будучи уже маститым, Иван Ермаков и дал ему свое писательское благословение. 

Тогда же Юрий Семенович всерьез и глубоко начал изучать фольклор северных народов, записывал легенды, стал пробовать себя в качестве переводчика и драматурга. Известный тюменский ученый-культуролог Владимир Рогачев и вдова Юрия Семеновича Людмила Захарова, доктор филологических наук, когда-то писавшие о Ю. Зимине, называли его одним из основателей русской литературы на Ямале. «Блестящий и смелый публицист 1960-х годов, которого за правдоискательство и веселый нрав любили в самых дальних селениях, автор сотен публикаций, около 20 авторских книг и персональных разделов в альманахах и сборниках…». 

Увы, независимый и честный характер Зимина осложнил его отношения с чиновниками от литературы. Его книг было более чем достаточно для приема в СП СССР. От членского билета тогда зависело многое – тиражи, гонорары, попадание в элитарную обойму. «Но Зимин не мог ловчить и пресмыкаться, не боялся высказывать свое нелицеприятное мнение о книгах, осыпанных комплиментами официоза, – читаем мы далее. – Недоброжелателей хватало, а потому в СП Зимина не приняли. Сила его таланта раздражала. Чтобы опорочить, стали говорить про его переводы, что они якобы не отвечают духу ненецкой поэзии…». Хотя тот же Ермаков сравнивал переводы Зимина с «Песней о Гайавате». Убедитесь сами: 

Это песня не из робких. 

В просоленных жестких робах 

Ту жемчужину из нефти 

Вправили в кольцо дорог… 

С кем же дружбу водит племя? 

Стойкость – щит в ладонях грубых, 

Честность – с нею хоть в разведку. 

Верность – выручит, спасет… 

«Зимин нашел в ямальской поэзии экспрессивное начало. Синтез ненецкой эстетики и русского духа. Неповторимо и выразительно в космических красках Севера, – читаем мы у Л. Захаровой и В. Рогачева. – Духовное возрождение Ямала… во многом связано с тем путем, которым шел на Севере настоящий человек и писатель Ю.Зимин». 

В 1990-е Юрий Семенович работал ответственным секретарем в областном еженедельнике «Согласие», в 1994–1999 гг. возглавлял областную детскую газету «Лесовичок», где был един во многих ипостасях: экспедитор, курьер, художник, фотограф. Он писал для детей сказки, рассказы и стихи, придумывал загадки, ребусы и разные головоломки. 

С 1968 года по причине тяжелой болезни жил в п. Боровском, в благоприятной для него микроклиматической зоне. «Юру в основном подпитывала собака, – вспоминал мой старший коллега Юрий Машинов, одно время работавший с писателем в «Тюменской правде». – Зимин проживал рядом с Боровской птицефабрикой. Отдельные жуликоватые работники предприятия перебросят через забор по тушке курицы, чтобы после смены, пройдя пост охраны, без проблем «отовариться». Пес, отпущенный на выгул, откопает тушку в сугробе и принесет хозяину. Снова бежит». 

Там же, в Боровском, которому писатель посвятил гимн в стихах, Зимин и умер 13 января 1999 г. Похоронен на местном кладбище. 

Владимир ПОРОТНИКОВ