КУМИРЫ 

Ее появление на советской эстраде стало как глоток свежего воздуха. Мы словно приоткрыли дверь в неведомый мир, туда, куда многие хотели, но мало кого пускали. В ней все было фирменным – манера двигаться и одеваться, особый шик и неповторимый акцент, от которого млели не только мужчины, но и женщины. С первых песен стало ясно: родилась новая звезда. И как все-таки летит время. 31 марта певице Лайме Вайкуле исполнилось 65 лет. 

Годы ее не изменили. Все тот же неповторимый изысканный стиль, прекрасная хореография и не исчезающий акцент, ставший визитной карточкой певицы. Относиться к ней можно по-разному, но никому никогда не придет в голову назвать Лайму неталантливой. Она хороша настолько, что ей были рады самые лучшие залы мира. Один из голливудских продюсеров назвал Вайкуле советской Мадонной, но не в плане эпатажа, а в смысле работоспособности, когда из каждой песни получается законченный номер со своей драматургией. Самой Лайме такое сравнение льстит. Она говорит, что прекрасно понимает, каких усилий стоит Мадонне оставаться всегда в прекрасной форме, не теряя своего зрителя. 

Лайма Вайкуле не мечтала о карьере эстрадной певицы. Девушка серьезная, она хотела поступать в мед- институт. Смеется, что сейчас бы уже была ведущим хирургом и заведовала своей клиникой. Зная упертость ее характера, прибалтийскую основательность, не сомневаюсь, на каком бы поприще ни трудилась Вайкуле, в любом случае ее бы ждал успех. 

Латвия всегда была почти заграницей. И по стилю жизни, и по наличию импортных товаров. В их числе и записи иностранных артистов, которые привозили моряки, ходившие в загранкомандировки. Этот совершенно особый мир притягивал своей эксклюзивностью. (Знаю о нем не понаслышке, бывая в советское время в Латвии, пусть и ребенком, всегда поражалась, насколько тут все не похоже на серую провинцию). Вот эта жизнь и увлекла юную Лайму. Помимо прочего в Латвии существовало варьете. Она пошла на прослушивание и уже вскоре стала примой, на выступления которой специально приезжали из других городов. Она была звездой, но звездой полусвета. А так хотелось покорить концертные залы, начиная с легендарного «Дзинтаре» в Юрмале. Но для того чтобы выйти на большую эстраду, нужен репертуар. Над ним поработал мэтр советской песни Раймонд Паулс. Он же посоветовал Лайме петь по-русски для охвата большей аудитории. Вайкуле неохотно согласилась, но результат превзошел даже самые смелые ожидания. 

После записи вместе с Валерием Леонтьевым композиции «Вернисаж» ее узнала вся страна. А потом были «Скрипач на крыше», «Деловая женщина», «Еще не вечер». Лайме отдавали все лучшее эфирное время. Она осталась актуальной и после распада СССР. Не отошла в тень, охотно приезжала на гастроли в новую Россию, обзавелась здесь собственными авторами. Благодаря ей, Раймонду Паулсу и Игорю Крутому в Юрмале возродили конкурс молодых исполнителей, давший дорогу многим артистам. Он бы существовал и дальше, но в угоду политических амбиций его перенесли в Сочи. В силу этих же амбиций Лайма едва не оказалась под запретом в нашей стране. И только потому, что отказалась ехать на гастроли в Крым. Как будто гастрольный график не личное дело артиста. 

Ее дом в Юрмале такой же арт- обьект, как зал в «Дзинтаре» и знаменитая черепаха на пляже. Когда проходят экскурсии по городу, обязательно его показывают, внутрь, правда, не пускают. Хотя как он выглядит, знают все – там не раз снимали клипы певицы. Лайма идет в ногу со временем. Шутки ради завела вместе с Аллой Пугачевой блог. И он стал мегапопулярным. Не боится записывать дуэты с молодыми артистами, поскольку не выглядит как бабушка латвийской эстрады. 

Юлия КОНКИНА фото/