ИСТОРИИ СТРОКИ 

На экраны страны вышел фильм «Тобол», где показаны события петровского времени. При первом губернаторе Сибирской губернии Матвее Гагарине на поиски золота отправилась экспедиция Бухгольца. Среди участников похода были пленные шведы… В Тобольске они оказались после блестящей победы под Полтавой, которая произошла 310 лет тому назад. Словом, у нас есть отличный повод рассказать достоверную историю о том времени. 

АРТИСТЫ, УЧИТЕЛЯ, УЧЁНЫЕ... 

Итак, в свои именины 8 июля 1709 года Петр I разбил армию Карла XII, считавшуюся самой сильной в Европе. В плен было взято 17 тысяч солдат и офицеров. Нижние чины попали на заводы и рудники, а офицеры – в крупные города. Около тысячи пленных не простого роду- племени оказались в Сибири. 

Шведские поселенцы не теряли зря времени. В Тобольске один лейтенант организовал кукольный театр. Капитан Курт Фредерик Врех открыл школу. В Тюмени полковой лекарь Яков Шульц лечил местных жителей и вел осмотр граждан, призывавшихся на службу в царскую армию. Капитан Иоганн Бернгард Мюллер сопровождал митрополита Филофея (Лещинского) в поездке по остяцким и вогульским землям. Митрополит проповедовал православие. А его провожатый записывал свои впечатления. Потом Мюллер написал бесценную для краеведов работу «Жизнь и обычаи остяков – народа, живущего почти до самого Северного полюса». 

Капитан Филипп Иоганн Табберт в 1720 – 1722 годах участвовал в экспедиции Мессершмидта. Свои исследования Сибири Табберт отразил в картографическом сочинении «Карта России и Великой Татарии». Он же автор нескольких книг по географии, истории и этнографии Зауральской земли. Труды его были опубликованы за границей и вызвали огромный интерес у европейского читателя. 

Были среди ссыльных и настоящие мастера. Их изделия пользовались спросом по всей России. Серебряные сервизы, расшитые золотом и серебром ткани, чепраки отсылались для продажи в Москву. Опытные строители возвели в Тобольске каменное здание губернского казначейства. Народ назвал его «Шведской палатой». 

Несколько шведских пленных были взяты в экспедицию Бухгольца. На Ямышлевском озере, где зимовала экспедиция в 1715-1716 гг., на нее напали войска джунгарского тайши. Не многим удалось спастись. Некоторые шведы оказались в плену у калмыков, участвовавших в нападении. Среди них был сержант шведской артиллерии Иоганн Густав Ренат. Об этом сообщает знаменитый историк XVIII века Герард Миллер: «…шведский штик-юнкер Иоганнес Ренат впоследствии научил калмыков плавить железную руду, отливать пушки и бомбы, вел как главнокомандующий калмыцкие войска против китайцев и, захватив неисчислимые сокровища, в 1733 г. через Сибирь и Россию вернулся в свое отечество». 

В Тюменском областном архиве уцелели указы губернатора Сибири, выписки из журналов воеводской канцелярии о пребывании в Тобольской губернии шведских военнопленных. Уцелели чудом. В ХVIII столетии частые пожары уничтожили многие фонды Тобольской приказной палаты и губернской канцелярии. Не огонь, так другие напасти возникали. И через 15–20 лет дела приходили в негодность или исчезали бесследно. Указы губернатора и челобитные ссыльных писались на голландской и польской бумаге. Стоила она больших денег. Бумага импортная с филигранями (водяными знаками), высочайшего качества. Документы интересны тем, что они бытового, житейского плана. 

ПЛЕННЫЕ СВОБОДНО ХОДИЛИ ПО ГОРОДУ 

Шведы свободно могли ходить по улицам сибирских городков. Конечно, свобода у них была относительной. Чтобы шведы не сбежали куда-либо, за ними вели присмотр специально назначенные лица. Каждый пленный получал из казны по две деньги и полтора четверика ржи в месяц. Негусто. Поэтому шведам разрешалось зарабатывать на жизнь. Те, кто никаким искусствам и наукам не был обучен, торговали вином и пивом. Выгоду от того получали приличную, но и неприятности от питейного продукта случались. 

«…Сего 1716 года августа 8 день били челом Великому Государю шведские полоненные прапорщики Гаврило Люн, Лярс Галберий, – пишет подьячий. – Продают они из откупу в Тюменском уезде на Кармацком погосте вино и пиво. В прошлом 1716 году, в сентябре месяце, приехав к ним в ночи беглые солдаты Василий Парников, Василий Курбатов, Семен Тагилец да Карнацкого погоста житель Иван Годенов, тобольский беглый ямщик Иван Макаров, просили у них вина и пива. Им не дали, зато их вышеозначенные беглые солдаты били, увечили смертными побоями. У избы окна и двери изрубили топорами и хотели зажечь. Взяли у них грабежом денег два рубли двадцать четыре алтына да вина по цене рубль на шесть алтын, пива на три алтына на две деньги, коробью с пожитками и закладное, которое они имали у посторонних людей, – всего по цене на шесть рублев. 

На вышеозначенных воров полоненники били челом прежнему тюменскому коменданту господину Зубову. Но он-де, комендант, из караула вышеозначенных воров освободил и указу никакого не учинил. Посему названных разбойников надобно сыскать и подлинное их дело прислать в Тобольск губернатору Сибири князю Гагарину». 

Жаловаться на лютых вымогателей пострадавшие ходили в приказную избу. В избе той было пять столов: разрядный, денежный, хлебный, судный и ясачный. Столы еще называли повытьями – от слова «выть». Название очень образное и меткое. 

В том же 1716 году в приказную избу пришла весьма многочисленная делегация: от детей боярских, казаков, пашенных и оброчных крестьян, служивых татар и бухарцев. Записал подьячий челобитную, обращенную к Державнейшему царю-государю. 

«Шведы в домах наших живут нечинно. Рабов твоих, государь, всячески скверными словами и блудным воровством бесчестят. Мы, рабы твои, по твоему государеву указу, всякого чина служивые люди, бываем по разным государевым службам и посылках непрестанно. И мы, тяглые люди, бываем по отъезжим пашням по вся дни. А в домах шведы с нашими женами и детьми остаются. 

Всемилостивый государь, вели им, шведам, на их деньги казармы построить. Жить бы им, шведам, в казарме, по скольку человек ваше величество укажет, чтоб нам, рабам твоим, от шведского утеснения и бесчестия впредь вконец не разоритца». 

Словом, случались инциденты между иноземцами и местными жителями. Сибирский губернатор Матвей Петрович Гагарин симпатизировал и покровительствовал шведам. За годы своего правления сановник раздал пленникам из государственной казны свыше пятнадцати тысяч рублей. Благотворительность вызвала великий гнев Петра I: Северная война и так истощила денежные запасы. Дошли до царя и слухи, что его ставленник Гагарин якобы задумал отделить от России Сибирскую губернию. Самую громадную губернию, раскинувшуюся от Урала до берегов Тихого океана! Этого Петр простить не мог. В Петербурге Гагарина пытали, два года держали в адмиралтейской тюрьме. Он написал покаянное письмо Петру I, обещал уйти в монастырь, но 16 марта 1721 года в присутствии царя был повешен перед окнами Юстиц-коллегии. Тело его висело до ноября того же года… 

И все же 15 тысяч казенных денег не зря было потрачено. Пленники подняли культурный статус Сибири. Понимали это в Синоде. Из Петербурга пришло послание, одобрявшее браки русских со шведами. Многие из пленников перешли на службу к царскому Величеству. «За что каждому в месяц служивому выдавалось по два рубля с полтиною, провианту муки аржаной и овса». Некоторые приняли веру христианскую и сменили свои имена на русские. Женились православные шведы на местных красавицах, хозяйством обзавелись». 

Чиновники и офицеры, взятые в плен в Прибалтике, ссылались в Сибирь с женами и детьми. Дети их посещали Тобольскую школу, открытую капитаном Врехом. Сначала в школе обучалось 10–15 детей, а в 1721 году в ней насчитывалось уже 139 учеников: шведов, русских, украинцев. Учителями были пленные шведы. Они работали бесплатно, а средства на содержание школы складывались из добровольных пожертвований богатых сибиряков и денежных переводов из-за границы. 

От родственников, оставшихся на родине, пленники получали посылки и письма. Словом, обжились, попривыкли к Сибири. В 1721 году Россия и Швеция заключили мир. Пленным разрешили вернуться домой. Из тысячи человек 400 пожелали остаться в Тобольской губернии. Этому, наверное, ничуть не удивились местные жители. В первой четверти ХVIII столетия в Тобольске и Тюмени жили русские, казаки, украинцы, татары, бухарцы, немцы, в общем, была дружная семья народов. 

ШВЕДСКАЯ ДЕЛЕГАЦИЯ 

В июне 2006 года в Тюмень и Тобольск приезжали ученые и музыканты из Швеции, чтобы своими глазами взглянуть на землю, на которой оказались их соотечественники три века тому назад. Гитарист Миро Симич появился на публике …в военном мундире времен Карла XII. В таких одеждах и ходили по Тюмени, Тобольску пленные шведы, пока не разжились сибирскими шубами да кафтанами. Г-н Симич рассказал, что пленный офицер, дирижер Густав Блиндстрем создал оркестр военной музыки в Тобольске. В его репертуаре были полонезы, менуэты, марши, польские танцы. Пленные шведы сочиняли музыку, ноты сохранились, так что и через три столетия ее можно услышать. И, к изумлению собравшихся, шведский музыкант вместе с тюменской коллегой Натальей Чубка исполнил драгунский марш пехоты. 

Зарубежный гость отметил: «Три века назад Швеция получила великий урок. С тех пор наша страна не вступает в войны». 

МАЗЕПА – БЫВШИЙ СОРАТНИК ПЕТРА I 

На Украине памятник, установленный в честь победы под Полтавой, был исписан похабными словами, шлемы изуродованы, пушки завалены мусором…. Мазепа – бывший соратник Петра I, предавший его, перейдя на сторону шведов, считается на Украине национальным героем. Он же, Мазепа, намеревался выдать шведского короля русскому царю взамен на свое прощение… 

На Украине события трактуются по-своему: Иван Мазепа поднял антиколониальное восстание, а Петр I ответил террором. Существовало якобы украинско- шведское соглашение. Шведские историки на всяческие измышления отвечают: «Для нас история – это прежде всего наука. После Карла XII и Наполеон, и Гитлер хотели завоевать Россию, но были победоносно разгромлены…». 

НА СНИМКАХ: так выглядели Тобольск и Тюмень в начале XVIII века (старинная гравюра по рисунку художника Бергана); шведский музыкант Миро Симич. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/