РАССКАЗ 

С некоторых пор его чувства утончились. 

Когда и почему? Наверное, этого никто не знает. Да и нужно ли? 

Просто однажды он заметил, что уловил нечто трепетное в себе, и это едва колышущееся внутреннее движение стало обращать на себя внимание. 

– Что это? – удивился он. – Зачем? 

Никогда прежде он не жаловал сантименты. А тут вдруг, возможно, впервые, ему стало приятно и даже радостно от этого. И радость та была тихой, тонкой, как младенец, едва народившийся внутри. 

Он удивился себе: прежде на подобные нежности не обращал внимания, гнал их от себя, посмеиваясь: «Негоже нюни распускать!». Когда же встречал подобную утонченность в других, презрительно обзывал их про себя «слабаками» или «маменькиными сыночками», в зависимости от возраста. 

А тут, поди ж ты, сам стал таким – чувствующим особенно! И зачем это, спрашивается? Совсем не понимая, что происходит, он вдруг решил для себя, что и не хочет разбираться: пусть оно будет, а потом поглядим! 

Тем паче, что и случались подобные озарения редко. Вначале редко... 

Для себя он определил это как Прикосновение. Будто кто-то невидимый трогал его сердце ладошкой. И, собственно, не трогал, – касался или просто приближался к нему. И всегда это было по-разному. 

Однажды он почувствовал нечто подобное, когда взял на руки сына. Впервые. Новорожденного. Сын не был первенцем. Уже подрастали старшие: дочка и мальчуган с родными глазами, в которых он с радостью тонул. А этот пришёл особенно. 

Как будто с великой мудростью, в Дар. Как некое, ещё не познанное таинство. И приняв его: и дар, и младенца, он ощутил трепетное Прикосновение. Глубоко. Прямо внутри своего сердца, словно огонёк вспыхнул! Мелодия зазвучала! Солнышка прибавилось! 

В другой раз Прикосновение пришло нежданно: как будто лапкой лохматой кто-то прошёлся и коготками по сердцу процарапал. И боли-то особой не случилось, а как-то заныла, заплакала беззвучно Душа. И неутихающая, необъяснимая тревога поселилась в груди: не прогнать, не обойти, не спрятать себя от неё. 

Рука потянулась к телефону: 

– Мам, ты как? 

– Здравствуй, сынок! Думала о тебе, вот ты и позвонил… 

– Да-да, у меня всё хорошо! 

– Конечно, я всегда думаю о тебе, но очень хотелось услышать... 

– Обо мне не волнуйся! 

– И ты береги себя, родной! 

Утром мамы не стало. Ушла тихо, светло. Позвонила соседка, сказала. Прикосновение, обжигавшее тревогой всю ночь, расплескалось пылающей рекой невосполнимой утраты, всполохами воспоминаний и недосказанных фраз. 

Со временем он научился распознавать, чьё Прикосновение его вызывает. Уже не глядя на экран, знал, кто звонит или пишет. Порой не только узнавал, кто говорит или думает о нём, но и что. Конечно, не дословно – воспринимал суть, образ. И радовался тому, что чаще стали приходить прикосновения тёплые, добрые, деликатные. На смену молодому азарту и стремлению всем доказать свою силу, значимость, умение приходила зрелость. 

Уже ушла дерзкая потребность доказывать свою правоту. Внутреннее чувствование себя и мира оформилось столь целостно и масштабно, что стало само уже излучать. Окружающие люди читали и воспринимали это его обретенное богатство, потому-то и Прикосновения их становились уважительно-почтительными. 

Зрелое сердце прирастало мудростью. Уже каждое Прикосновение не было случайным. Всё обретало смысл, цвет, звучание, запах. 

Он стал избегать шумных компаний, больших скоплений людей. Загородный дом всё больше тянул в свои объятия из суматошного города. Дома его окружала семья – родные – любимые и любящие, там выплывало осознание важности, ценности и цельности каждого мгновенья, там всё обретало смысл. 

А ещё он полюбил встречать и провожать Солнце. Это стало его ритуалом. Особенно нравилось утром, пока ещё все спят, наблюдать, как занимается зарево, меняя очертания и краски вокруг, как вначале медленно, а затем всё стремительней выкатывается Солнышко и начинает новый- старый свой путь по небосклону. Нравилось замечать, как в ожидании Светила смолкает всё живое и взрывается неистовым многоголосьем с приходом Ярила!

Ему так полюбились эти рассветные минуты, что, сам того не заметив поначалу, он стал разговаривать с Солнышком: здороваться, звать, рассказывать ему о своих планах и даже спрашивать совета... 

Сегодня он проснулся раньше. Будильник уже давно вышел из употребления: внутренние часы были точнее и надёжнее. Но сегодня его разбудило Прикосновение. Оно было новым и особенно торжественным. Ему почудилось, что зазвучала величественная и нежная музыка: знакомая и неизвестная, лёгкая и ошеломляющая... И радость разлилась мгновенно, согревая и наполняя бодростью. Ему даже почудилось, что его кто-то позвал! 

А Прикосновение никуда не уходило, не таяло, наоборот, – разрасталось, всё больше вспламенялось и ширилось! Он чувствовал, что внутри что-то нарождалось – огромное – родное – светлое! 

Он поспешил навстречу пробуждающейся природе и, против обыкновения, выскочил босиком на талый снег, словно в росную шёлковую траву, раскинул широко руки и замер в немом ожидании восходящего Светила! 

Сердце клокотало и полыхало новым ярым пламенем! Ярая Сила вскипала – являла себя Благотворительной Любовью – той Любовью, которая творит саму жизнь! Краешек Солнышка поднялся над горизонтом, а в беззвучной внешней тишине набатом, колокольным перезвоном задавало ритм его сердце. Казалось, что ударам его сердца внимали деревья и птицы, облака и ручьи: все живое послушно ритму его сердца задавало и свой собственный! Уже полушар загорелся над миром, а сердце стучало: «Ярое Солнце! Ярое сердце! Ярое Солнце – ярое сердце!». 

Когда полный шар полыхающего Светила оторвался от горизонта, слепящий мгновенный луч метнулся прямо в сердце и обжег, и воспламенил, и взорвал его, родив внутреннее Ярое Солнце Души! 

В груди полыхала Душа! 

В груди пламенело сердце! 

Ярое сердце Ярой Души! 

Ярое солнце Ярой Души! 

ЗДРАВИЦА 

Здравствуй, Солнце! 

Здравствуй, Ярое! 

Здравствуй, Доброе, 

Жизнью Правое! 

Здравствуй, Море! 

Даль бескрайняя! 

Сила вольная, 

Мудрость давняя! 

Здравствуй, Воздух! 

Духа вольница! 

Песней вышнею 

Жизнь наполнится! 

Здравствуй, Мать-Земля! 

Твердь – кормилица! 

Земля Русская – 

Жизни Житница! 

Здравствуй, 

Жизнь-Краса! 

Жизнь прекрасная! 

Силой Праведной 

Благодатная! 

Елена МАЙСТРЕНКО