ПАМЯТИ ГРИГОРИЯ ПОНОМАРЕНКО 

2 февраля композитору Григорию Федоровичу Пономаренко исполнилось бы 98 лет. Он погиб в автоаварии 23 года назад. Среди его многочисленных музыкальных произведений есть песня о Ярково на слова собственного сочинения, которую он написал в декабре 1984 года, будучи с концертом в нашем селе. Его скоропись на подаренном мне тогда буклетике заканчивалась сулящими надежду словами: «До новых встреч!». 

Было это так. Известие о приезде популярного композитора в наше Ярково моих земляков обрадовало, а меня (я работал тогда секретарем райкома КПСС по идеологии) порядком озадачило. Стояла холодная зима, маломощная котельная тянула из последних сил, но никак не могла нагреть недавно запущенную махину – новый Дом культуры. До этого мне уже пришлось стерпеть упреки областного начальства, что заморозил артистов Тюменского драмтеатра. Как я сейчас заслуженному композитору в глаза смотреть буду? 

Увиделись мы с Григорием Федоровичем незадолго до концерта. Зайдя в «закулисье», я уверенно направился на звуки баяна, исполнявшего не известную мне дотоле пономаренковскую мелодию. Войдя в артистическую, я увидел… В общем, в лицо-то я его узнал без труда, хотя на буклетах он был изображен в более цветущем возрасте. А вот его гардероб… Даже наш районный баянист Миша так не одевался. На композиторе был теплый полушубок внакидку, шапка-ушанка, валенки. Торопливо дорисовав нотные крючочки на разлинованном от руки листочке, мужичок вскинул на меня глаза, удовлетворенно произнес: 

– Как раз закончил. Давайте знакомиться: Григорий Пономаренко. 

Представившись, я не мог не задать ему вопрос: как он догадался захватить теплые вещи? 

– Э, дружок, – улыбнулся Пономаренко, – это ты у новичков спрашивай. А я-то знаю, что значит зима в Сибири. 

Но на сцену немолодой уже композитор вышел в костюмчике. В переполненном пальтово-шубном зале воцарилась неловкая атмосфера. Сосед по креслу ветеран Дмитрий Никитич Чемагин зашептал мне в ухо: 

– Куда смотришь, секретарь, заморозим композитора. Уговори одеться… 

– Ну, раз вы так настаиваете, – улыбнулся Пономаренко… 

В общем, уговорили. Концерт продолжался. Песни исполняла малоизвестная тогда Вероника Журавлева (ныне она народная артистка России), а композитор сам аккомпанировал ей на баяне. 

Песни все были до последней строчки знакомы залу, не раз исполнялись нами в дружеских компаниях. Открытие наше было лишь в том, что музыку к ним ко всем написал один человек. Вот этот улыбчивый весельчак с баяном. «Оренбургский пуховый платок», «Тополя», «Сольвейг», «Отговорила роща золотая», «Не жалею, не зову, не плачу», «А где мне взять такую песню» и еще много других, на стихи Виктора Бокова, Александра Блока, Сергея Есенина, Маргариты Агашиной… 

Под конец Григорий Федорович сказал, что хочет и сам спеть. «Песня о Ярково», – объявил он. Аплодисментам не было конца. Так вот что он сочинял перед нашей встречей, догадался я. 

После концерта мы устроили артистам небольшой ужин в ресторане. Разогретый теплым приемом зрителей (а были от всего зала и хлеб-соль, и цветы), композитор был в приподнятом настроении, шутил, рассказывал интересные истории из своих многочисленных гастролей. А в конце ужина подарил ноты песни о Ярково и теплый автограф, подписанный прямо на портрете, где он такой молодой и задорный. В моей памяти он таким и остался, народный артист, композитор Григорий Пономаренко. 

Тот автограф заканчивался словами: «До новых встреч!». Может, и побывал бы он еще в Ярково. Если бы в январе 1996 года его жизнь не унесла автокатастрофа. 

Кроме артистических наград и званий, в послужном списке композитора орден Отечественной войны I степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Золотая медаль Советского фонда мира. Им написаны пять оперетт, духовная хоровая музыка «Всенощное бдение», концерты для баяна с оркестром, квартеты, пьесы для оркестра народных инструментов, оратории, произведения для домры, баяна, музыка к спектаклям драматического театра, к фильмам, множество песен – в целом около 970 произведений. В Краснодаре, где он провел большую часть жизни, ему поставлен памятник, его имя носят школы искусств в трех районах Краснодарского края. Помнят его и ярковчане, которым он в далеком уже 1984 году подарил незабываемый концерт и песню о Ярково. 

Юрий БУБНОВ, с. Ярково