ВОСПОМИНАНИЯ 

Тюмень – самый старый город Сибири. Более того, археологические изыскания 2000-х гг. в районе Большого Городища (ул. Энгельса, Перекопская, Гайдара) выявили неопровержимые свидетельства существования поселений задолго до основания Москвы. А раскопки казанского ученого Флоринского, проведенные в различных регионах Зауралья в ХIХ-ХХ вв., позволили сделать вывод о том, что более древними в Сибири были вовсе не монгольские племена, а славяне.

Есть версия о том, что сельские поселения славян – например, в Тобольской губернии – существовали и до покорения Сибири. Причем славянские и неславянские народности жили в атмосфере сотрудничества и взаимопомощи. 

Согласно преданию в Тюмени вплоть до открытия в конце ХIХ в. железной дороги не было особой нужды заботиться о безопасности своих домов. Замки на дверях чаще всего выполняли номинативную функцию, и общение между соседями больше напоминало родственное. Автору этих строк удалось лично убедиться в этом. Особо яркие впечатления остались от дружбы с семьей Шишкиных-Скоровых-Ковязиных. 

Борис Николаевич Шишкин был музыкантом, педагогом, исполнителем и аранжировщиком. В 1920-30-х гг. состоял в классе Марии Владимировны Колокольниковой (умерла в 1940-х в преклонном возрасте). Известная в Тюмени и за ее пределами пианистка, супруга одного из совладельцев знаменитого торгового дома (на средства этого семейства в 1914 г. был построен дом-дворец, ныне в нем строительная академия по ул. Луначарского), Колокольникова сумела привить способному юноше любовь к классической гармонии. В дальнейшем Б. Шишкин учился в Свердловском музучилище, окончил его с «красным» дипломом по двум отделениям. Свыше 20 лет трудился на педагогическом поприще, вовлекая молодых людей в спектр духовного творчества. Нередко ученики подолгу проживали в гостеприимной квартире учителя, где продолжительные теоретические собеседования чередовались с чисто человеческим общением. Он был и другом, и наставником, и коллегой своим питомцам, его лицо всегда светилось какой-то редкой душевной теплотой. 

Его хлебосольная Нина Ивановна (ей сегодня 90 лет) выросла в условиях, которые граничат с экстремальными. Дедушка Нины Ивановны (по матери), Александр Михайлович Ковязин, долгое время в качестве лоцмана водил суда по Туре, Тоболу и Иртышу, имел собственный дом на ул. Сургутской (ныне это район ул. Циолковского), где были граммофон, венские стулья и комоды, немецкие часы с боем и коллекция старинных монет. Его отца И.К. Скорова в начале 30-х годов репрессировали, затем расстреляли, маму на длительные годы отправили в ссылку. Тем не менее Шишкины не растеряли любовь к людям, а их дом никогда не был пуст – друзья и подруги двух дочерей и двоих сыновей практически «прописались» у них, сохранив на долгие годы трепетное отношение к этой замечательной семье. 

Благоприятная среда, создаваемая в Тюмени семействами, которые сохраняли культурные традиции, не позволяла многим людям ввергнуть себя в пропасть невежества и лени, а яркий пример благочестивой и скромной жизни в значительной степени скрывал дефицит церковного присутствия в эпоху достаточно мрачную и тревожную. 

До сих пор одно из самых радостных и теплых воспоминаний юности – это уютная, обставленная старинной мебелью квартира Шишкиных-Скоровых-Ковязиных, бой старинных часов и исполнение Борисом Николаевичем вальсов Шопена. Вот с чего для меня и многих моих сверстников начиналась Родина, начиналась Тюмень, лучший город Земли! 

НА СНИМКЕ: вспоминая старую Тюмень. 

Михаил ЯБЛОКОВ 

Тимофей ГЕРАСИМОВ /фото/