ВЫСТАВКА 

В паутине карандашных штрихов, в туманных пятнах пастели, в угольных разводах, в размытых оттисках офортов проступает город, будто сквозь сон или пелену времени, узором сплетенных ветвей на фоне зимнего неба, рисунком древесных волокон на серебряных от старости досках, ломаными отражениями в оконном стекле. Личная Тюмень Ивана Станкова, представленная в его графических работах последних двадцати лет на персональной выставке в экспозиционном зале Тюменского регионального отделения Союза художников.

Он приехал к нам в 1976 году после окончания художественно- графического факультета Одесского педагогического института. Как все, работал в мастерских художественного фонда, выполняя оформительские заказы, и, как все, стремился выкроить побольше времени для творчества. "Занимался сухой иглой, литографией, офортом в разных техниках, – рассказывает Александр Новик, председатель Тюменского союза художников. – В восьмидесятые съездил на творческую дачу "Челюскинская", где в то время собирались все выдающиеся графики России. Позже увлекся рисунком. На выставке присутствует и уголь, и сосус, и карандаш, а также монотипия, смешанная техника, гравюра по картону с добавлениями от руки". 

Сам Иван Иванович вспоминает, как в девяностые после появления множительной техники печатная графика оказалась никому не нужной: "Поэтому я просто брал и рисовал... Но рисунок требовал больше логики, рассудочности. А эмоции я выплескивал в офорты и монотипии. Пробовал рисунок акрилом, сухими смесями, живопись. Это была творческая отдушина. Может быть, поэтому я и сохранился как художник". 

На выставке нет печатной графики в классическом ее понимании, зато есть гравюра на картоне и монотипия – разновидность офорта, когда с печатной формы получают единственный оттиск. Художник экспериментирует с разными материалами, накладывая на гравировальную пластину кусочки ткани или части растений, и в результате добивается интересной текстуры, в которой мерещатся то осенние листья под ногами, то срезы древних окаменелостей. Тенями минувших дней встают на черно-белых рисунках деревянные дома и резные ворота, заборы и башни, мимо которых по улицам едут конные повозки. Причудливы архитектурные формы мягких призрачных гравюр на картоне. Даже приметы наших дней – столбы линий электропередачи, лилово-желтые силуэты автомобилей, слившиеся в сплошной поток, – не выбиваются из общей картины мира, который словно бы выплывает из глубин памяти или воображения. А акварели зыбки, размыты, как взгляд сквозь слезы на пасмурно- дождливый город. 

"Никто, наверное, сегодня не сможет так рассказать о Тюмени, – полагает искусствовед Татьяна Сергейчук. – Это буквально некий параллельный мир. Мы видим образы, которые все узнают, но возникает ощущение, что находишься не в родном городе, а именно в мире Ивана Ивановича, рожденном в его голове, – за счет цвета, состояния, за счет той исторической информации о Тюмени, которую он отыскал". Сам художник вспоминает, что интерес к старой Тюмени пробудила в нем работа над одним из первых интерьерных заказов – для музея-усадьбы купцов Колокольниковых, тогда музея Блюхера. Иван Иванович познакомился с материалами фондов, старыми фотографиями, историей, музейной экспозицией. Столь же обстоятельно он подходит и к решению творческих задач. Каждую технику изучает скрупулезно, тщательно, разбирает ее возможности и конструктивные составляющие. 

"Он очень сложно строит пространство на листе, – подхватывает Александр Новик. – Чувствует цвет, тон... Известный художник Александр Ливанов говорил, что карандашом надо не рисовать, а выявлять белое. Хорошо видно, как Иван Иванович следует этому принципу в своих черно-белых листах. Они очень конструктивные и пространственные, многослойные и сложные. Он много экспериментирует с тональностью, колоритом, с прозрачными красками, накладывая цвет на цвет. Эти цвета сложные, интересные, они очень хорошо выстроены. Работы Ивана Ивановича можно смотреть много и подолгу, каждый раз находя в его листах что-то новое. Тем он и интересен". 

Немало тюменских художников занимается преподаванием, но не у каждого на вернисаже встретишь столько благодарных учеников. Станков работал в художественной школе "Гармония" и двух тюменских вузах, сейчас преподает в индустриальном университете. Многие его выпускники сами теперь учат юных художников и приглашают любимого педагога к своим подопечным. Он не отказывает. Встречается с детьми, проводит мастер-классы, дарит свои работы. Например, передал шестнадцать произведений в фонд картинной галереи Боровской детской школы искусств "Фантазия". 

"Вас я называл "мои дети", – говорит расчувствовавшийся мастер. – А ваших учеников буду называть "мои внуки". А бывшие студенты признались, что в качестве "аватарки" группы, организованной для коллективного общения, установили портрет своего педагога по рисунку и графике: "Так что мы точно вас никогда не забудем". 

Увидеть большую выставку Ивана Станкова – настоящая удача. Чаще его работы неброскими драгоценностями посверкивают в общих экспозициях. "Перед нами цельная музейная коллекция, – подчеркивает Татьяна Сергейчук. – Тюменский музей не обладает графическими работами Ивана Ивановича, я как бывший сотрудник могу это точно сказать. А нынешняя выставка достойна музея самого высокого уровня". 

Кира КАЛИНИНА /фото автора/