ДУМЫ О БЫЛОМ 

К 100-ЛЕТИЮ «ТЮМЕНСКОЙ ПРАВДЫ»

Вообще-то морякам желают под килем этих футов аж целых семь. Фут, по-нашему, – 0,3048 метра. То есть в момент плавания от дна водоема до днища посудины должен сохраняться промежуток в 2,148 метра. Довольно часто не сохраняется. В момент складывания этих строк по ящику показали картинку: в Азовском море напоролся на мель речной – значит, бескилевой – теплоход. Ну, мель – полбеды, беда – когда плавать негде и не на чем. Примерно в такой тональности говорилось в областной Думе на заседании круглого стола под вывеской «Внутренний водный транспорт Тюменской области. Проблемы и перспективы».

Насчет «плавать негде». Водных путей у Отечества было более 100000 километров – это вдвое превышает протяженность сухопутных магистралей. Было. Ныне 50 с чем-то процентов путей заросли мелями – не годятся в качестве водных. Давно уже списана со всех реестров голубая трасса Тюмень – Тобольск. Да, порой по Туре катают людей, но это капитаны делают на свой страх и риск. Факт: знаков навигационной обстановки на акватории нет, лоцманские карты отсутствуют, напряженка с гарантированными глубинами. 

Автор присутствовал на том заседании. Мой сосед по стулу, заглянув в бумаженцию с повесткой дня, вслух заругался: «Эти братья Метельские… – затем, добавив массу слов, не вписывающихся в фарватер русской семантики, добавил: – … развалили Тюменский судостроительный завод». С чего начать: с Метельских или с завода? «Тюменская правда» всегда была в теме самых сложнейших разборок. А разборка случилась типа мама, не горюй! 

Давайте, однако, отложим семейственность на второй план, возьмемся за предприятие. В пятитысячном коллективе трудовых династий насчитывалось десятки. О них в газете ежедневно сообщал рабкор Михаил Семенов. Он, судосборщик, окончил университет общественных корреспондентов при нашей же газете. Таким учебным заведением четверть века руководил бывший фронтовой корреспондент Александр Прокопьевич Фатеев, отец нынешнего экс-ответственного секретаря «ТП» Владимира Фатеева. 

А меня тогда попросили провести прямой эфир со стапелей корабелов – в те времена это ещё было в новинку. Я не в штате телерадиокомитета, до сих пор не знаю, почему хозяйка редакции народного хозяйства Эмма Захаровна Юрченко остановилась на моей кандидатуре ведущего. Похоже, по той причине, что автор некогда служил в системе Госстандарта. 

И вот мы на палубе достраивающейся плавучей электростанции «Северное сияние‑5». Камера с высоты птичьего полета выхватывает территорию завода площадью 57 гектаров, затем перемещается на строительные леса, тут и там полыхают огни электросварки, гремят якорные цепи, пробуют брашпиль… На фоне всего этого ведущий подносит микрофон к директору завода. И Петр Петрович Потапов говорит: 

– Завод основан в 1928 году. К концу первой пятилетки (1929– 1932 годы) тюменская верфь спустила на воду 15 пароходов, 37 лихтеров и барж. С 1947-го по 1992 год завод построил более двух тысяч судов. Это пассажирские теплоходы, сухогрузы и буксиры, рефрижераторы, автомобильные паромы. В октябре 1945 года мой коллега, директор завода № 639 (так тогда именовался ТСЗ) Израиль Натанович Крысов составил сводную ведомость выпуска торпедных катеров за период Великой Отечественной войны: с сентября 1942-го по сентябрь 1945-го тюменские судостроители построили 83 катера Г‑5 и 7 ТКА‑123 бис «Комсомолец». А всего на счету наших земляков более 150 боевых кораблей. 

Микрофон в руках бригадира судосборщиков Федора Полевщикова: 

– Хочу дополнить Петра Петровича. Первый сибирский пароход «Основа» был построен здесь в 1844 году. И мы, потомки, хотим быть достойны предков. Все делаем на совесть. Ведь вот этой, пятой, плавучей электростанции придется так же, как и четырем предшественницам, пройти по Северному морскому пути и пришвартоваться в поселке Мыс Шмидта – это аккурат напротив острова Врангеля. 

Слово имеет главный судостроитель Юрий Лыхин: 

– Да, качество у нас на первом плане. Мы продолжаем работать по заказу Министерства обороны. С военпредами имеем дело. В данный момент находимся на плавучей станции «Северное сияние‑5». Впереди, уверен, будут шестая, седьмая, десятая… 

Увы, на «пятой» тюменская серия завершилась. На ТСС, видел, доделывали два речных танкера, а затем с судостроением и вовсе было покончено. Потому что крупное государственное предприятие легко приобрел частник. «Откуда деньги?» – удивлялся в те не столь добрые времена наш читатель. Появилось такое объяснение, приводим без купюр: 

«Михаил Метельский – бывший член обкома партии, его брат Никифор Метельский – бывший преподаватель истории КПСС, секретарь парторганизации высшего учебного заведения – Тюменской высшей школы милиции МВД СССР, используя денежные средства, направляемые ЦК КПСС на строительство санатория "Сибирь» (20 км от г. Тюмень), скупили с 1992-го по 1995 год крупный пакет акций известного предприятия – ОАО "Тюменский судостроительный завод" и назначили себя его руководителями». 

Михаил Метельский, утверждали знатоки, оберегал партийную кассу большого региона. Славные нагрянули времена: уголовного дела насчет хищения огромных средств из партийной кассы не заведешь, потому как нет истца в лице КПСС, равно как нет и СССР. 

Братья распределили обязанности: старший, Михаил, возглавил совет директоров, генеральным директором стал его сын Алексей, помощником генерального директора – второй сын, Андрей. Братья Михаила, Павел и Никифор, занимали на заводе должности (соответственно) помощника председателя совета директоров и заместителя директора по безопасности. 

Вот зря Михаил так поступил, назначив родственников на столь высокие посты. Историю надо учить. Помните, Бендер, старший сын лейтенанта Шмидта, удостоил одного неразумного брата поста уполномоченного по рогам, другого – всего лишь курьером. Да и то в конторе пошли перепалки типа: «Ты кто такой?» – «А ты кто?». Короче, в стенах бывшего ордена Великой Отечественной войны 1-й степени завода начались безобразные дрязги. Тогда Михаил напросился к редактору «Тюменской правды» Виктору Семеновичу Горбачеву. Глава клана обратился к шефу с жалобой: 

– Всякое было, но чтобы в семье, пользуясь доверенностями, печатями, брат Павел Метельский и брат Никифор Метельский решили похитить не только огромные суммы денег, а и контроль над большущим предприятием – это у меня вызывает шок и недоумение. Это огромная коррупционно-, можно сказать, гангстерская политика. С привлечением и с участием государственных органов власти. Прямо скажу: заговор! 

Редактор поручил разбираться с этим делом вашему слуге. Алексей рассказывал мне, как они там славно устроились в США: Манхеттен, рядом с домом штаб- квартира ООН, Таймс Сквер, шикарные лимузины, негритянки, сервис… А разговор всё переводил на другое: дядья Павел и Никифор сфабриковали документ, в котором старший из Метельских, Михаил, выразил отказ от всей своей собственности в пользу младших братьев. 

Михаила свергли. Директором завода поставили Павла. И вроде бы процесс пошел. Специально по заказу Газпрома был пущен в производство плавучий буровой комплекс "Обский‑1", который предназначался для бурения скважин в акваториях Обской и Тазовской губ. Газпромовский спецзаказ на восемь буровых комплексов должен был приносить предприятию до 3,5 млн долларов в год. Подготовительные работы начались. И я изобразил фрагменты в своей газете. 

В начале 2002 года из-за общего снижения темпов экономического роста в России и в мире и падения мировых цен на нефть начались проблемы с заказами на нефтепромысловое оборудование. Нефтяные компании, чтобы сохранить выручку, снижали расходы и перестали заказывать крупную технику и оборудование. Это привело к значительному спаду производства не только на Тюменском судостроительном заводе, но и на других российских машиностроительных предприятиях.

Однако ТСЗ не повезло больше: кроме внешних причин, дестабилизирующим фактором были незатихающие дрязги в семейном клане. На какое-то время завод вынужден был приостановить работу: в состоянии конфликта он не мог работать в нормальном режиме. Под сомнение встала возможность выполнения многомиллионного заказа. 

…Акции ТСЗ были проданы ЗАО «Уралмаш – Буровое оборудование», вошедшему в группу компаний «Интегра». Наверное, первый заместитель губернатора области по экономике Павел Митрофанов, курировавший завод, мог сохранить в регионе мощное судостроение. Похоже, не захотел. Да и о многолетнем скандале якобы узнал из «Тюменской правды». Тогда же газеты сообщали, цитируем: «Как пишет российское издание «Общая газета», в правительстве Тюменской области Павел Митрофанов курировал промышленность. Однако после ухода бывшего губернатора в Москву дела у него не заладились. В 2012 году против Павла Митрофанова возбудили уголовное дело о коррупции. Скандалы преследуют Павла Митрофанова постоянно. Слышно, ныне бывший замгубернатора спокойно поживает в бывшей братской и шибко морской стране – в Латвии. Нехай живет, семь футов ему под килем». 

Но ведь нас интересует исключительно судостроение в регионе. Поэтому вернемся на думское заседание круглого стола. Товарищи из ЗАО «Тюменьсудокомплект» бодро докладывали, дескать, имеем заказы до 2020 года – причем заказы не только из Тюменской области, но и из соседнего Казахстана. Возможности завода позволяют строить как корпуса судов, так и суда «под ключ» различных типов и назначений: танкеры, сухогрузы, буксиры, служебно-разъездные теплоходы, суда технического флота и флота обеспечения. А вот уже после круглого стола межрегиональная газета под заголовком «Тюменское судостроение пошло на дно» информирует: 

«Крупное предприятие судостроительной отрасли ЗАО «Тюменьсудокомплект» попало в эпицентр внимания Гострудинспекции. С августа 2016 года персонал завода сталкивается с регулярными задержками зарплат, достигающими десятков миллионов рублей. Заставить работодателя хотя бы частично погасить долги удается лишь после вмешательства надзорных органов. В ближайшие дни истекает срок исполнения очередного предписания, однако, как сообщают сотрудники, «вероятно, реакции не последует, и уж во всяком случае нет никаких гарантий, что задержки не возобновятся». Руководство от прямого контакта с рабочими уклоняется. Депутаты городской Думы в свою очередь указывают на глубокий кризис некогда одной из базовых отраслей промышленности региона: «Мы уже потеряли значительную часть потенциала, и выхода из тупика не видно». 

Круглый стол завалили жалобами на плохое финансирование из областного бюджета. Однако заседали не только на круглом столе. Например, на Госсовете. В числе актуальных задач Владимир Путин назвал обновление речного флота и портовых сооружений. Он пояснил, что для решения этих задач необходимо использовать механизм государственно- частного партнерства. 

Пока еще мы не думали в указанном направлении. Поэтому у нас нет не только фута, но и киля. Есть предложения? Пишите. Звоните. 

НА СНИМКЕ: гордость Тюменского судостроительного завода – «Северное сияние-5». 

Юрий МАШИНОВ