Стихи Сергея Камышникова – творение зрелого мастера и человека, которому есть что сказать миру

Камышников Сергей Артурович. 54 года. Впервые напечатался в «Комсомольской правде», когда ему было 25 лет. Несколько лет ходил на поэтические семинары, в том числе и на те, которые проводил незабвенный тюменский мастер стихосложения Александр Гришин. Первый сборник под названием «Стихи» вышел в 1996 году, второй – «Улыбка Музы» (юмор в стихах) – в 2010-м, третья книжка «Вполголоса» издана в 2011 году.

«Просто удивительные, мощные стихи. У него целостное восприятие мира. Оно проявляется в отношении к женщине, к малой родине, к каким-то сюжетным ситуациям, которые вроде бы конкретно ни о чём бывают, но всегда о чём-то». Запомнилось именно это высказывание о Сергее Камышникове одного из тюменских литераторов. Согласитесь, когда о тебе так говорит коллега-профессионал, это дорогого стоит.

Тодор ВОИНСКИЙ /фото автора/

На тюменском литературном небосклоне взошла новая звезда. Имя поэта – Сергей Камышников. Стихосложением занимается с 14 лет. Сегодня ему – 54. Сорок лет исканий, проб, наблюдений, мужания и постижения житейской мудрости лишь укрепили его в правильности выбора. Издал три книжки. Первую в 1996-м и очередную, третью по счету – в 2011-м.

Пересказывать стихи – дело бессмысленное. Лучше их читать вслух, если нравятся. Могу лишь констатировать: строки Сергея Камышникова – творение зрелого мастера и человека, которому есть что сказать миру. Чаще всего выбор темы уже предполагает творческую ответственность, умение с ней (с темой) совладать. Например, короткий сюжет «Диалог», где всего три четверостишия, зато каких:

– Прохожий, купите цветы, 
Жене подарите иль дочке.
Купите букет теплоты,
Смотрите, какие цветочки!
– Спасибо, цветов мне не надо.
Простите, уж сделайте милость:
В блокадные дни Ленинграда
Дочурка моя не родилась.
Жену неземной красоты
Мне никогда не забыть.
Я ваши купил бы цветы, 
Но некому их подарить.

Процитировать хочется и часть стихотворения под названием «Любимая, слышишь?», где в виде телефонного монолога автор невольно излагает своё творческое и жизненное кредо. Интересно, что творческую кухню он сравнивает с преисподней, где происходит очищение души. «Не бойся, это я из ада…», – грустно начинает поэт. И далее:

Стихи летят со всех сторон,
Кипят глаголы и наречья,
Кривые души человечьи
В кострищах на углях шипят,
В грехах с макушки и до пят.
А после их на наковальню
Приносят в зал полуподвальный,
Где плач и хохот режут слух
И перековывают дух...

И только к финалу осознаёшь вдруг трагичность ситуации – действительно, в аду человек:

Как мало я тебя любил.
А мне ли много было надо?
Порою не хватало взгляда,
Минуты нежности, мгновенья
В момент душевного томленья.
Теперь-то понял я немало,
Что в окнах солнца не хватало,
Что жили мы не очень звёздно,
А ведь я мог тогда… Но поздно...
Прости, зовут меня к огню.
Ну, будь здорова! Позвоню.

Ироничность, откровенность, точность изложения, которая сродни мастерскому владению словом – всё это захватывает тебя сразу, притягивает, завораживает, особенно если к тому же с юмором написано – как в стихотворении «Мат»:

Шпионит чей-то дипломат 
С экрана взглядом по квартире.
Оставьте! Правят нефтью в мире
Персидский шах и русский мат…

У Камышникова, кстати, есть крошечный сборничек 2010 года издания, который так и называется – «Улыбка Музы» с подзаголовочком «Юмор в стихах», где с изяществом приводятся вполне узнаваемые современные реалии. Вот пародия на тему «попсовой» певички «Жениха хотела – вот и залетела…»:

Всего один разочек спела.

И вот, поди ж ты, – залетела…

Или дружеское подтрунивание над тюменским мэтром жанра Николаем Денисовым, который имел неосторожность как-то написать:

«…И к Богу иду, не беда.
С ним раньше по правую руку
Случалось сидеть иногда…».

Наш герой иронизирует:

Василич, Вам бы попросить,
Когда трясёте Богу руку,
Благополучия для внуков
И процветанья для Руси.

Мне посчастливилось недавно побывать на творческом обсуждении написанного Сергеем Камышниковым, где его собратья по перу весьма позитивно «высказывались по поводу». Это был тот самый редкий случай, когда не бранили, что вполне приемлемо в писательских кругах, а говорили добрые слова, очень доброжелательно советовали вступать в Союз писателей.

Руководитель Тюменской писательской организации, поэт Николай Денисов: «В каждом стихотворении узнаю автора – Камышникова. Чувствуется, что именно он вот так прожил ситуацию и никак по-другому. Вот в чём дело. И потому ситуация – его, и в стихах она – только его, ни на чью другую не похожая. Казалось бы, при чём здесь стихи? Когда это талантливо подано, действительно не замечаешь формы изложения – будь то поэзия или проза».

Поэт Сергей Горбунов: «Стихи Сергея Камышникова говорят о целостном восприятии мира, они пронизаны Великой драмой жизни русского человека, нашего современника, глубокого лирика и патриота земли русской, земли, которая не где-то за углом, а у него под ногами и в его сердце. В литературу пришёл человек отнюдь не регионального масштаба. Психологическая точность, добрая ирония, тонкий ум, умение посмеяться над собой, отсутствие страха быть открытым соединены со страстью сердца и болью души не только Человека и Гражданина – вот это очень важно. Именно отсутствие страха быть открытым не каждому дано. Это мужество не только человека и гражданина, но доброго и сильного, хотя и субтильного с виду простого русского мужика, застрявшего между городом и деревней. Автор – человек любящий и любимый женщинами, неоднозначный, но верящий в свет в конце тоннеля, в преображение своей малой родины. Его поэзия – не книжная, а подлинная поэзия жизни, душа ангела, сброшенная на землю, чтобы испить горькую чашу бытия до дна. Дай Господи автору душевных и духовных сил и обереги от искушений».

С самим героем дня тоже удалось переброситься парой фраз. Сергей признался, что говорить особенно не мастак, а всё, что хотел, – сказал в стихах. По поводу творческой кухни тоже «Америки» не открыл: «Все стихи, которые пишутся, я кладу в стол. А через некоторое время прочитываю их заново и вижу какие-то огрехи. Думаю: боже мой, какая лажа! Или, наоборот, нахожу какую-то изюминку, мысль, метафору. Дорабатываю. Ведь сразу готовый стих редко рождается. А ещё помню чьё-то мудрое изречение: если можешь не писать, не пиши. Мне вот не можется не писать».