ПО ПОВОДУ 

Мэтр отечественной журналистики Рафаэль Гольдберг, отозвавшийся в своей газете на случившийся днями столетний юбилей «Тюменской правды», назвал долгожительницу бабушкой местной прессы. 

– А когда-то флагманом была, – съерничала Люсьен, моя коллега по «Советскому Заполярью» (п. Тазовский, Ямал). – Помнишь, как Илья Федорович подобострастно её называл? 

Фронтовик Илья Фёдорович Болдырев, мой первый редактор, получая целую кипу «Тюменской правды» (то погода на северах нелетная, то на почте что-то перемерзло…), действительно всегда произносил одну и ту же фразу: «Ну, о чем нам вещает флагман?» Но врет Люсьен, не было ни в словах, ни в тоне Болдырева и намека на подобострастное отношение районщика к областному изданию. Было уважение. Понимание важности тем. Восхищение слогом. Он, не получивший специального образования, мог вполне профессионально оценить качество газетной строки, уровень печатного издания. 

– Поезжай, подучись. Обком партии, понимаешь, дал разнарядку на одного человека. Я уже созвонился с «Тюменской правдой». В отдел писем тебя определили, – нежданно обрадовал меня Болдырев предстоящей стажировкой. 

«Письмами» в «Тюменской правде» той поры заправляла Надежда Макаровна Крупчанова, показавшаяся мне чересчур требовательной и страшно вредной. С чего бы?.. Через много лет мы с ней подружимся. И я узнаю, что у Надежды Макаровны Крупчановой-Майковой доброе, отзывчивое сердце, израненное не только серьезными неполадками в своей семье, но и метаморфозами, произошедшими с «Тюменской правдой» (в 1999 г. от нее отделился большой коллектив, создав «Тюменскую правду сегодня», и таким образом «уведя» не только название, но и значительную часть подписчиков). 

Ну, а в конце шестидесятых меня, сопливую корреспондентку отдела писем, только-только выпорхнувшую из школы, поразил масштаб тогдашнего отдела писем: в нем работало народу едва ли не столько же, сколько во всей нашей районке. Борис Иванович Сюбаев, Альбин Трофимович Куликов, Александр Иванович Шестаков. Две сотрудницы занимались регистрацией писем, коих ежедневно приходило великое множество. 

По следам одного из них я отправилась в село Мальково. Надлежало написать о героических буднях тамошних доярок и молочной реке, «бурно несущей свои потоки к берегам областного центра» (образ реки подсказал Куликов, но мне эта фраза показалась слишком напыщенной, и я ее не использовала). Материал вышел в свет примерно через полмесяца. К удивлению, без правки и без купюр. Шкала моей самооценки поднялась на один пункт. Тем не менее даже при самом высоком полете фантазии я и представить не могла, что судьба (в образе Юрия Васильевича Неёлова, тогдашнего губернатора Ямала) приведет меня в эту газету. 

Между двумя этими вступлениями прошло изрядное количество лет и работа в газете «Красное знамя». Она хоть и именовалась печатным органом пригородного района, но находилась, как и большинство его руководящих контор, в Тюмени. Сначала «КЗ» расположилось с «Правдой» по соседству, а позже, с 1982 года, и вовсе в одном здании, роскошной по тем временам высотке Дома печати. Мы были на виду друг у друга. Немало друг о друге знали. И нередко прибегали к помощи друг друга. 

«Слушай, сделай информашку об отчетно-выборном собрании», – просила меня замредактора Раиса Петровна Ковденко (женщина поразительной работоспособности, до сих пор в строю!). А мы, краснознамёнки, бегали к Луке Марковичу Комлеву, правдинскому художнику, таскали ему снимки на ретушь. Фото для нас порой делали легендарные Аркадий Васильевич Космаков и Юрий Григорьевич Чернышев, а «КЗ» время от времени выручало последнего машиной. 

Вот так и жили… 

Виктор Семенович Горбачёв был не только редактором «Тюменской правды», но и председателем областного отделения Союза журналистов СССР. Не формальным. Настоящим! Деятельным! И потому не отмахивался от чьих-то просьб, касались они совета или требовали помощи. Не без его участия удалось освободить «Красное знамя» от удавки одной руководящей идеологической дамы. Столько лет прошло, а я по сей день благодарна, что не сослался на занятость, что ввязался в историю. Не всякий сейчас вступится. Да и тогда, пожалуй. 

А ведь по большому счету и сама «Тюменская правда» была и остается не просто летописцем. Она боролась и борется с пороками нашего общества, вступалась и вступается за обиженных и обездоленных. Вряд ли кто возьмется оспаривать тот факт, что региональная пресса всегда находилась гораздо ближе к простому человеку, чем ее высокопоставленная федеральная однофамилица. И все же, надо признать, рычагов воздействия газеты на изменение ситуации стало меньше. Не потому ли, что из Закона о СМИ «выпал» пункт об обязательной реакции чиновников и т.п. на публикации критического характера?! Еще одна проблема нынешнего времени – коммуникативная: под предлогом коммерческой тайны журналисту зачастую отказывают в достоверной информации как крупные компании, так и небольшие предприятия. Увы, болячек нынче хватает – и не только у «бабушки», у всех печатных изданий: дорожает распространение газет, растут цены на бумагу и полиграфические услуги, сужается рекламный рынок… 

Но ведь не об этом же говорить в юбилей, да еще столетний! Сегодня просто хочется всех поздравить. И тех, кто когда-то трудился в «Тюменской правде». И тех, кто работает в ней сейчас! И тех, кто всегда находился за штатом! Чего бы стоила газета без своих помощников! 

И, конечно, вас, дорогие читатели! С праздником! Всем здоровья и удачи! А юбилярше – долгих лет жизни! 

НА СНИМКЕ: идет работа над очередным номером, политический обозреватель Сергей Шильников и худохник Евгений Кран. 

Лариса ВОХМИНА 

Тимофей ГЕРАСИМОВ /фото/