100 ЛЕТ

С великим трудом верю в то, что «Тюменке», как меж собой называют газету журналисты, сто лет. Век! И только взявшись писать этот текст, я осознал, что сам-то общаюсь с газетой чуть меньше полувека.

В начале 70-х впервые попал в Тюмень по делам издания, в котором тогда служил. И, естественно, первым делом отправился в редакцию газеты – полистать последние номера, слегка окунуться в будни области. Командировка та была первой, но, к счастью, не последней, и все они начинались с посещения редакции «Тюменской правды», информация которой никогда не подводила. 

Ну, а в начале 80-х, когда – тоже не случайно – оказался я в Тюмени в качестве собственного корреспондента «Советской России», еще перестроечной Ненашевской, регулярное общение с «Тюменкой» стало частью моей профессиональной жизни. Не могу похвастать особой дружбой с её тогдашними сотрудниками, но всегда поражал их основательный профессионализм. Кстати, не одна из публикаций «ТП» наводила меня на темы собственных выступлений. 

И – еще. На заседаниях бюро обкома партии не единожды обращал внимание на то, как Геннадий Павлович Богомяков (кто забыл – первый секретарь ОК КПСС) поднимал одного из присутствующих и с пристрастием допрашивал, верно ли написала «ТП» о том, что там у тебя накуролесили? И не дай бог, если именинник, словно утопающий за соломинку, начинал хвататься за неточные, по его мнению, детали. «Ты эти штучки оставь своим деятелям, – примерно так останавливал его Богомяков. – А здесь по сути говори». По сути сказать, как правило, было нечего. Тут же назначался срок отчета перед обкомом и ответа редакции. 

Не стану утверждать, что действенность прессы спасла негодную модель устройства Страны Советов – минимум продлила её дни. Но вот авторитет журналистов был высок. Несколько лет назад и в нынешней России приняли примерно такой же закон о действенности выступлений СМИ. Но закон живет сам по себе. А СМИ, особенно поднадзорные, чутко ловят не только каждое слово – даже интонации высокого начальства. Сам был несколько раз свидетелем, как очень большой начальник в качестве аргумента ссылался на программу ТВ, состряпанную по его же указанию. Так рвется обратная связь общества и власти: оказавшись в информационной ловушке, власть и жизнь разглядывает с помощью кривого зеркала. Недаром, казалось бы, всезнающий глава КГБ Андропов, став генсеком, написал в журнале «Коммунист»: «Мы не знаем страны, в которой живем!» 

Слава богу, этой напасти избежала наша юбилярша. Во всяком случае, газета не только даёт мне широкую панораму жизни области, но чем дальше, тем больше сама является отдушиной. Это не комплимент к юбилею. Расскажу эпизод, для меня особенно дорогой, поскольку связан со старым товарищем, профессором Евгением Кибаловым из Института экономики СО РАН. Недавно «ТП» напечатала мою статью о сугубо научной книге Кибалова в соавторстве с профессором Кином, в которой крупные экономисты в пух и прах разнесли реформу железнодорожной отрасли, тянущейся бесконечно и безрезультатно. И вот получаю от Кибалова ответ: «Здравствуй, Игорь. Прочитал твою рецензию на нашу железнодорожную нетленку. Спасибо. А вот на Дальнем Востоке уже готовую рецензию в региональном журнале главный редактор академик РАН Менакер снял прямо из подготовленного к печати номера. Так что теперь я считаю «ТП» светочем демократии и свободы слова. Ну, а качество наших академиков и их "облико морале" тебе известны не хуже, чем мне». 

Сегодня трудно представить, какой будет «ТП» не то, что через сто – через год! Наверное, исчезнет бумажный формат, как это происходит со многими изданиями. Но важно не это. Дай бог моим дорогим коллегам всё так же пристально всматриваться в жизнь и писать о её зигзагах, не кривя душой (но получая больше денег!). Писать словно послания собственным детям. 

С юбилеем, друзья! Чтоб у всех нас чутьё не притупилось к актуальным темам и мозг не заржавел!

Всегда с вами, Игорь ОГНЕВ