ИСТОРИИ СТРОКИ 

В нынешнем году Тюменскому театру драмы исполняется 160 лет. Если заглянуть в давнюю историю юбиляра, то отыщутся там удивительные факты и события.

ПЕРВЫЙ СПЕКТАКЛЬ 

Небольшое каменное здание на улице Семакова, 10 сейчас занимает Тюменский госуниверситет. Дом, приятный своей наружностью, памятник прошлого… 

В 1853 году его построил богатый купец, городской голова Кондратий Кузьмич Шешуков и передал уездному училищу. На первом этаже располагались помещения для учебных занятий, на втором – жили преподаватели. Обучались в училище мальчики. 

Историк Николай Абрамов работал там смотрителем, он писал: «Нельзя не обратить особого внимания на наклонность тюменских граждан к учению. Грамотность здесь считается необходимостью. Родители, как бы бедны ни были, не говоря уже о зажиточных, непременным долгом поставляют посылать своих детей в училище». А до этого поступления все «непременно учатся в приходских училищах чтению, письму, катехизису и арифметике». 

Была в училище хорошая библиотека. В ней насчитывалось 2 500 разных томов. 

В 1857 году из столицы пришло «величайшее повеление» учреждать учебные заведения для образования девиц». Из городской казны разрешалось отпускать на содержание школы не более 300 рублей серебром. Маловато. Городской голове Кондратию Кузьмичу Шешукову нужно было позаботиться о содержании учебного заведения. Он передал 575 рублей серебром. Нашлись и другие добровольцы. 

Кондратий Кузьмич предложил устроить благотворительные спектакли. А тут как раз в Тюмень приехал скрипач Севастьянов. «Выступлю, коли у вас дело хорошее затевается», – согласился музыкант. И 28 января 1858 года в зале училища дал концерт. Все деньги от выступления пошли не ему, а в пользу школы. 

Жена большого начальника Стефановская взяла на себя хлопоты записать местную знать в драматический кружок. Записались в актёры потомственные почётные граждане Шешуков, Решетников, купец Прасолов, купеческие дочки Злобина и Юдина, учителя уездного училища Садков и Яковлев. Провели несколько репетиций, подготовили театральные костюмы. Афиши зазывали на «русскую пьесу с танцами». 

«Сам городской голова на сцене плясать будет? Виданое ли дело…Чудят купцы…» – публика битком набилась в зал уездного училища. Успех! От двух спектаклей собрали 750 рублей! Самодеятельные актёры воодушевились, выступили много раз, в результате в фонд школы набралось несколько тысяч. 

С тех святочных спектаклей января 1858 года и берёт отсчёт Тюменский театр драмы. 

Да, а школу для девиц тоже открыли, она расположилась в соседнем здании. 

ПОДАРОК МЕЦЕНАТА 

В 1892 году городской голова, меценат Андрей Иванович Текутьев специально для труппы актеров построил добротный каменный дом на улице Иркутской (ныне Челюскинцев). Это было первое в Сибири каменное здание для драмтеатра. 

Публика восхитилась: в зрительном зале кроме партера – ложи в два яруса, амфитеатр, галерея. В 1909 году после реставрации расширили сцену, фойе. Зрительный зал вместо 500 стал вмещать 1200 мест. В первом сезоне расходы Текутьева на театр составили 5000 рублей, в дальнейшем уходило от 2-х до 4-х тысяч. Он содержал его в течение 26 лет. Билеты стоили от 30 копеек до 1 рубля 30 коп. Рабочие и служащие Андрея Текутьева посещали спектакли бесплатно. 

Интерес к театру у тюменцев не угасал. На сцене шли постановки, «вызывающие слезы на глазах и доброе чувство в сердце». Смотрела публика «Кин, или Гений и беспутство» А. Дюма, шекспировского «Отелло». Привередливые зрители роптали: «Царствует исключительно мелодрама… проходит только сцена за сценой с раздирающими душу криками, плачем, пожалуй, и кровью, убийствами… Нет реальности». Театр отреагировал на критику: в репертуаре появились исторические спектакли: «Князь Серебряный», «Перикл», любимая многими комедия «Горе от ума», бытовая драма «Дети Ванюшина». Обращался театр и к произведениям местной тематики. Зрителям представили пьесу писательницы Надежды Лухмановой «Сибирский Риголетто», а на спектакль «Черт в г. Тюмени и его проказы» (одно название чего стоит!) публика быстро раскупала билеты. По пьесе тюменского журналиста Петра Рогозинского показали спектакль явно демократической направленности «Сброшенные оковы». 

В летнее время перед публикой выступали гастролеры. Здесь звучали голоса оперных певцов Владимира Касторского, Андрея Лабинского (Лабинский, кстати, окончил Тюменское Александровское реальное училище). 

КОЗЫ СЪЕЛИ АФИШИ, ЗРИТЕЛИ СБЕЖАЛИ… 

В 1902 году в театре состоялся первый в истории Тюмени кинопоказ. Фильм демонстрировал французский гастролер Дерсен, которого пригласил Андрей Текутьев. 

Текутьев сократил рабочий день для своих рабочих и служащих, пообещал каждому пришедшему на просмотр фильма по кульку «карамели» детям. Люди пришли. В зале погас свет, начался показ. 

Зрители глазам своим не верили: по экрану (а это были сшитые простыни) бегали фигуры людей, животных… Чудо из чудес – «живые картинки»! Народ-то был тёмный, ни о каком таком изобретении кино слыхом не слыхивал. Некоторые решили, что это – бесы, и бросились к выходу… 

В 1915 году на сцене Текутьевского театра выступал с лекциями «король поэзии» Константин Бальмонт. Ему рукоплескала публика. А накануне его выступления случился курьёз. По городу расклеили афиши, которые намазали надёжным натуральным клеем. 

На ту пору по улицам запросто разгуливали козы, их привлёк приятный запах клея. 

– Смотрите, смотрите, козы срывают и жуют мои афиши! – изумился Бальмонт. 

– Вредные животные! Оконфузили нас, не серчайте, господин поэт, – извинялись устроители гастролей, а поэт смеялся: 

– Меня знает вся Россия, а в Тюмени даже козы – отъявленные бальмонистки! 

В театре царила особая атмосфера творчества, Текутьев любил ходить на спектакли. Станислав Карнацевич, Почетный гражданин Тюмени, в своих воспоминаниях отмечал: «...Мне приходилось видеть купца Текутьева в его театре, где он имел постоянное место в 8-м проходном ряду. Это был крепкий мужчина выше среднего роста в простом одеянии (серый пиджак, черные брюки). На лице разросшиеся волосы напоминали бакенбарды…». 

Перед своей кончиной в 1916 году Андрей Иванович завещал театр городу. Управа приняла дар, театр стал называться Текутьевским. Но недолго звучало имя мецената в названии. Грянули революционные годы. С установлением советской власти в зрительном зале для рабочих и крестьян устраивались митинги. Газета «Известия» назвала театр кафедрой революционной пропаганды. 22 августа 1919 года в его стенах состоялось общегородское собрание молодежи, на котором была создана комсомольская организация Тюмени. А в октябре того же года театр стал носить имя Ленина. 

Нарком просвещения Анатолий Луначарский командировал в Тюмень режиссера Малого театра Муравьёва, который занялся формированием труппы. Но актеров с профессиональным образованием найти оказалось трудно. И в 1920 году при театре была организована студия сценического искусства. В далекие 20-е годы люди искренне верили, что они переделают мир, и в репертуаре появились ультрареволюционные постановки, к примеру, «Гимн труду», «Женщина в пролетарской революции». 

30 сентября 1922 года в здании театра случился пожар. Газета «Трудовой набат» известила: «Больше всего пострадала сцена, где находилось 7 разных павильонов, лесные кулисы, 5 разных задников и много других декораций, пианино, около 600 шт. стульев в зрительном зале». 

В 1928 году из кирпичей от здания Текутьевского театра отстроили жилой дом по улице Челюскинцев, 57. 

В купеческие времена по соседству с театром стоял особняк, в котором жил Андрей Текутьев. Там были большой сад и гостиница, которая называлась «Театральные номера». 

На улице Герцена в бывших соляных складах Текутьева тоже долгое время находился драмтеатр. Здание неоднократно реконструировали, ремонтировали, латали дыры. А потом снесли… Взамен построили дворец Мельпомены на площади 400-летия Тюмени. 

НА СНИМКАХ: дворец Мельпомены; памятная доска. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/