К 100-ЛЕТИЮ «ТЮМЕНСКОЙ ПРАВДЫ» 

В 1918 году в Тюмени была установлена Советская власть. Но взять власть штыком, жестоко подавить сопротивление – это ещё не победа. Предстояло завладеть умами людей, и тогда никто и ничто не сломит завоевание революции. Срочно требовалось создать «мощный рупор Тюменской губернии». 

Большевики поступили по примеру товарищей из Петрограда, взамен частного издания на базе существующей типографии выпустили свою газету. Как и подобает политическому моменту, был выбран «День великого праздника рабочих всего мира». 

НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПУТИ 

1 мая 1918 года подписчики прежних буржуазных изданий получили газету «Известия Тюменского губернского и уездного исполнительного комитетов Советов крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов». Подумать только, какое длинное название! В обиходе звучало просто: «Известия». Рождённой газете на заре Советской власти и суждено было стать нынешней «Тюменской правдой». 

На страницах пролетарского издания помещались распоряжения и декреты Советского правительства, местной власти, информация о событиях в стране, из Тюменской губернии, печатались частные и казённые объявления. 

Добрая традиция газеты предоставлять площадку творческим людям сложилась в те давние годы. Среди сотрудников редакции «Известий» был математик, педагог Эдуард Хилькевич. Он вернулся в Тюмень после контузии, полученной на фронте. В 20-е годы Эдуард Карлович состоял в числе активных членов общества научного изучения края. В 1934 году Хилькевич стал первым деканом физико-математического факультета Тюменского пединститута. Ещё одно звёздное имя среди штыков газеты – киевский художник-иллюстратор Владимир Эттель. Он – бывший белый офицер, после проверок его выпустили на свободу из Омской губчека. 

В июне 1918-го уже в бывшей типографии Глузкина состоялось собрание профсоюза печатников. Решено было создать одну мощную типографию Совдепа. Чем и занялся наборщик, член Совета Александр Оловянников (позже его именем назовут первый пролетарский дом отдыха Тюмени). 

За СМИ требовался строгий надзор, чтобы не проскочила ни одна политически вредная заметка. В конце января 1921 года в Тюменской губернии был создан отдел государственного издательства. Заведовал им А. Вадиковский. Александр Михайлович родом из Вятской губернии, образование – восемь классов гимназии и первый курс Пермского университета. В 20-м году товарищ Вадиковский командовал ротой караульного батальона Томского губвоенкома. Ясное дело, что состоял в рядах РКП(б). 

В 1921 году власти озаботились серьёзной проблемой: как преобразовать официоз, сделать «массовую рабоче-крестьянскую политическую и производственную» газету? Нужно, чтобы её зачитывали до дыр, чтобы передавали из рук в руки. Над этим думать поручили товарищу Сазанову, которого назначили ответственным редактором. 

Прозорливый редактор предложил упростить стиль материалов, помещать иллюстрации, лозунги, в «передовых статьях по возможности считаться с условием местной жизни». И это ему принадлежит идея изменить название издания «на более подходящее моменту советского строительства». 

В среду, 1 июня 1921 года, подписчики получили газету, в которой на первой полосе было напечатано: «Всем, всем, всем! Согласно постановлению президиума губкома РКП от 30 мая 1921 года газета «Известия» с первого июня меняет своё название на «Трудовой набат», сохраняя старую нумерацию. Всем учреждениям, организациям, должностным лицам и корреспондентам при официальных отношениях с газетой предлагается обращаться в адрес редакции «Трудового набата», Подаруевская улица, № 1, телефон 30». 

Улицу, носящую имя купца- мецената Подаруева, «в целях ознаменования пятой годовщины Октябрьской революции», в 1922 году переименовали в Семакова. 

Перед входом в дом стоял рекламный щит газеты «Трудовой набат». Кабинет редактора украшал портрет революционера, члена Политбюро ЦК РКП(б) Григория Зиновьева. Обстановка в помещении, где корреспонденты строчили свои заметки, была скромной. На столе – самовар, восемь стаканов, у печки – топор. Столы да стулья. И стучали наперебой пишущие машинки, выдавая строчки. 

В этом же особняке находилась квартира редактора. В ней на самом видном месте висел портрет наркома по военным и морским делам, председателя Реввоенсовета РСФСР Льва Троцкого. В декабре 21-го В. Сазанов умер от туберкулёза, на его должность назначили Савелия Козлова, который ранее трудился в Ишиме. 

Дела у журналистов шли на лад. В январе 1922 года с редакцией сотрудничало около 40 рабочих и сельских корреспондентов, подписчиков уже набралось числом 1200. Газета становилась популярной. 

Но пора уже почитать «Трудовой набат». 

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС, СБЕЖАВШИЙ ПОП И ПОСЕВНАЯ 

В номере за 1 июня 1921 года газета поместила злободневную информацию под заголовком «О причинах квартирного кризиса». «В последнее время жилищный вопрос волнует умы тюменских граждан не менее, чем вопрос продовольственный. Для того чтобы получить квартиру, приходится буквально сидеть у ворот и ждать, пока не съедет старый жилец, иначе получить её почти невозможно, даже и в том случае, когда агентом жилищного отдела она будет отведена; пока жилец не въехал в квартиру, он не может быть спокоен за то, что она останется за ним. Бывают случаи, когда в отведённую квартиру вторгается другой жилец. Происходит это потому, что в действиях агентов жилищного отдела нет никакой согласованности». 

А вот характерная духу времени передовица под хлёстким заголовком «Убийцы рабочих и крестьян». Кто-то из читателей её отметил галочкой, взял, так сказать, на карандаш: «Тобольская «народная власть» в период своего господства в течение своих двух «медовых» месяцев успела совершить слишком многое в деле разрушения советского аппарата, в зверском истреблении не только коммунистов, но и беспартийных честных граждан. Её законодательная политика дошла до идиотизма, а карательная политика превзошла известные нам факты жизни дикого первобытного человечества… Кто же эти убийцы? Убийцы – правые эсеры, анархе-коммунисты, которые на первый поверхностный взгляд кажутся невинными, заявляя, что они входили в следственные белогвардейские комиссии, в военно-полевые суды с целью защиты от расстрелов…». 

В газете освещались вопросы кооперации, печаталось множество материалов идеологического толка. Но куда интересней узнать, как жили люди в будни и праздники. 

«Крестьяне Безруковской волости Ишимского уезда посеяли весь хлеб очень рано из-за боязни, что его отберут в продконтору, в результате посевов часть хлеба погибла от холода и ветров». 

«Священник села Долговского до прихода Красной армии эвакуировался с белыми и до сих пор проживал неизвестно где. Во время последнего кулацкого восстания он вдруг объявился в селе вместе с предводителями банд и агитировал среди крестьян против коммунизма. Необходимо проучить попа, чтобы не совался не в своё дело». 

«Основной работой в Тюмени у строителей является ремонт заразных бараков для губздравотдела. По губернии исполняемых строительных работ в среднем 201%. В Ишиме достраиваются баня и прачечная при хирургической лечебнице. В Тобольске предположен механический ремонт общественных бань. В общем, городское строительство страдает отсутствием рабочих рук, что тормозит всю работу и не даст возможности выполнить всю намеченную программу». 

«БЛАГОДАРНОСТЬ ЧЕЛОВЕКУ, ПОМАХИВАЮЩЕМУ ПАЛОЧКОЙ» 

Немало внимания «Трудовой набат» уделял вопросам культуры, что похвально. Народным массам надо было многое объяснять, вводить «в курс дела»: «Гастролирующая у нас оперная труппа закончила цикл первых постановок и перейдёт к повторениям. Мне не раз приходилось слушать сетование, что оркестр слишком звучен, заглушает, затушёвывает певцов, а я рад тому, что он звучен, и не нахожу, чтобы это вредило опере. Во- первых, опере оркестр служит вовсе не только в качестве аккомпанемента к пению, как думают обычно наши слушатели, а играет самостоятельную роль, нисколько не меньшую, чем пение, а во многих операх, например, у Вагнера, гораздо большую; опера – не романсик и не песенка, под которую аккомпаниатор только подыгрывает… Вообще, первую и самую большую благодарность Тюмень должна принести помахивающему палочкой человеку, который, уж поверьте, – знает, что делает». 

ПРАЗДНИК КОМИНТЕРНА 

В 1921 году художник Борис Кустодиев написал известную картину «Праздник в честь открытия II конгресса Коминтерна 19 июля 1920 года. Демонстрация на площади Урицкого. 1921 год». 

Праздник Коминтерна отмечался в красной России повсеместно. «5-го июня пролетариат г. Тюмени праздновал День международной солидарности трудящихся. С утра город принял праздничный вид, всюду группы рабочих с красными знамёнами двигались по городу, демонстрируя свою мощь и организованность. 

В 12 часов дня на площади ул. Республики состоялось открытие памятника основоположнику интернационала Карлу Марксу. 

Выступающий от имени губкома РКП тов. Макаров указал, что открытие памятника совпало со знаменательным днём, т. е. когда в сердце Советской республики, Красной Москве, собрались делегаты всех революционных рабочих мира, которые, идя по пути, указанному Карлом Марсом, осуществляют его заботы», – писала газета в 1921 году. 

Бюст К. Марксу – первый памятник Тюмени советского времени. Находился он на нынешней площади Борцов революции. 

Чуть ли не в каждом номере «Трудовой набат» печатал лозунги или рекомендации: «Печатное слово – могучее орудие агитации. Необходимо это орудие использовать возможно шире». 

«Берегите номера газет, собирайте их, подшивайте номер к номеру, и у вас после некоторого времени составится интересный комплект-справочник». «Берегите газеты: их у нас мало». 

Эти позывные были услышаны. Заботливые люди сберегли подшивку на радость нам, читателям XXI века. 

P.S. С 1 декабря 1926 года «Трудовой набат» переименован в «Красное знамя», в 1944 году в связи с образованием Тюменской области газета получила громкое имя «Тюменская правда». 

Местный фотограф С. Кардонский в 20-е годы запечатлел коллектив «Трудового набата». Заметьте, в коллективе – одни мужчины, журналистика в те годы считалась мужской профессией. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фоторепродукция автора, снимок предоставлен одним из коллекционеров/