ИСТОРИИ СТРОКИ 

Сейчас в нашу жизнь прочно вошло понятие «секьюрити». В общественных местах нас встречают профессиональные охранники, зорко следящие за порядком. В советское время были добровольные народные дружины, которые объединяли смелых парней и девчат. 

29 октября – День рождения ВЛКСМ – прекрасный повод рассказать об одной из замечательных страниц истории советской молодежи.

ГДЕ ЭТА УЛИЦА, ГДЕ ЭТОТ ДОМ? 

Двухэтажный старинный особняк на ул. Семакова, 2 был популярным у тюменских комсомольцев. На доме висела вывеска: «Оперативный отряд добровольной народной дружины Центрального райкома ВЛКСМ». 

Доцент Тюменского индустриального университета, кандидат технических наук И. А. Ефимович в свою молодость активно участвовал в работе этого отряда. 

– Весь первый этаж дома был отдан в наше распоряжение, – вспоминает Игорь Аркадьевич. – В большом зале, устроенном по подобию актового, мы собирались к 18-30. Получали инструктаж об обстановке в районе и без опозданий, точно в семь вечера, прибывали на дежурство. Оружие нам не выдавали, только палку типа жезла. И обязательно – красную повязку. 

У отряда имелся свой автобус для развозки дружинников на места патрулирования и после дежурств. Ещё числилась зелёная «Волга»; если честно, её постоянно ремонтировали, ездить на ней было целой проблемой. В штабе висела карта Центрального района Тюмени, находилась фотолаборатория, оборудованная энтузиастами-общественниками. Отряд был оснащен стационарной и переносными рациями для патрулей. 

ПО ЗОВУ СЕРДЦА 

Наш оперотряд организовался в середине 1960-х. Возглавлял его в 1967–68 годах на общественных началах секретарь комсомольской организации моторного завода Владимир Немков. (В 80-х Владимир Алексеевич был директором фабрики модельной обуви, затем – гендиректором «Газтурбосервиса»). 

В 1974-м я окончил Тюменский машиностроительный техникум, по распределению работал в Сибирском научно- исследовательском институте. Там меня и сагитировали пойти в оперотряд. Я в это дело втянулся, а когда поступил на вечернее отделение индустриального института, то с отрядом не расстался. И сколько нас было, таких добровольцев! Отряд Центрального района Тюмени насчитывал полторы тысячи человек. Ленинский – 700, Калининский – чуть меньше. 

Мы дежурили в горсаду, танцзале, в клубе завода Строймаш. Словом, там, где устраивались молодежные тусовки, танцы. Пресекали попытки безбилетников или пьяных проникнуть на мероприятие. Начинаются танцы – смотрим, чтобы не было хулиганства, распития алкоголя. 

ПОРЯДОК БУДЕТ ОБЕСПЕЧЕН! 

Мой собеседник поскромничал, не сказал, что порою рисковать приходилось. Впрочем, об этом в сентябре 1981 года писала «Тюменская правда»: «По залу кафе «Север» ходит пьяный, надоедает посетителям. Когда ему сделали замечание, ударил по лицу женщину, стал переворачивать столы, угрожать окружающим. Младший научный сотрудник индустриального института И. А. Ефимович доставил хулигана в Центральный райотдел милиции. 

А. Б. Кочаровский возле Дома обороны увидел, как прохожему нанесли ножевое ранение. Алексей Борисович, несмотря на то, что преступник был физически крепче, выбил у него нож, а затем с помощью граждан привел негодяя в милицию». 

И. А. Ефимович и А. Б. Кочаровский – члены сводного оперативного отряда дружинников Центрального района областного центра. И тот, и другой в это время не были на дежурстве. 

«Когда на дежурство выходят дружинники оперативного, не сомневаюсь – порядок будет обеспечен, – говорит директор концертно-танцевального зала П. М. Кобзев. Не раз своевременное вмешательство оперативников предотвращало неприятные инциденты во время молодежных вечеров». 

– Самый яркий случай в моей практике произошел в танцзале, – продолжает И. Ефимович. – Сделал замечание парню, дескать, повежливей полагается себя вести. Он согласился: «добро». Через некоторое время слышу шум: парень драку затеял, головой ударил посетителя. Задержали хулигана вместе с дружком, его напарник не буйствовал. Выяснилось, что этот небуйный парень – сын большого начальника. За хулиганство «герой» получил срок, а высокопоставленный чин отправил своего сына подальше от тюменской шпаны. 

Зимой на улицах пьяных подбирали, увозили в медвытрезвитель, который находился в доме на углу Челюскинцев/Хохрякова. (Это старинное здание не сохранилось). 

На улицах хулиганы, как увидят нас с повязками, – врассыпную. Надо заметить, сейчас в вечернее время в городе спокойнее. А в то время идёшь и озираешься… 

Городской сад хорошо помнится. Там, где стоял памятник Ленину, была танцплощадка. Когда установили новое колесо обозрения, танцплощадку перенесли ближе к улице Герцена. Среди танцующих нередко вспыхивали ссоры, мы задерживали этих отчаянных. Вели с ними профилактические беседы. Когда случалось крупное хулиганство, тогда вызывали милицию. 

Курьезный случай у нас произошёл. Кто-то затащил свой мотоцикл в наш офис на Семакова, 2. Мы с командиром Бритвой сидели, что-то обсуждали. Лето, дверь настежь распахнута. Глядь в окно: мотоцикл тащат! Уже через улицу перенесли! Мы выскочили, ворюга попытался завести мотоцикл, не вышло. Он – бежать. Догнали его, милиции передали. А ведь вывеска на стене дома висит, что тут – оперотряд, вот наглость… 

ПТИЦА ФЕЛИКС ВСЁ ВИДИТ 

Однажды мне командир предложил: «Ты фотографией увлекаешься, давай-ка фотокорреспондентом при штабе будешь». Так я стал руководителем отдела прессы и информации. В 1978 году сделал первую стенгазету. Наклеил на ватман чёрно-белые снимки с комментариями, отпечатанными на пишущей машинке. Дебоширов я запечатлел с наших дежурств. Стенгазета вызвала любопытство. В советское время были стенды «их разыскивает милиция». У нас получилось как продолжение: «Этих товарищей задержал оперативный отряд». На стенде кто-то сделал трафаретом изображение Феликса Дзержинского синей краской. Командир посмотрел и сказал: «Это наша синяя птица Феликс. Давно умер, а всем мерещится». Через 20 лет напомнил о том командиру, он: «Не может быть, чтобы я такое сказал! Я партийный человек». Но ведь как остроумно подмечено… 

В общем, с 1978-го по 83-й годы я делал репортажи с дежурств. Вечером темно, а у меня вспышки нет, поэтому снимки, к досаде, получались некачественными. Вспышка стоила дорого – 40 рублей. Фотографировал я своим «Зенитом», фотоаппарат не выдавали, работа ж на общественных началах… 

ПОЧЁТНАЯ ГРАМОТА 

В 1968 году оперотряд насчитывал всего 90 человек, к концу 1983-го в его состав уже входило 30 взводов общей численностью до 1400 человек. Направлений в работе было несколько. Отдел профилактики среди несовершеннолетних возглавляла Татьяна Проскурякова. Помню, в Зареку ходили навестить досрочно освободившихся. За сложными детьми закреплялись шефы, в основном это студентки вузов. 

Помогали ОСВОДу. На лодках плыли на Верхний Бор, там выходили на пляж смотреть за порядком. 

«С целью предупреждения дорожно-транспортных происшествий, пропаганды правил дорожного движения при отряде сформировали «роту» ГАИ, в которой сейчас 90 дружинников. Её подразделения работают по графику, в основном в часы пик, когда чаще бывают нарушения со стороны водителей и пешеходов… 

Группа с завода АТЭ во главе с А. П. Быковым дежурила на перекрёстке улиц Щербакова/Дружбы. В это время, нарушая правила движения, на перекрёсток выехал трактор Т‑40, создавая угрозу автотранспорту и пешеходам. А. П. Быков обогнал трактор и своим личным автомобилем заслонил ему дорогу. Пьяный тракторист был задержан», – читаю «Тюменскую правду» за 1981 год. 

– Да, наши автолюбители на своих машинах оказывали помощь ГАИ, – продолжает рассказ Игорь Ефимович. – В 1979 году в Тюмени произошло большое наводнение, мы ночью дежурили на дамбе. По праздникам, в Пасхальную ночь у Знаменского собора можно было увидеть людей с красными повязками. 

Командиром отряда с 1970-го по 1983 год был Лев Леонидович Бритва. При нём отряд вырос, окреп. 

В ДТиК «Нефтяник» желающие ходили на тренировки по самообороне. Занятия были бесплатные. Вел их штатный работник отдела профилактики правонарушений среди несовершеннолетних Сергей Цибульский. 

– Игорь Аркадьевич, в общем скучать не приходилось. Как людей поощряли? Выдавались премии? 

– Сейчас всё на деньги меряют, а тогда – энтузиазм. Активистам вручали грамоты. Прибавляли три дня к отпуску. Но не в этих трёх днях дело. Главное – каждый испытывал чувство гордости, что ты стоишь на страже закона. 

В 1982 году мне вручили значок ЦК ВЛКСМ, ну, грамотами награждали. Храню их на память о том времени. 

– А сейчас можно возродить эту форму работы с молодёжью? 

– В 90-м добровольные народные дружины ликвидировали. Прошло 15 лет, в стране стали поговаривать, может, стоит их вернуть? Думаю, среди современной молодежи найдётся немало активистов. Нужны только отличные организаторы и руководители. 

P. S. Дом на улице Семакова, 2 был выстроен до революции, cчитался памятником истории, в его стенах в 1918 году провозгласили Советскую власть. В 1995 году особняк уничтожил пожар. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора и из архива И. Ефимовича/