ОСЕНЬ В ТЮМЕНИ 

Дни стали заметно короче. Всё чаще небо хмурится и проливается холодный дождь. Осень вступила в свои права. Счастливые отпуска у многих тюменцев позади, в учебных заведениях идут занятия. На ухоженных улицах светятся огнями иллюминаций магазины, в них изобилие товаров. Жизнь идёт своим чередом. Осенью 1917 года в атмосфере носилась тревога, каждый день поступали новости одна другой горше. 

ЦЕНЫ БЕШЕНО РАСТУТ, НАРОД БУНТУЕТ 

После известия о мятеже генерала Корнилова в самых людных местах Тюмени горожане собирались на митинги, выражали недовольство политикой Временного правительства. 

Рост цен неумолимо продолжался. Стоимость муки достигла 22 рубля за пуд. С 1 сентября чай стали продавать по карточкам. Тут же объявились ушлые спекулянты. Это вызвало забастовку рабочих типографии и железной дороги. Вот как об этом рассказывают документы Государственного архива Тюменской области. 

24 сентября 1917 г. «Сегодня, в 12 часов ночи с 23-го на 24-е, объявлена всеобщая железнодорожная забастовка. То, что железнодорожный пролетариат в своём отстаивании справедливых требований, дающих возможность человеческого существования, должен был прибегнуть к забастовке, столь чреватой своими последствиями для всей нашей страны, виновато наше Временное правительство. Оно, как гигантский капиталистический предприниматель, в течение шести месяцев кормило железнодорожников комиссиями и патриотическими посулами. 

Мы, со своей стороны, приветствуем товарищей железнодорожников, желаем им успехов и будем делать всё возможное, чтобы помочь им в их борьбе», – из Обращения Уральского обкома РСДРП(б) и редакции газеты «Уральский рабочий» к бастующим железнодорожникам. 

Но митинги и воззвания не решали элементарных проблем человеческого существования. В сентябре в тюменских магазинах невозможно было купить мыло. Его производили на местных предприятиях Гусевой и Текутьева, причём, весьма качественно. 

В праздник Покров Пресвятой Богородицы, 14 октября, во всех храмах Тюмени шли службы. Собралось немало верующих. На улицах агрессивно настроенная часть тюменцев чинила беспорядки. Милиция была бессильна. В тот день губернский комиссар Временного правительства В. Пигнатти отправил срочную телеграмму командующему войсками в Омске: «Из-за волнений в Тюмени крайне тревожно. Дезорганизованные толпы солдат и безработных готовят разгром продовольственных комитетов. Надежды на местные войска нет. Боюсь, что волнение перебросится в Тобольск. Необходимо немедленно вывести из Тюмени полк, хотя бы дезорганизованные его части. Прошу мне телеграфировать, можно ли рассчитывать на посылку в Тюмень из Омска группы, хотя бы небольшой, надёжный полк». 

Пигнатти не ошибся в своём предположении, что беспорядки покатятся по губернии. Буквально на следующий день, 15 октября, он получил телеграмму от землевладельца Нифонтова: «Жители посёлка Новопокровского, Баженовской волости, десять дней всей деревней уничтожают принадлежащий мне лес. Срубив лес, угрожают уничтожить тонкорунное овцеводство, единственное в Тобольской губернии, племенной скот, коневодство. 

Прошу вас по возможности скорее остановить грабёж». 

Та же участь была уготована берёзовой роще на окраине Тюмени, которая считалась излюбленным местом сбора ягод и грибов у горожан. 

ДАЁШЬ АВТОНОМИЮ СИБИРИ! 

В октябре в Томске состоялась первая Сибирская конференция общественных организаций, на которой присутствовали делегаты от Тюмени. Это были промышленники, предприниматели, банкиры, мусульманское духовенство. На ней были выдвинуты дерзкие решения. Тобольская газета «Сибирский листок» 5 октября напечатала ряд выдержек из постановления конференции. Вот одна из них: «Определяя взаимоотношение Сибири и России в её целом, мы находим, что Сибирь в качестве автономной единицы должна обладать той полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти, какой обладают отдельные штаты в современных федеративных государственных соединениях. 

Утверждая необходимость создания для Сибири народного представительства с самостоятельной законодательной властью и подчинённого ему правительства, мы отнюдь не посягаем на целость русской республики. 

Против автономии Сибири резко выступили большевики, назвав это предложение контрреволюционным, и заявили о выходе из состава конференции. 

16 октября в Иркутске, в тот же день, когда в Петрограде был образован штаб революции, собрался общесибирский съезд Советов, на котором активно участвовали тюменские делегаты. Был избран высший орган власти сибирского региона – ЦентроСибирь (Центральный исполнительный комитет Советов Сибири. Большевики организовали Сибирское центральное бюро большевиков. Эти два руководящих органа стали помогать большевикам бороться за власть. 

АГРАРНЫЕ ВОЛНЕНИЯ В ГУБЕРНИИ 

Первая мировая война продолжалась, в результате чего упорно росли цены на предметы первой необходимости: «Ввиду повышения цен на хлеб в Тюмени тревожно. По частным сведениям, в Тюкалинском уезде первый случай аграрных беспорядков, официальных сведений пока не имею. По получении сообщу. В остальном в губернии, в частности в Тобольске, спокойно», – из донесения тобольского губернского комиссара Пигнатти Министерству внутренних дел от 17 октября. 

Но это спокойствие было лишь несколько дней. 22 октября г-н Пигнатти отправил телеграмму Омскому краевому Совету: «На юге Тобольской губернии приток мешочников, преимущественно солдат, увеличивается с каждым днем, хлеб покупается по вольным, высоким ценам, самовольно грузятся вагоны, вывозится массами. Прекратить это нет сил. Особенно страдает Тюмень...». 

Но если на прилавках в магазинах было скудно, то хлебосольным был стол в трактирах. Состоятельные граждане кушали осетрину, пили водочку, спорили о жизни без царя. 

«ТРИУМФАЛЬНОЕ ШЕСТВИЕ» 

Октябрьским утром по обыкновению по улицам Тюмени бежали мальчишки со стопками газет. Свежие номера у них расхватывались, как горячие пирожки. 

«Известия Тюменской городской Думы» 28 октября сообщили: «25 октября в Петрограде произошли события: попытка захвата власти большевиками, поддержанными Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов. В г. Тюмени об этих событиях узнали вечером 26 октября, когда на станции Тюмень от бюро исполнительного комитета железных дорог была получена телеграмма. В поддержании возникшего восстания в Петрограде к местному Совету солдатских, рабочих и крестьянских депутатов обратился с просьбой Омский объединенный комитет революционной демократии и Омский областной комитет Советов рабочих депутатов, принявшие сторону повстанцев. 

Одновременно с этими известиями по железнодорожному телеграфу была получена в Тюмени телеграмма от исполнительного комитета Всероссийского Совета крестьянских депутатов: 

«Вся власть Учредительному собранию. Против воли представителей всероссийского крестьянства и представителей армии власть захватывается Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов. Захват власти за три недели до Учредительного собрания – есть захват прав всего народа. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов начал братоубийственную вой- ну. Враг стоит у ворот столицы, армии вновь нанесён удар в спину, сопротивляемость её ослабляется. Петроградский Совет обещает мир, хлеб, землю – это ложь. Исполнительный комитет Всероссийского Совета крестьянских депутатов, стоя на страже интересов крестьянства, призывает не верить Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов и органам, им поставленным. Ни на минуту не останавливайте выборов в Учредительное собрание, теснее сплотитесь вокруг своих крестьянских организаций и решительно подавляйте всякие попытки к грабежам и разбоям. Вся власть Учредительному собранию, ни одного дня отсрочки». 

Эти телеграммы подверглись обсуждению на ночном заседании 26 октября исполнительного комитета Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов при участии представителей городского управления, общественных организаций и политических партий…». 

Вскоре «Уральский рабочий» сообщил: «Мы, рабочие фабрики Логинова, с глубокой скорбью чтим память погибших товарищей в дни 25, 26 октября от пуль контрреволюционных банд Керенского и Ко. Пусть знают все те, кто идет и поддерживает изменников революции, что мы будем грудью отстаивать дорогую любимую нам свободу и не сдадим её до тех пор, пока предатели революции не захлебнутся в нашей крови». (Тюменская фабрика Василия Логинова позже была преобразована в фанерокомбинат, что находился в Зареке. Сейчас снесен). 

Но основная масса обитателей Тюмени была занята заботами о хлебе насущном, а события в Петрограде 25 октября (7 ноября) восприняла как смену одного временного правительства на другое. Люди просто хотели нормально жить. Почти поголовная неграмотность рабочих и крестьян делала своё дело: кому верить? у каких агитаторов правда? Поди разбери... 

В Екатеринбурге уже 26 (8 ноября) власть перешла к Советам. 20 ноября (3 декабря) Советская власть победила в Кургане, а 30 ноября (13 декабря) – в Омске. 

В Тюмени большевистская группа в составе РСДРП(б) сформировалась в июле 17-го под влиянием Николая Немцова. 

Из Омска, Екатеринбурга зачастили агитаторы, чтобы поделиться опытом работы с массами. Из обеих российских столиц выезжали товарищи по партии с целью большевизации населения, подготовки к борьбе за власть Советов. Губкомиссар Пигнатти ещё в сентябре сообщал в Петроград министру внутренних дел, что в «настроении населения Тобольска замечается перелом в сторону, сулящую мало хорошего». 

«…Рабочие и солдаты в сентябре и начале октября в громадном большинстве уже перешли на нашу сторону», – писал В.И. Ленин. 

К февралю 1918 года большевики взяли власть почти во всей России. Их главный лидер Владимир Ильич охарактеризовал это как «триумфальное шествие». 

Советская власть в Тюмени была установлена в марте 1918-го 1-м Северным летучим морским карательным отрядом, который возглавлял Михаил Запкус. 

Бежавший из России председатель Временного правительства Александр Керенский напишет в своих мемуарах: «Никто никогда не будет в состоянии опровергнуть ту несомненную связь, которая существовала между большевистским восстанием и усилием реакции свергнуть Временное Правительство и повернуть государственный корабль вспять к берегу социальной реакции»... 

НА СНИМКЕ: площадь Борцов революции с установленным на ней монументом связана с событиями первых лет советской власти. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/