РЕПЛИКА КИНОМАНА

Когда еще только заговорили о том, что режиссер Карен Шахназаров решил взяться за экранизацию романа Льва Толстого «Анна Каренина», многие задавались вопросом: «А зачем?». Казалось, все уже показано, причем не по одному разу. Тем более Шахназаров задумал телевизионный проект, рассчитанный на восемь серий. Одни зрители заранее предрекали провал, другие резонно замечали, мол, сначала надо посмотреть.

Скажу сразу, мнение сложилось неоднозначное. Но мы все стоически продержались четыре вечера. Если честно, меня изначально удивил выбор актрисы на роль Анны. Казалось, Елизавета Боярская – не та кандидатура. И в первых сериях мои опасения подтвердились. Многие фразы, знакомые нам еще со школьной скамьи, произносились, как говорится в актерской среде, с холодным носом. Но во многом выручал ее партнер Максим Матвеев, сыгравший Вронского. Супруги в жизни, они умудрились не перенести свои реальные отношения на экран, а четко следовали указаниям режиссера. Матвеев в сравнении с последними исполнителями Вронского, включая нашего Ярослава Бойко из фильма Сергея Соловьева, явно выигрывает. Он сумел добиться той достоверности, какую я давно не видела в экранизациях. Вроде бы все понятно, тебе достаточно только намека, но при этом ты точно знаешь, каким должен быть тот или иной персонаж. Так вот, мое видение Вронского и виденье Шахназарова через Матвеева совпали. 

Довольно смелой находкой мне показалось приглашение на роль графини Вронской Татьяны Лютаевой. Обычно это благообразная старушка с твердыми принципами. Лютаевой же удалось передать всю неоднозначность маменьки Алексея. Она – стареющая красавица, припудривающая носик, по инерции кокетничающая. И жестокая женщина, возмущенная порочной связью своего сына. Остальные персонажи словно ушли в тень, но ведь так и предполагалось по задумке режиссера. Еще одно нововведение Шахназарова – продолжение истории. Вронский, спустя тридцать лет, встречается с сыном Анны, Сергеем, на Русско-японской войне. И все события прошлого рассказываются от лица Алексея, то есть во многом это его субъективный взгляд. От Сергея он узнал о смерти его маленькой сестренки, о скорой кончине отца, о том, что даже мертвая Анна вызывала в обществе возмущение. Все, что о ней говорили, исходило от людей, по сути ее ненавидевших. 

Елизавету Боярскую я долго не воспринимала в образе Анны. Пазл сложился только в двух последних сериях. Я и поняла, почему. Во-первых, Шахназарову не стоило делать сериал. Середина совершенно затянута и проваливается пустотами. Во-вторых, мне понравилось, как Елизавета сыграла последние дни Анны. Без излишнего надрыва, присущего другим актрисам в этой роли. Но именно такая трактовка пошла ленте на пользу. А еще не было традиционной сцены, когда Каренина бросалась под поезд с тем самым знаменитым монологом. И это тоже удачная находка. Человек я не сентиментальный, но впервые за все экранизации мне было по-настоящему жаль Анну и Вронского. Помню, когда вышел английский фильм с Кирой Найтли, хотелось в финале сказать: «Сама дура», естественно, относительно Анны. Здесь такого не было. После финальных титров мне позвонила рыдающая подруга. Знаю еще несколько людей, у кого глаза были на мокром месте. Но главное, многим захотелось перечитать роман Толстого. 

Юлия КОНКИНА