ИСТОРИИ СТРОКИ

Нынешняя зима оказалась щедрой на снег. Много снега – много воды. Может возникнуть угроза затопления. Поэтому предусматриваются необходимые меры, чтобы весеннее половодье не застигло врасплох. 

А как тюменцы боролись с природной стихией сто лет тому назад? Об этом и многом другом – наш рассказ.

НЕ ЗАСУХА, ТАК НАВОДНЕНИЕ 

В 1911 году знаменитого градоначальника Тюмени Андрея Текутьева сменил Павел Никольский. На нового «отца города» посыпались испытания. В первый же год его служения случился неурожай. Малоимущие оказались в бедственном положении. Чтобы избежать беспощадного народного бунта, Никольский организовал благотворительные столовые. В город завезли зерно из других регионов России. 

Только жизнь наладилась – другое природное бедствие. В 1914 году Тюмень испытала страшное наводнение. Скромные дома жителей Зареки изрядно пострадали, а кто-то и вовсе остался без нажитого имущества. Глава города совместно с депутатами Думы сделали все возможное, чтобы людям своевременно оказали необходимую помощь. Помогали богатые и зажиточные. Беда-то общая. Кроме того, был сооружен «защитный от водной стихии вал». 

Но, как говорится, это «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». У многих тюменцев в памяти осталось большое наводнение 1979 года. Тура в ту весну, освободившись ото льда, проявила свой коварный нрав. Вот что рассказывают свидетели наводнения. 

Владимир Захаров, кандидат философских наук, доцент ТюмГУ: 

– Проводилась эвакуация жителей с ближайших к реке улиц. Люди заранее вывозили ценные вещи, оставляли их у родственников, друзей. Мой знакомый Василий первым делом забрал из дома стереоприемник «Ленинград», он стоил тогда 200 рублей. 

Воды Туры дошли до озера Кривое, что на Верхнем Бору. Вместе с водой пришла и речная рыба. Во время рыбалки в озере попадались окуни, ерши, чебаки. Такого раньше не наблюдалось… 

Алена Дольская, менеджер: 

– Я была маленькой, когда случилось наводнение. Родители взяли меня с собой, и мы пошли на совмещенный мост смотреть Туру. Сверху все было отлично видно. На берегу стояло несколько деревянных домиков. Вода их затопила до самых крыш… Быстро неслись мутные потоки, кто- то закричал: «Вон там собака!». Среди проплывающего хлама на плоту металась белая собачка. Я расплакалась… Смотреть на это все было страшно. Еще помнятся пешеходные дорожки на мосту. Они были с провалами, через них виднелась река. Не дай бог, оступишься… 

Игорь Ефимович, кандидат технических наук, доцент ТюмГНГУ: 

– В свою комсомольскую молодость я был членом оперативного отряда по охране общественного порядка Центрального района г. Тюмени. В 79-м году мы дежурили на дамбе. Опасались, что найдутся желающие ее разрыть. 

Когда ДОК затопило, пострадавшим дали квартиры. По городу прошел слушок: «Если затопит Зареку, квартиры дадут». Диверсия, одним словом. Оперативные отряды патрулировали территорию круглые сутки. Попытки навредить были. Как-то ребята шуганули мужика с лопатой. В мое дежурство злоумышленники не попались. Что еще помнится? Откосы дамбы укрепляли деревянными щитами, мешками с песком. Привозили на грузовых машинах грунт, раскатывали полиэтиленовую пленку и грунтом закидывали. Таким образом повышали дамбу. 

Ночью мы дежурили, а утром шли на работу. К слову, дежурство бесплатное. Зов комсомольский был брошен, и мы откликнулись. Из-под палки никого не заставляли. Это был энтузиазм. 

ЛЮДИ СИЛЬНЕЕ СТИХИИ 

Журналист Анатолий Мокроусов побывал на месте события и рассказал, как тюменцы спасали город. Его репортаж в газете «Тюменская правда» (17 мая 1979 г.) в то время вызвал огромный интерес у читателей. «910 сантиметров – на такой уровень, по прогнозу Гидрометцентра СССР, поднимется в Туре вода. Вчера утром она достигла отметки 905 см. 

Вертолет повис в воздухе, и перед глазами открылся огромный разлив. Северный берег реки терялся в голубой дымке, а южный «поджег» огромный, вполнеба, закат. 

– Если бы не приняли крупных мер, – сказал заместитель председателя горисполкома А. Н. Дмитриев, – река затопила бы весь заречный район Тюмени. 

Сейчас в основном вся эта часть областного центра отгорожена от Туры высокой дамбой. Только в Центральном районе искусственная стена протянулась на 20 с лишним километров. Вчера к вечеру ее подняли еще выше, до проектной отметки, чтобы не позволить паводку прорваться в жилые кварталы, на территории предприятий… 

В воде оказались лишь отдельные строения, небольшие улицы, отходящие в сторону от массовой застройки. 

– Лучше других потрудились на своем участке бригады станкостроительного завода, – рассказывает Александр Николаевич. – Людей объединили в небольшие группы, каждой поставили конкретную задачу, выделили специалиста. Поэтому качество работ отличное. Не жалея ни сил, ни времени работают все. И все-таки надо назвать Б.Я. Солошенко, М.Я. Щербинина, А.А. Никитина, В.В. Хохрякова. 

Нельзя не отметить также вклад коллективов института «Гипротюменьнефтегаз», Главтюменьгеологии, курсантов ТВВИКУ. День и ночь они отсыпают и укрепляют дамбу. Один из будущих военных инженеров, Алексей Демченко, здесь отметил ударным трудом день своего 20-летия. Тепло поздравили парня представители штаба по борьбе с паводком, товарищи по училищу. 

Герои поединка с разбушевавшейся Турой – шоферы и экскаваторщики специализированного управления треста «Уралсибпромэкскавация». Об их славных делах рассказывают фотовитрины, «Молнии». 

«Ночью в тело дамбы уложено 5100 кубометров грунта, покрыты щитами на протяжении полутора километров откосы, укреплены еще два километра», – сообщает одна из листовок. Нетрудно представить себе, сколько потребовалось энергии, мужества от людей, чтобы только за одну ночь лицом к лицу со стихией сделать такое. 

Теперь задача номер один – закрепить успех в борьбе с паводком. По прогнозам гидрометеорологов, Тура возвращаться в русло будет медленно. К тому же хорошо закрепленные дамбы послужат городу не один год…». 

Чтобы подобной беды впредь не случалось, архитекторы не раз поднимали вопрос о берегоукреплении. Валерий Анисимов, шеф- архитектор АО «Град» (бывший Тюменьгражданпроект), в 1997 году занимался проектом благоустройства и застройки набережной. Он рассказывал: «В 1979 году уровень воды в Туре повысился на 9 метров 24 см. Ущерб городским предприятиям составил более 170 млн рублей. По тем временам это огромная сумма. Не дай Бог, если нарушится дамба! Тогда в заречной части, в районе ДОКа, проживало около 15 тысяч человек, а в 97-м – уже 60! Бухарская слобода застраивалась стихийно, и, чтобы защитить район, создали дополнительную подпорку дамбы. Воде-то деваться некуда… Сделали все, чтобы спровоцировать высокий паводок, да еще заставили реку течь в одно русло. Во время паводков с 1972 года погибли три человека. Статистика не такая печальная. Но если прорвет дамбу, смоет порядка четырех тысяч домов! Катастрофические могут быть последствия». 

Сложная дорогостоящая проблема решилась в наши дни областными властями. 

КРУГОМ ВОДА… 

Построенная набережная укрепила высокий берег Туры. Если река сильно разливается, то нижние ярусы набережной затопляются. А когда вода уходит, остается множество мусора, хлама, что говорит о загрязненности реки. Прошлой весной Тура добралась до парка им. Гагарина на Мысу, что случается крайне редко. 

В Ишиме в 2016 году было большое наводнение. Весна пришла рано, уже 12 апреля стали подниматься реки Карасулька, Мергень. В результате подтопления под водой оказалась большая часть города и прилегающих к нему районов. Затопило более 500 домов. Власти области, сотрудники МЧС, полиции, спасательные службы оперативно принимали меры, эвакуировали людей. Выдавали компенсации, были созданы пункты приема вещей, привлечены силы и средства для борьбы со стихией. 

Местные жители отмечали, что подобный паводок в Ишиме был в 1946 году и поменьше – в 1970-м. Стихия 2016 года затронула Тобольск, нелегко пришлось и Вагайскому району… 

НА СНИМКАХ: большой паводок на Туре. Фотографии предоставлены одним из коллекционеров. 

Елена ДУБОВСКАЯ