ИСТОРИИ СТРОКИ 

Ровно сто лет тому назад в Тюмень по телеграфу пришла телеграмма о том, что император Николай II отрекся от престола. 

2 марта в гордуме собрались депутаты и общественность. Глава города К. А. Плишкин и председатель кооператива «Пчела» М. К. Николаев отправились к командирам войсковых частей узнать их мнение о перевороте и об отношении к новому правительству. Выяснилось: самодержавие защищать никто не будет… 

Тюменцы начали собираться на несанкционированный митинг возле здания Думы. Подошло более 700 человек, пришлось переместиться в помещение клуба приказчиков. Избран Временный исполнительный комитет… 

Как далее развивались события, что сегодня необходимо взять в качестве уроков из прошлого – эти и другие вопросы прозвучали на круглом столе «Коллективная память о революции 1917 года», прошедшем в ТюмГУ. 

НА ДЕМОНСТРАНТОВ ПОЛЕТЕЛИ СТЕКЛА ИЗ ОКОН 

– С 1914-го по 1922-й год наблюдается падение уровня жизни. Еженедельно ухудшались жизненные условия, нарастала социальная напряженность, сокращалась продовольственная линейка, поэтому многие события того времени, особенно 1917 года, оказались для простых людей непонятными, – отмечает доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории ТюмГУ Анатолий Кононенко. – Если Февральская революция 17-го года хоть как-то отложилась в памяти людей, то октябрьские события для тюменцев запомнились менее яркими, грустными, унылыми. Падение уровня жизни населения было настолько велико, что в 1922 году мы оказались фактически в состоянии антропологической катастрофы. Поэтому события, находящиеся между эти датами, для простых людей ни с чем не связаны. Такие факторы, как быт, уровень жизни, слухи, сплетни, для «маленького человека» были гораздо важнее, чем те события, которые мы считаем мировыми. К примеру, весной 1914 года тюменцев больше всего волновало наводнение, которое затопило практически всю Заречную часть, чем убийство в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника австро-венгерского престола, или даже покушение на Григория Распутина в Покровском. 

Февральско-мартовский переворот в Петрограде в значительной степени изменил жизнь Тюмени. Приметой времени стали многочисленные собрания, митинги, демонстрации, участники которых распевали «Марсельезу», «Отречемся от старого мира» и носили по улицам города портреты Родзянко, увитые красными лентами. 

Изменения коснулись и культурной жизни. В кинотеатрах демонстрировались слезливые мелодрамы и спектакли с весьма неприхотливыми названиями: «Женитьба Адемара», «Умирающая роза», «Борьба за счастье». Любопытно, что целью мелодрамы «Любовь императрицы» было стремление показать «психологию настоящего времени», а действующими персонажами выступали бывшая царская семья, ее окружение, в том числе Г. Распутин. Роли бывшего временщика последних Романовых уделялось большое внимание на страницах центральных и местных газет. 

В целом тюменцы с энтузиазмом встретили известие о государственном перевороте. За исключением тюменского священника о. Хлынова, выступившего в Знаменском соборе с проповедью в защиту Романовых, за что он и поплатился. (Батюшка был переведен в Тобольск, в 30-е годы репрессирован). Кстати, фамилия Романов стала самая ненавистная, многие даже меняли ее. 

Большинство тюменцев высказывались в поддержку «демократической и свободной России», хотя более всего их волновал другой вопрос: не стало бы хуже. Уже в марте 1917 года революция приобрела в глазах некоторых представителей образованного общества образ «спасения – угрозы». 

Курьезный случай произошел во время проведения первой демонстрации в поддержку Временного правительства. Когда колонны горожан двигались к городской Управе, из дома купца Брюханова (ныне ул. Семакова, 18) на демонстрантов полетели стекла со второго этажа. «Оказывается, стекла были разбиты впавшим в помешательство лицом, много пострадавшим в дни первой русской революции, у которого радостное известие о свободе вызвало крайне повышенное болезненное настроение. Больной был отвезен в городскую больницу». 

ПИСЬМА «ДОБРОХОТОВ» 

Приметой нового времени стало увеличение количества анонимных писем, поступавших в редакции газет. Различные «доброхоты» уверяли журналистов в обнаружении то одного, то другого тайного сторонника бывшего режима, требовали опубликовать имена секретных сотрудников царской охранки. В настоящий авантюрный роман, привлекший внимание читающей общественности, превратилась переписка между В. И. Колокольниковым – председателем Временного исполнительного комитета Тюмени, и редактором газеты «Ермак» А. М. Афромеевым. 

Повседневную жизнь тюменцев наполняло не только обсуждение скандальных местных ситуаций в обществе, но и столичных. Особенно доставалось большевикам за проезд их лидера В. И. Ульянова (Ленина) через территорию враждебной Германии. 

Основные проблемы, с которыми сталкивались тюменцы, это нехватка товаров повседневного спроса. Значительный дискомфорт испытывали курильщики в связи с табачным голодом и стремительным ростом цен на папиросы. В июне 1917 года сто папирос стоили 25 руб., причем в одни руки отпускалось не более 10 штук. Наибольшее озлобление населения вызывал рост цен на продукты питания. 31 марта 1917 года выступили женщины, возмущенные 100%-ным повышением цен на молоко. Их поддержали солдаты и пристанские рабочие. В связи с повышением цены на мясо горожане объявили бойкот торговцам. Пришедшие на рынок домохозяйки вернулись домой с пустыми сумками. Испугавшись самочинных обысков и расправ со стороны солдат и горожан, 12 апреля 1917 года на квартиру к председателю Временного исполнительного комитета Н. И. Беседных явился известный купец А. С. Колмаков и попросил арестовать его, чтобы укрыться в тюрьме от самосуда. 

На протяжении лета-осени 1917 года рост цен продолжался. С 1 сентября чай продавался по сахарным карточкам. Спекуляция карточками вызвала забастовку типографских и железнодорожных рабочих. 

Лозунг тех дней – «Берегись воров!». Напёрсточники подбрасывали так называемых «кукол». 9 июля 1917 года солдаты избили начальника Тюменского гарнизона полковника Яковлева и секретаря редакции газеты «Свободное слово» кадета Гусева, провели их по центральной улице в совершенно непотребном виде. 

Наблюдалось всеобщее падение нравов. Застрельщиками общественных беспорядков являлись солдаты и отдельные горожане. Криминальная обстановка все более усложнялась. Предприниматель А. Колмаков был зарублен топором и ограблен 31 августа 1917 года в своем собственном доме, избежать самосуда ему не удалось. 

И все же «товарное изобилие», о котором в Центральной России забыли, существовало до марта 1918-го, когда в Тюмени установилась Советская власть. Тогда лишились своей собственности владельцы кинотеатров, магазинов, возникла монополия на СМИ. Самым богатым горожанам дали метлы и лопаты, под присмотром красноармейцев их отправили на уборку улиц… 

ЧТО ПИШУТ В ШКОЛЬНЫХ УЧЕБНИКАХ 

В советское время каждая 10-я научная работа посвящалась проблемам революции, чего не скажешь о современной России. «Если взять последнее 30-летие, то мы не увидим ни одной обобщающей работы ни по истории Февральской революции, ни по Октябрьской 1917 года, – замечает доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории ТюмГУ В. М. Кружинов. – В Тюменской области почти 60 лет назад вышла книга профессора П. И. Рощевского о событиях 1917 года в нашем регионе. Печальная картина до недавнего времени была в школьных учебниках. Февралю посвящено не более полстраницы, тогда как порядка 10 страниц отводится репрессиям 1937 года. 

Осень 17-го предстает в виде некой разрушительной деятельности большевиков и, как пишет один из учебников, «проявляющихся диких инстинктов народа». 

– Я очень рад, что в 2016 году появился новый учебник по истории России под редакцией ректора МГИМО академика А. Торкунова. Этот учебник кардинально изменил ситуацию в литературе для общеобразовательных учреждений, – подчеркивает Валерий Кружинов. – Появились взвешенные, научно обоснованные оценки. Но есть недостатки: и в проблемном плане, и с точки зрения развития мыслительной деятельности школьника, есть даже фактические ошибки. Когда речь идет о Февральской революции, упоминается имя первого председателя Временного правительства Георгия Львова, его называют левым кадетом. Хотя в 1911 году он покинул эту партию, так как не был согласен с ее курсом. Есть и другие ошибки, но в целом в этом учебнике курс взят правильный. 

По признанию Кружинова, тревожит еще ряд обстоятельств. Во многих статьях причины революции объясняются немецкими деньгами, якобы полученными большевиками, какими-нибудь российскими масонами или британскими агентами, идеализируются пути развития России в начале 20-го века, Столыпинская аграрная реформа… 

В. М. Кружинов уверен, что события революции будут изучаться современниками: 

– Сегодня перед историками встает важнейший вопрос, на нем заострил внимание президент Владимир Путин. Выступая с посланием к Федеральному Собранию, он высказался в таком русле: историю русских революций необходимо глубоко и честно изучать; мы должны объяснить причины российской революции. Я думаю, что для современной России, где имущественное расслоение достигло колоссальных размеров, где существует масса глубоких социальных проблем наряду с несомненными успехами, это указание президента имеет особое значение. Перед нами в этой связи встает минимум один вопрос: какие уроки мы должны извлечь из событий 1917 года? 

– Каким знаком вы оцениваете Февральскую революцию? Какова ваша гражданская позиция?– допытывались участники круглого стола у тюменских ученых. В ответ прозвучало: «Любой человек, интересующийся прошлым, может дать оценку в силу своего настроения – положительную или отрицательную. Задача историка – изучить факт, проанализировать, сделать выводы. Образно говоря: «У историка не должно быть ни родственников, ни друзей». 

В сегодняшнем обществе остается масса обид, зависти, злобы, зачем это тащить из 17-го года? Но если мы скажем: давайте, граждане, мириться, и будет прекрасно, это то же самое, что сказать: не будет больше засухи, землетрясений. Для того чтобы наступило примирение, необходимо понимать прошлое. А чтобы его понимать, надо с малых лет воспитывать ребенка… 

Проблематика Великой Российской революции, которая объединяет Февраль и Октябрь 17-го в единое целое, вызвала у собравшихся большой интерес и жаркие споры. И это немаловажно. 

НА СНИМКЕ: на старинном фото И. Шустера запечатлена демонстрация в Тюмени. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фоторепродукция автора/