ВЫСТАВКА

В выставочном зале Тюменского регионального отделения союза художников России (Холодильная, 124) открылась персональная выставка Василисы Портновой. Художница из Ханты-Мансийска представила... нет, не просто подборку керамики и графики, а удивительно цельный ансамбль образов, воплощенных в двух, казалось бы, очень разных видах изобразительного искусства, – объемном и плоскостном.

Так, акриловый рисунок "Двое" и скульптура "Хранители нежности" воспроизводят один и тот же пластический сюжет – он и она сливаются в одно. Те же формы, те же позы, та же монументальная обобщенность, предельный минимализм, та же теплая, глиняно-песочная гамма, только рисунок – темнее, легче и резче, а композиция из шамота производит впечатление каменного монолита, сглаженного временем, но неразрушимого. "Я сегодня спросил нашу гостью, керамика идет от графики или графика идет от керамики, – рассказывает председатель Тюменского отделения союза художников Александр Новик. – И получил ответ: ни то, ни другое. Все взаимосвязано, это единый творческий процесс". 

Василиса Портнова, можно сказать, художник потомственный. Родители занимались живописью и графикой, она же поступила на отделение керамики Красноярского художественного института. Потом вернулась в родной Магнитогорск, а 13 лет назад ее пригласили в Ханты-Мансийский институт дизайна и прикладных искусств. Художница призналась, что рассматривала преподавательскую работу как "случайность и недоразумение". Хотелось сосредоточиться на творчестве, жить любимым делом. Но, выполнив пару заказов, она обнаружила, что "быть художником не так здорово". Вернее, быть художником и работать художником – не одно и то же. После этого педагогика открылась для нее с иной стороны. Да, порой приходится держать в голове два десятка студенческих проектов, вместо того чтобы обдумывать собственные, но где еще найдешь столько новизны... 

Теперь творчество просто "заполняет все пустоты в педагогическом процессе" и отчасти с этим процессом перекликается, побуждая к самоанализу, заставляя "рассматривать свои работы как некие методические пособия. Для художника не всегда важно, что лепить, скорее, важно, как лепить, как изображать. Каждая стилистическая деталь может изменить смыслообразование до неузнаваемости". Кстати, у экспозиции есть верхний ярус – на ограждении галереи, идущей вдоль двух стен зала, размещены планшеты с работами студентов Василисы Портновой. И это нисколько не противоречит тому факту, что выставка персональная. Ведь ученик – всегда творение учителя. 

Свою керамику художница делит на три группы. В одних работах она рассматривает взаимо- связь между живыми и неживыми формами, пытаясь преобразовать классическое изображение человеческого тела в предельно лаконичный вид, приближенный к виду геометрических фигур. В других – отражает состояние статики, ожидания, и при этом исследует "тектонические возможности глины, различия визуального восприятия одной и той же пластической темы, меняющейся в зависимости от стилевых ориентиров". Третью группу экспонатов составили женские торсы. Скульптуры, как подружки, сбились в стайки, объединенные то общностью силуэта, то техникой исполнения. Александра Новика эти работы восхищают глубиной и тонкостью взаимосвязей: "Кувшин переходит в женскую форму, женская форма переходит в пластику кувшина. Подобран очень красивый и лаконичный цвет, фактура вместе с цветом работает на образ... Все это, на мой взгляд, идет в первую очередь, от архаики. И пластика начала XX века здесь тоже присутствует". 

Русалка, птица Сирин, морской конек, странные создания в "бабушкиных кружевах". Затейливые фигурки из фаянса – обитатели сказок и мифов... Люди-глыбы, люди- окаменелости – остановившееся время, извлеченное из раскопов, из забвения, из снов о вечности. "Мегалитические бусы", которые могла бы носить древняя великанша. Рукотворные сталагмиты с узловатыми натеками, похожими на древесные сучья, спирали галактик в микрокосме человеческого тела, и взгляд в бесконечность, в себя, подобный взгляду светила из поднебесных высот. Древний Египет. Летучий контур Серебряного века. Аммониты, наделенные третьим глазом. Чужие секреты, которые могут храниться вечно. И еще многое, многое... 

"Смыслы художественного произведения не прибиты к нему гвоздями, – подчеркивает Василиса Портнова. – Смысл каждый раз рождается заново в момент взаимодействия художника и материала, художника и зрителя, произведения и зрителя. И если я скажу, что в данное произведение вложен какой-то определенный смысл, я может быть, тем самым его убью. Художественное произведение тем и отличается от дорожного знака, что смысл в нем для каждого свой". А значит, чем больше зрителей, тем больше смыслов, мыслей, осмысления, творческих фантазий, новых образов и оригинальных произведений искусства, которые, в свою очередь дадут начало еще одной череде смыслов. И так – без конца.

НА СНИМКАХ: автор и ее работы. 

Кира КАЛИНИНА /фото автора/