ИСТОРИИ СТРОКИ 

Не успеешь зайти в бутик, как симпатичная юная продавщица направляется навстречу: «Вам помочь? Что вас интересует? У нас новая коллекция…». На устах ее всенепременно улыбка, девушка надеется, что покупатель ей доверится и купит товар подороже. От такой навязчивости мне, например, становится не по себе. 

Сто лет назад в одном из тюменских магазинов случилось происшествие. Хозяин его, купец Израиль Литманович (Леонтьевич) Альтшуллер, торговал изделиями из драгметаллов, граммофонами, пластинками, пианино и другими необходимыми для жизни товарами. 

Любезнейший продавец с порога встречал каждого входящего. 

ПОКУПАТЕЛЬНИЦЫ ПОД КОНВОЕМ 

18 июня 1912 года в торговое заведение Альтшуллера заглянули две приезжие барышни, полюбопытствовали, есть ли вязальные машины. Им сообщили, что да, есть. Покупательницы внимательно выслушали уверения торговца об их прочности и замечательной производительности и приценились к одной из них. 

– Сколько стоит? 

– 150 руб. 

Цена им показалась великоватой, знакомая купила такую же за 85 руб. Вознамерились они уйти из магазина, но не тут-то было. 

– Вы что же, барышни, уходите, не купивши? – с легкой угрозой поинтересовался продавец. 

– Да у нас денег еще нет. Мы прицениться пришли. А сейчас на почту идем, за деньгами. 

– Зачем вам о деньгах беспокоиться, – говорит Альтшуллер, – наш мальчик сходит на почту, дайте ему доверенность, мы подпись засвидетельствуем, а вы у нас посидите, – сообщила подробности газета «Ермак». Нелегко оказалось избавиться от опеки хозяина. Он отправил с покупательницами своего служащего, который шел за ними по пятам. На почте, к счастью, барышни встретили знакомого чиновника, заведующего переводами, и стали рассказывать, что пришли под конвоем. Слуга Альт- шуллера вмешался в разговор, мол, не его это дело обсуждать чужие поступки. Чиновник возмутился нахальством торговца, выпроводил его за дверь. Тут же прибежал сын Альтшуллера и повышенным тоном начал доказывать что, раз они были в его магазине, отняли время, смотрели машину, то обязаны ее купить! Одна из барышень заплакала. 

Когда же послали за полицией, молодой Альтшуллер стушевался и ушел. Барышни переждали часок на почте, а потом их проводили через запасной выход… 

Другая история характеризует торговца и его семейство в выгодном свете. Сын Альтшуллера Михаил-Мендель в декабре 1912 года явился на первый призывной участок Тюмени для отбывания им воинской повинности. Работники участка столкнулись с проблемой: по законам Российской империи и по действующему в Сибири «Уставу о паспортах» 1903 года «Евреям приезд и водворение в Сибирь воспрещается». Такая вот ситуация вышла: явился доброволец, а ему говорят: «Вас здесь вообще не должно быть» («Ермак», 1912 год). 

В 1914-1915 годы Альтшуллер Израиль и его сын Леонтий состояли членами клуба приказчиков. Другой сын Альтшуллера, Виктор, после окончания Харьковского технологического института поселился в Петрограде. В декабре 1922 года доктор Станислав Карнацевич собрался в командировку в северную столицу. Дочь Альт- шуллера Зинаида, узнав об этом, купила на рынке масла… Просто Булгаковское начало, подумалось мне. Масло – сливочное, действующее лицо – уважаемый доктор, да и город не Москва. Какие могут быть страсти? 

Карнацевич вспоминал: «Когда я привез масло, Альтшуллеры, муж и жена, хозяева четырехкомнатной, упросили меня пожить у них и даже согласились кормить обедом. В городе еще случались налеты на квартиры, и поэтому еще один мужчина в доме лишним не был. Я помогал Виктору Израилевичу колоть дрова, а он удивлялся, где я этому научился… Виктор Израилевич был очень добрый в душе человек и очень наивный – тип такого чеховского интеллигента, мало приспособленного к жизни». 

Станислав Карнацевич очень любил театр, но билет в Мариинский стоил четыре миллиона рублей, а прокатиться на трамвае туда и обратно обходилось в шесть миллионов. Виктор Альт- шуллер работал в «Петроторге», зарплату имел в 700 миллионов рублей. Его жена – бухгалтер частного предприятия «Канцбумтрест» – получала 1 миллиард 600 миллионов рублей. Это был период нэпа, деньги обесценились. 

В это же самое время в Тюмени дела обстояли так. Израиль Литманович (Леонтьевич) выполнял обязанности старосты синагоги, пока ее не закрыли большевики. В 1928 году, несмотря на свой 80-летний возраст, выступил инициатором создания отделения Общества по земл е у с тр о й с тву евреев трудящихся (ОЗЕТ). Новая структура быстро набирала обороты, евреи-горожане под руководством Советской власти организовали два или три колхоза, что само уже по себе удивительно. И дела у них пошли хорошо. Но объединения по национальному признаку не продержались. Власти их прикрыли. 

Дом Альтшуллера находился на улице Ленина, 12/(Спасской)/Красина, 16 (Телеграфной). Внешне выглядел непрезентабельно, клонился к земле, как старик. В советское время приспособили его под детский сад «Огонек», затем общежитие университета. В 2003 году деревянный особняк снесли, взамен, по проекту архитектора Андрея Федорова, выстроили белый шестиэтажный дом с элитными квартирами. В одной из них с 2007 года жил известный детский писатель В.П. Крапивин. В 2014 году Владислав Петрович уехал обратно в Екатеринбург, не дождавшись радостной вести: ему присвоили звание «Почетный гражданин г. Тюмени». 

ХОД ВРЕМЕНИ 

Сохранился каменный краснокирпичный богатырь по Республике, 26 (бывшей Царской), который имеет прямое отношение к купцу Альтшуллеру. В нем находилась его типография. В декабре 1915 года поломалась пишущая машинка у секретаря городской Думы. Шла Первая мировая война, бюджет города испытывал трудности, цены на товары росли и кусались. В магазине Альтшуллера удалось приобрести «более прочную, практичную, по признанию специалистов, машинку «Ундервуд» с надбавкой по случаю военного времени за 345 руб., в коей возникла крайняя надобность». 

В этом же солидном доме в разные годы располагались торговые точки. В частности, магазин купцов Ионова и Алина, где принимались заказы на «мужские и дамские меховые вещи. Цены без запроса», «Парфюмерные и косметические товары», писчебумажных и канцелярских товаров «Экономия», магазин Антипкина, в котором был выбор обоев, багетов, посуды, хозяйственные принадлежности, а также обувь и дорожные вещи. У Генриха Перетца всегда в продаже имелись галантерейные товары, платье «прет-а-порте». 

Владельцы дома тоже менялись. В конце XIX века это собственность Матвея Афанасьевича Бабушкина, затем – Михея Андреевича Верещагина, после – небезыз- вестного нам купца-мецената Андрея Ивановича Текутьева, который торговал здесь крупчаткой, винными и бакалейными товарами. После тяжелой болезни здоровье Текутьева подорвалось, отчего последовала кончина, в 1916 году дом перешел его родному племяннику Ивану Яковлевичу Некрасову. Он служил у дяди доверенным. Через два года и его не стало. В 1919-м дом национализировали. 

В 1980-х книгоманов сюда притягивало, как магнитом. На первом этаже здания находился магазин «Букинистическая книга». Ощущался книжный дефицит, а здесь можно было найти подержанные, иногда и совсем новые издания русских и зарубежных классиков. 

В начале века XXI для памятника архитектуры наступили тяжкие испытания. Лет десять был он покинутым: без крыши, без дверей. В 2004 году дом восстановили, причем строители поступили мудро: оставили в покое старые стены, внутри установили металлический каркас. Архитекторы Александр Клименко и Владимир Панфилов за проект реставрации получили «Гран-при» на Тюменском региональном фес тивале-конкурсе «Зодчество-2005». 

– Просто реставрировать объект и получить те же площади? Никто за это не брался. Как тогда его привести в порядок? Инвестиционный проект предполагал выгоду, мы решили надстроить стеклянный третий этаж, оставив абрис старого, – пояснил Александр Клименко. – Сохранили прежний фасад здания и те же параметры улицы. Но ведь не одинокое оно в поле, стоит в городском контексте. С одной стороны, улица – бывшая Царская, с другой – площадь Театра кукол. Стандартный дворовый фасад здесь явно неуместен. Мы трансформировали его в некие кулисы для театра. Проект был изящней, аккуратней. Не секрет, что при строительных работах допускаются отклонения от задуманного, башня получилась нахлобучкой. 

На куполе появилась люнетта. В ней должны быть часы, но поместили изображение солнца, что, впрочем, тоже неплохо. 

НА СНИМКАХ: дом купца Альтшуллера, в котором случилось происшествие (здание не сохранилось, фото 1980-х годов); каменный старинный богатырь обрел современные черты, стал украшением Тюмени; обитательницы нашего славного города. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото и фоторепродукции автора/