ПЕРЕД ПРЕМЬЕРОЙ 

В малом зале театра "Ангажемент" снова прошла публичная читка новой пьесы. На этот раз тюменцев пригласили познакомиться с инсценировкой романа журналиста и писателя Анатолия Омельчука "Река возвращается", настоятельно попросив не обращать внимания на декорации, подготовленные к показу новогодней сказки. Все-таки произведение взрослое, а действие происходит в основном летом. Но образ волшебного леса с елями в снежных шубах и пушистыми белыми шарами, свисающими из-под потолка, оказался неожиданно созвучен пьесе, наполненной воспоминаниями о детстве, счастье, юношеских мечтах и первой любви.

Уже второй раз театр получает грант правительства области на постановку спектакля по произведению тюменского автора. Чуть больше года назад свет рампы увидел "Край" по роману Виктора Строгальщикова. Тогда инсценировку доверили драматургу из Екатеринбурга Валерию Шергину – и зрители "Ангажемента" впервые познакомились с форматом читки. Оказалось, это интересно: в ситуации, когда актеры читают свои роли, просто сидя перед публикой в ряд, без движения, без декораций, главным действующим лицом на сцене становится авторский текст. Если текст хорош, сила слова, прочувствованного артистами, способна по- настоящему увлечь зрителя. Например, перенести на берега Оби, в давно минувшую пору, когда в поселке Могочино... 

"...все подчинялось, все принадлежало лесозаводу... У лесозавода была даже собственная речка... Называлась Протока... Сколько себя помню – мы в этой Протоке купались. С бревен. Или с плотов. Водных прогалов там было не густо. Выберешь плот, прогал и плаваешь. Замечательно нырять под бревна. Сначала под одно, под два, под три сразу. А если под целый плот – уже герой. И бегать по бревнам. Они верткие, скользкие, тонут, крутятся..." 

Все это и еще многое герой Леонида Окунева, актера и директора "Ангажемента", рассказывает сыну Сашке – современному, городскому, интернетно-смартфонному и в придачу обиженному на отца. За то, что когда-то ушел, бросил, а теперь приволок в несусветную глушь, за тридевять земель от города, где вся Сашкина жизнь, и девушка Катя, а рядом с ней без пяти минут, да что там – без пяти секунд, счастливый соперник... А тут, видишь ли, рыбалка, и зачем-то разговоры по душам, и неспешные воспоминания о мальчишеских забавах, о скупых, недосказанных отношениях с отцом – дедом, которого Сашка не знал, о первом фотоаппарате, о первом поцелуе, о сумасшедшей попытке переплыть широкую, холодную, норовистую Обь, о драке на танцах в поселковом клубе, о любви всей отцовской жизни – но не к его, Сашкиной, матери. Как будто все это не может подождать?.. 

Превратить прозу в драму в принципе непросто. А в данном случае Шергину пришлось решать особенно сложную задачу: "Река возвращается" – роман-эссе, состоящий из отдельных новелл и рассказов, события которых происходят в разное время, в разных местах и с участием разных людей. "Хотелось сделать пьесу для большой сцены, – признается драматург. – Придумать свою большую историю, связанную с сибирской деревней. Хорошие декорации, очень много массовки... Но начал работать с текстом, и это не пошло, тогда появилось решение сделать пьесу для маленькой сцены". Ставить ее будет режиссер Александр Кудряшов, тоже из Екатеринбурга. 

Сквозной линией, объединившей разрозненные эпизоды, стала история отношений отца и сына, в которую вплетаются несчастливые истории любви того и другого: "...Она не любит меня. Почему мне важно, чтобы именно эта женщина любила меня? Я умер в ее сердце, так? Значит, я умер везде. И навсегда. Меня нет... Это не просто меня не любят. Я есть, если она меня любит. Если не любит... Страшно жить без себя. Тебя нет, а ты живешь..." Сашке повезло: отцу, который сам не раз ошибался, хватило опыта и смекалки, чтобы уберечь сына от неверного шага. 

И пусть все, кажется, в прошлом, и Томки-Тамары больше нет, дом ее все так же стоит на берегу великой Оби – реки воспоминаний, реки времени, реки жизни. Они придут туда вдвоем, отец и сын, а на пороге (вдруг!) – она. Молодая, красивая – не зевай, Сашка! Родная кровь – племянница... "Говорят, нельзя дважды вой- ти в одну реку. Но это и не нужно. Потому что река возвращается". 

Анатолий Омельчук, присутствовавший на читке, игрой артистов доволен: "Очень мне понравился сын Сергея Константиновича. Он добавляет драйва". Но писателя беспокоит: не будет ли современному зрителю скучна деревенская история из прошлого века? Возможно, для того театр и привлек к работе над спектаклем молодых людей, чтобы они увидели коллизии романа глазами нового поколения, осмыслили по-своему – и показали публике. 

Для театра читка – это первая проба. Возможность оценить реакцию зрителя: что он понял, чего не понял, что понравилось, а что – не очень. Зрителю же читка дает вовлеченность в театральный процесс и простор для фантазии – какой "Река..." предстанет в законченном спектакле, не окажется ли она совсем другой, неожиданной? 

Посмотрим. 

Кира КАЛИНИНА /фото автора/