ИСТОРИИ СТРОКИ 

Наверняка в каждой семье есть фотоальбом, где бережно хранятся снимки разных лет. Стоит только его открыть, и затевается эмоциональный рассказ: 

– Вот тут наша доченька совсем маленькая, в детском саду на празднике. Дед Мороз плюшевого зайца подарил. Она ему потом ухо оторвала. А это – первый класс. Букет гладиолусов выше нашей Аленки… 

Сколько историй хранят черно- белые карточки! Они мигом оживят память. Глядя на запечатленные кадры, ловишь себя на мысли: а ведь жизнь-то удалась! Сколько хорошего было! 

Давайте совершим увлекательный променад в фотографическое прошлое. 

НА ПЕРЕКРЁСТКЕ ДВУХ ДОРОГ 

В 20-х годах прошлого века в Тюмени работал фотограф Соломон Кардонский. Его фамилия заинтересовала меня, и я обратилась к великой труженице архивного дела М. А. Смирновой: 

– Старожилы помнят актрису театра драмы Нину Яковлевну Кардонскую, не приходится ли Соломон ей родственником? 

Майя Андреевна обрадовалась вопросу: 

– Кардонские – известная в Тюмени фамилия. В послевоенные годы любимая всеми артистка Нина Яковлевна жила в доме по улице Дзержинского, 40. Этот особняк до революции принадлежал купцу Бровцыну. Когда актриса ушла на заслуженный отдых, то уехала на жительство к дочери в Москву. А фотографу Соломону Кардонскому она приходится родственницей. 

В госархиве Тюменской области в подшивке газеты «Трудовой набат» за 1924 год нахожу рекламное объявление. Автор его не поскупился на газетную площадь, чтобы тюменцы не пропустили сообщение: прочли, запомнили и пришли. 

«Опытный фотограф Кардонский. 15 июля открывается художественная фотография. Исполнение работ по увеличению, портреты тушью и акварелью. Получены специальные детские пластинки. 

Раньше работал в фотографии Шустера с промежутками 9 лет, и все ответственные работы по фотографии исполнены только мной, имею двадцатилетний стаж. Полная гарантия за исполнение заказов. Садовая ул., дом Бровцина». (Написана фамилия через «и» – прим. Е.Д.). 

Самые известные снимки этого автора: «Самолет «Юнкерс» в Тюмени», ноябрь 1924 г.», «Военный парад» 7 ноября, конец 20-х годов», «Выпуск первых тюменских курсов водителей- автолюбителей.1924 г.». 

Из этого списка меня больше заинтересовало коллективное фото сотрудников газеты «Трудовой набат». Среди газетчиков – ни одной женщины, что, впрочем, неудивительно, изначально считалось, что журналистика – мужская профессия. 

Находился фотосалон Соломона Кардонского на улице Дзержинского, 42 (бывшей Садовой). До революции особняк тоже принадлежал Бровцыну и стоял по соседству с домом, в котором жила актриса Нина Кардонская. 

В 30–40-е годы на Дзержинского, 42 работала фотография № 6 артели «Бытовик», в которой трудился Трофим Банщиков. Он тоже ученик мастера светописи Шустера, по всей видимости, Трофим Логинович работал в этом доме после Кардонского. 

Интерьер фотографии № 6 был устроен подобающе. Имелись бархатная штора, венские стулья, детские вещи, другие необходимые предметы, которые привносят в портрет соответствующий колорит. 

СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ 

Тюменка Татьяна Георгиевна Гуляева, внучка талантливого фотографа Трофима Банщикова и родственница прославленного певца Юрия Гуляева, отыскала в забытой истории, как сказал бы поэт, «сердцу дорогие мгновенья». 

Отец Трофима, Логин Андреянович, занимался почетным трудом – доставлял тюменцам воду. Словом, был водовозом. «Когда старшему сыну Трофиму, моему деду, исполнилось 9 лет, родители отдали его учеником в фотографию А. С. Шустера, где он полностью овладел профессией фотографа. Трофим отрабатывал учебу работой по дому, как классический Ванька Жуков. Его отцу кормить ребенка в большой семье было трудно, да и учить не на что», – пишет Татьяна Георгиевна. Революция 1917 года застала ее дедушку в Петрограде, где он учился в военно-авиационной школе в Гатчине. Т. Банщиков принимал участие в сражении под Пулковскими высотами – в одном из первых боев красных авиаторов с контрреволюцией. Вернувшись в Тюмень, Трофим Банщиков продолжил работу фотографом в городской газете «Красное знамя». 

После образования Тюменской области в 1944 году газета поднялась в статусе, ее новое имя стало «Тюменская правда». Профессиональную эстафету продолжил Аркадий Космаков. Он был большим трудягой и легким на подъем – завидные качества, которыми должен обладать настоящий журналист. Георгий Федорович Киёв придавал фотоснимкам Космакова художественную выразительность, ретушером он был непревзойденным. В 60-х в областной «молодежке» начал свой творческий путь талантливый фотокор Юрий Григорьевич Чернышев, впоследствии свыше 50 лет проработавший в газете «Тюменская правда». 

В те годы в Тюмени устраивались областные фотовыставки, на которых свои лучшие работы выставляли мастера светописи. И начинающие, и профессиональные фотографы могли многое для себя почерпнуть из этого многообразного запечатленного мира. 

Получается неразрывная связь поколений, профессиональное братство: Шустер – Кардонский – Банщиков – Космаков – Чернышев. 

Хорошую аппаратуру в то время не так-то просто было достать. Как сообщает Татьяна Гуляева, фотоаппарат ее дедушки перешел в руки Киёву, с которым он работал долгие годы. А дочь художника А. П. Митинского, Евгения Александровна Митинская, рассказала: «Космаков продал моему отцу в 50-х годах хороший фотоаппарат. Аркадий Васильевич приходится родственником протоиерею Дмитрию Космакову, который был законоучителем Тюменского уездного училища, награжден орденами Св. Анны. Нам этот священник тоже приходится родственником». 

– Вдруг в архивных материалах наткнетесь на какой-нибудь интересный факт, не пропускайте его мимо, – попросила меня Евгения Александровна. 

И вот мелькнула запись в журнале городской Тюменской Думы за 1911 год: «Протоиерей о. Василий Космаков обратился с ходатайством о сложении с него взыскания Управой пени (1 рубль) за несвоевременный взнос денег по сбору с экипажей, причем в своем ходатайстве о. протоиерей указывает, что в последний день, назначенный крайним сроком для поступления с экипажей, он был занят исполнением треб (совершал молебствие в деревне Труфановой), а потому не мог явиться в Управу для внесения в ея кассу указанного сбора». 

Дума не нашла оснований в удовлетворении просьбы, так как давался целый месяц для внесения сбора. Для современного читателя удивительно – депутаты рассматривали такой мелкий вопрос. Я же обратила внимание на несовпадение имен священников, Дмитрий Андреевич служил в Ильинской церкви, а Василий Алексеевич – в Михаило- Архангельской. Как выяснилось, всего в Тюмени духовных лиц с фамилий Космаков в разные годы было 17! И многие из них – родственники. 

НА САДОВОЙ 

Однако вернемся к началу нашей истории. Как было упомянуто, фотоателье, в котором трудились Кардонский и Банщиков, располагалось в доме Бровцына. Это был деревянный двухэтажный особняк, стоял он наискосок от «Темпа». В нем еще работала парикмахерская. В 1975 году 9 мая дом сгорел. На его месте в 1997 году выстроили Центр международной торговли. Отдадим должное архитектору Игорю Литовке, сумевшему вписать турецкий проект в тюменскую среду и сделать реверанс в сторону исторической застройки. 

А мы, пожалуй, пройдемся по улице Садовой, нынешней Дзержинского. Деревянный ладный собой дом № 32 тоже принадлежал Сергею Степановичу Бровцыну. Хозяин сдавал в нем квартиры, среди жильцов были доктор Ошер Мейлахович Френкель и мещанин Константин Константинович Хряков. Как свидетельствует архивный документ, в 1911 году Бровцын взамен существовавшей ранее галереи собственного дома построил деревянный двухэтажный фотографический павильон. 

У этого господина Бровцына в 1901 году в собственности было пять двухэтажных деревянных домов. Все расположены в центре города. А где ж им быть, если человек богатый и при власти? 

Бровцын выбирался гласным в городскую Думу, был членом комиссии по общей переоценке недвижимых имуществ в Тюмени. 

В соседнем деревянном доме на Садовой (Дзержинского, 34) в первые годы XX века располагалась фотография Луки Родионова. К этому мастеру охотно шли тюменцы разных сословий, позировали перед чудо-фотоаппаратом и, получив снимок, оставались весьма довольными. 

После революции павильон Родионова закрыли, в 1922 году Лука Иванович скончался от тифа, похоронен на Текутьевском кладбище. Его сын Константин и внук Вадим продолжили занятие фотоискусством. Константин Лукич работал в ателье Кардонского, в 1930-х годах он стал сотрудником артели «Бытовик». 

Выходит, на бывшей улице Садовой (Дзержинского) концентрировалась фотографическая жизнь Тюмени. 

До сих пор старшее поколение горожан хранит добрую память о фотосалонах на Дзержинского. Тюменцы прихорашивались, надевали лучшие наряды и шли к кудесникам светописи, чтобы запечатлеть себя на долгие годы. Через несколько дней получали снимки и радовались: «Хорошо мы тут вышли». 

Наверняка в старых семейных альбомах сохранились фотокарточки названных мастеров. 

А в заключение напомню одно меткое выражение, которое слышала не раз: «В Сибири – все свои. Если не родственники, то соседи. Все друг друга знают». 

И наш сюжет – тому подтверждение. 

НА СНИМКАХ: недвижимость купца Бровцына, оставшаяся Тюмени в наследство; коллектив газеты «Трудовой набат», 1924 год. Фото С. Кардонского. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фоторепродукция и фото автора/