Проба пера

Немало человеческих душ захватывает стихия стихов.

В моменты эмоциональных переживаний многие брались за перо, чтобы изложить свои чувства в поэтической форме. У некоторых это даже неплохо получалось. И после одобрительных высказываний друзей и знакомых закрадывается мысль: а может, я тоже поэт? Но как это узнать, есть ли основания так думать? Вот для таких любителей поэзии, желающих узнать цену своему произведению и стремящихся к самосовершенствованию в работе со словом, и служат литературные объединения. 

Одно из них работает при Тюменском региональном отделении Союза писателей России. Здесь творческие люди встречаются для обсуждения своих и чужих произведений. 

Литобъединения прошли многие тюменские писатели, прежде чем стать членами СПР. Некоторые из них продолжают участвовать в их работе и помогать начинающим. Двери нашего литобъединения открыты с сентября по май во вторую и четвертую среды каждого месяца с семнадцати часов по адресу: ул. 50 лет Октября, 48 (с тыльной стороны здания в помещении Тюменского городского многопрофильного центра). 

Представляем подборку стихов, авторами которых являются активные участники литобъединения. 

Егор КОСИН, руководитель литобъединения 

 

Андрей ШЕВЦОВ 

ОЖИДАНИЕ ГРОМОВЫХ СТРЕЛ 

У меня на окне занавеска из ванной: 

рыбы – вверх плавниками. 

Я уже третий год пребываю в нирване, 

в тишине с облаками. 

За бездонным окном проплывают вороны, 

даже «вёсла» не сушат. 

Я сижу за столом, словно приговорённый, 

и пишу свою душу. 

Целит в правый висок из соседнего дома 

мне чернильное дуло – 

там овал чердака дожидается грома, 

ну, и чтобы блеснуло… 

Так пронзит мне висок вдохновенная пуля, 

или вылетит голубь?.. 

Ах, глаза голубые, как небо июля, 

смотрят в чёрную прорубь. 

Плыл с козлиною мордой ковчежец Ноев, 

сгнил, рассыпался чечевицей… 

Коль юрод из потёмок нутра не ноет, 

открываю себя ключицей… 

И растут из-под век, словно два маслёнка, 

мои очи, они же вежды… 

Над заросшим прудом ждёт-пождёт Алёнка 

в старорусской своей надежде. 

И приходит Четверг – с топором, в сорочке… 

Или мне это счастье снится? 

Нет, искрится в хвосте иль крыле сорочьем 

золотое перо жар-птицы… 

Вылезают из дуба клыки кабаньи, 

небо в небе цветёт, как ирис… 

И берёт в свете молнии люд кабальный 

бересту, талипот, папирус… 

                      * * *

Сергей ЦЕЛЫХ 

                       . . .

Поэзия – отдушина моя 

От жизни нашей, серой и унылой. 

Поэзия – вершина бытия, 

И нет чудес, сравнимых с той вершиной. 

К ней труден путь, но счастлив будет тот, 

Кто не согнул в поклоне рабском спину 

И, прошагав сквозь тернии вперёд, 

Ступил ногой на светлую вершину. 

                        . . .

КАРТИНКА 

Листья раскрасила осень 

В яркие жёлтые краски. 

Неба усталого просинь, 

Словно палитра из сказки. 

В облаке клин журавлиный 

В дальние дали стремится, 

А за дорогою длинной 

Красное солнце садится. 

                        . . .

О ТАЛАНТАХ 

Во дворцах таланты не живут. 

В роскоши таланты умирают. 

Только труд, порою тяжкий труд, 

Расцветать талантам помогает. 

Только труд заставит засверкать 

И стихи, и музыку, и краски. 

Только труд. Иного не сыскать. 

Лодыри талантливы лишь в сказке. 

                      * * *

Светлана ЕРОФЕЕВА 

ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР 

Вечер кошкою крадётся. 

Солнце прячется за лес – 

Месяц весело смеётся. 

Звёзды падают с небес. 

Соловей в кустах защёлкал 

Там, где прячется закат. 

Сеет ветер из кошёлки 

Дивной розы аромат. 

Этот вечер, как причастье, 

Как земная благодать! 

Звёзды сыплются на счастье... 

Успевайте подбирать! 

В серой жизни и откуда 

Вдруг такое волшебство? 

…Просто надо верить в чудо 

И – получите его! 

                       . . .

О РОССИИ 

Символ России – берёза, 

С неброскою, милой красой. 

С любимою чеховской прозой, 

С есенинской дивной строкой. 

Зовёт меня русское поле 

В пахучие травы прилечь, 

Где с детства родное приволье 

И образно-русская речь. 

Я видела страны чужие 

И много других городов, 

Но им не сравниться с Россией, 

Где мама, и дети, и кров. 

Где свежесть пушистого снега 

Приснится за лето не раз. 

И запах горячего хлеба 

Я вспомню в последний свой час! 

                       * * *

Елена ГРИДИНА 

ДОЖДИК 

Окна вымыты на совесть – словно нет стекла. 

Солнце вмиг ушло, из тучи сырость потекла. 

Говорят, что мыть машину – быть дождю! 

Я в приметы свято верю – вот и жду. 

Ветер сор несёт вдоль улиц и воронки вьёт, 

Скользкой веткой тополиной по балкону бьёт. 

Клён-гигант над двухэтажкой кроной парусит, 

Серый дождик пылью мокрой нудно моросит. 

И куда тепло девалось, ветер очень крут... 

Это небо загрустило, тучи слёзы льют. 

И мои текут неслышно – горько-солоны, 

Незаметно-одиноки вам со стороны. 

А досужие не спросят, что с лицом у вас, 

Отчего вдруг серой бездны цвет сменился глаз. 

Почему поникли плечи, пепел на висках, 

И застыли мои губы в горестных тисках? 

Только я вам не отвечу, раз вопроса нет, 

Я-то знаю, как под вечер в небе меркнет свет. 

Уж не раз по лунной стёжке уходила прочь 

В те края, откуда утро возвращало ночь. 

Потому-то мне сегодня горестно вдвойне, 

Только грустный дождик в гости просится ко мне. 

Вот и вымой окна в доме – точно быть дождю! 

Я в приметы свято верю... Вот и жду. 

                      * * *

Владимир ГЕРАСИМОВ 

И ДУША ЗДЕСЬ ВСЕГДА МОЛОДЕЕТ… 

Хлебом зреющим тянет с полей, 

И повсюду напев слышен звонкий. 

Нет для сердца картины родней, 

Чем просторы родимой сторонки. 

С вольным ветром пройдусь поутру 

К тем хлебам, что уже золотеют 

И в лугах я букет соберу 

Тех цветов, что повсюду алеют. 

Уйду тропкой заветной в леса, 

Окунусь там в прохладу их сени 

И услышу берёз голоса, 

И пойму, как их понял Есенин. 

За околицу выйду опять. 

Обнимая деревья, как прежде, 

Снова буду тебя вспоминать, 

Свои планы, мечты и надежды. 

Тут всё так же скрипят тополя, 

Лишь от времени крыши стареют. 

Но влечёт нас родная земля, 

Ведь душа здесь всегда молодеет. 

                      * * *

Татьяна МАЛИШЕВСКАЯ 

ДАВАЙ ПОЙДЁМ С ТОБОЙ К РЕКЕ 

Давай пойдем с тобой к реке 

Без грустных мыслей, налегке. 

Давай забудем о делах, 

В ночных купаясь зеркалах. 

Луна… Звезд россыпь… Тишина… 

Иди ко мне… Так ночь нежна… 

И в перевернутых лесах, 

На отраженных небесах, 

Гуляем в сказочной реке 

Рука в руке, рука в руке. 

                       . . .

ОТТАИВАЮ СЕРДЦЕМ И ДУШОЙ… 

Весенний день так трогательно прост 

Щебечут воробьи, и пахнет травкой, 

И умиляет каждая козявка, 

И зернышко, пустившееся в рост. 

И верится – все будет хорошо! 

С зимою улетят все огорчения! 

Крошу сейчас воробышкам печенье, 

Оттаиваю сердцем и душой. 

                        . . .

КАМЕННЫЙ ЦВЕТОК 

Всю ночь ваял ты Каменный цветок, 

А город серый спал каменоломней. 

За лепестком ты резал лепесток, 

Вообразив на миг, что Богу ровня. 

Творенье рук – ожившая мечта 

Закрыло небосвод, луну закрыло… 

И словно бы подведена черта 

Меж тем, что тленно, и что вечно живо! 

Ты гений, ты творец, почти что БОГ!!! 

Но пахнет камнем Каменный цветок! 

                      * * *

Владислав КОРНИЛОВ 

СЛУЧАЙ НА ОХОТЕ 

Ясону Бадридзе посвящается 

Светало. Кровью харкала заря. 

В глубь леса уходила волчья стая. 

Крича и в воздух изредка стреляя, 

За стаей шли по следу егеря! 

Расставлены стрелки по номерам – 

Обветренны и беспощадны лица. 

Свинец в стволах охотничьих томится. 

И все готовы бить по секторам… 

Картечь со свистом рвёт живую плоть – 

Из десяти волков осталось двое. 

И облако обняв пороховое, 

Танцует смерть! И страх не побороть… 

Матёрый встал, ощеривши клыки – 

Натянутой струной гудит верёвка: 

Нанизанные на верёвку ловко 

Болтаются флажки, как языки. 

Волк прыгнул через них что было сил, 

Хотя и знал, что это против правил! 

Животный страх он за чертой оставил 

И все запреты волчьи преступил. 

Волчица, было, бросилась к нему, 

Но, прыгнуть не решившись, заскулила – 

Какая-то неведомая сила 

Её держала в егерьском плену. 

Из пасти на морозе пар валил. 

Она в глаза ему смотрела, не мигая. 

Рыча-визжа-скуля и даже лая… 

Матёрый за собой её манил. 

Волк в раж вошёл – верёвку перегрыз, 

На снег флажки зловещие упали, 

Как вкопанные егеря стояли, 

Ружейные стволы направив вниз… 

Во все лопатки волки мчались в лес, 

А люди, удивленные, смотрели 

Как две спины мелькали между елей, 

Пока вожак из вида не исчез…