Истории строки

Сердцем Тюмени можно назвать Центральную площадь. Красивая, торжественная, демократичная – самая главная! История ее удивительная и богатая. Так и должно быть у старинного города.

Базарная, Ярмарочная, Торговая, Хлебная 

Это дореволюционные имена площади. Купцы имели здесь лавки, сюда стекался народ за покупками, и не только. На площади устраивались балаганные кукольные зрелища: озорной Петрушка лихо расправлялся со своими обидчиками. Работал театр-цирк, который был рассчитан на простую публику, в нем «могли бывать все, не стесняясь ни своего костюма, ни кошелька». 

На нескучную площадь направлялись гости города: писатели с мировым именем Федор Достоевский, Антон Чехов, знаменитый клоун Анатолий Дуров, адмирал Степан Макаров. Культовое место, неправда ли?  

Гроза фашистов

Однажды я обратила внимание на мемориальную доску, прикреп-ленную к могучей стене Дома Советов. Не поленилась прочесть. «В 1941-45 годы на этом месте находился авиационный завод, выпускающий для нужд фронта десантные планеры А-7 известного авиаконструктора О.К. Антонова». На мраморной доске изображен маленький самолетик. Так вот какой этот планер – гроза фашистов! 

Участница трудового фронта Екатерина Петровна Казакова делала детали к этим планерам. Конечно, я с вопросами: что да как? 

– В 21-й школе мы с девчонками склеивали деревянные дуги. Они были большие, нелегонькие. В несколько рядов их уложим, клей ползет, а надо дуги удержать. Ну, ничего, справлялись. Готовые детали, не припомню, везли на грузовиках? Нет, скорее, на лошадях – в крытые лабазы колхозного рынка, там шла сборка планеров. Вовнутрь нас не пускали. Секретное производство. Но мы знали – ночью наши самолетики увозят на фронт. Потом в 21-й школе госпиталь открыли. Больше-то ничего такого и не вспомню.

Екатерина Петровна держится молодцом, глаза искрятся добротой, толстую косу тронуло серебро, выдавая прожитые годы:  

– Девятый десяток пошел, а тогда 17 лет было, – говорит она. – С начала войны в Тюмени формировалась 368 дивизия. В ней служил мой муж Константин Иванович Казаков, он музыкант, трубач. Вернувшись с фронта, играл в духовом оркестре в городском и загородном садах. Где теперь здание обкома, была свободная площадка – чистое поле, там допризывники проходили строевую подготовку. Маршировали, учились с винтовкой обращаться. На фронт все, как один, рвались.

В июньский день 1941 года чуть ли не вся Тюмень собралась на митинг по случаю начала Великой Отечественной. Деревянные трибуны установили на месте, где сейчас памятник Ленину. Военкомат, откуда добровольцы уходили на фронт, был совсем рядом – там, где сегодня высятся здания «Главтюменьгеологии» и телефонной станции.   

Боевой штаб в тылу 

Размещался военкомат в небольшом деревянном доме, огороженном штакетником. С какими мыслями, чувствами уходили тюменцы на фронт? В подшивке газеты «Красное знамя» за 1941 год мне попалась статья за подписью Н. Антуфьева, как раз о тех героических днях: «Здесь можно видеть людей различного возраста. Все они выглядят мужественными, бодрыми. Скорее быть зачисленными в действующую армию, скорее уехать на фронт громить врага – вот о чем думает каждый патриот. …Десятки, сотни заявлений поступают от добровольцев в горвоенкомат о зачислении их в ряды действующей Красной армии. В каждом из них можно видеть: «Убедительно прошу послать меня добровольцем на фронт. Желаю громить фашистскую мразь»…

На сборный пункт пришла мать 9 сыновей тов. Самигулина. У нее три сына защищают Родину. «Сегодня я провожаю четвертого сына в РККА, – говорит она. – Надеюсь, что мой сын вместе с другими бойцами Красной армии будет беспощадно бить врага»

Сын обещает своей матери быть достойным бойцом-патриотом своего народа.  

Хорошо поставлена на сборном пункте агитационно-массовая работа. Уютно обставлены комнаты. Здесь кино, радио, свежие газеты и журналы. 

Дежурный по агитпункту знакомит вновь пришедших военно-обязанных с международной обстановкой. Ежедневно проводятся беседы о боевых действиях Красной армии, демонстрируется в день 2-3 раза кинокартина. 

За последнее время военнообязанные просмотрели кинокартины «Александр Невский», «Суворов», «Всадники». Много хороших музыкальных и хоровых номеров продемонстрировали здесь коллективы художественной самодеятельности артели «Швейпром», школ № 1 и 50. Ежедневно на сборном пункте военкомата выходит стенная газета – боевой листок». 

Еще раз убеждаешься, что газетчики пишут историю, точно передают эмоциональный накал событий и колорит своего времени.  

Колхозный рынок

После войны Центральный колхозный рынок вернулся к привычным ритмам. Главный его вход был со стороны Республики. Территорию огораживал деревянный забор. Торговые корпуса, ларьки, множество народу. И грязь, огромные лужи. Еще в 1927 году газета «Красное знамя» огорчила тюменцев известием: «Базарная площадь не будет замощена. Производится только осушение площади от застоя воды. Уже проведена одна большая канава, в дальнейшем будет прорыта еще одна». 

Судя по всему, эти канавы плохо выручали. Но покупатели смотрели больше на прилавки, чем под ноги. Рынок хоть и был некомфортно по нынешним меркам устроен, но впечатлял изобилием. Мясо, благородная рыба: щуку за рыбу не считали, карась стоил копейки. Был отдельный павильон для молочных продуктов. Молоко, например, продавали в замороженном виде. Подогреют миску, вынут из нее застывшую желтовато-белую массу с обильным слоем сливок, и пирамидой выложат. По цвету сразу видно, что жирное молоко, а не забеленный лед.  

Продавали скот: коров, овец, свиней, кур, гусей и корм для живности. В городе многие держали буренок, сено с рынка доставляли на лошадях, а пасли коров в окрестностях города. Общество охотников выкладывало на прилавок винтовки 16 калибра. Приобретаешь, заполняешь документ и, пожалуйста, на Казачьих лугах (район Лесобазы) стреляй уток. Не кровожадный был народ, селезня подстрелишь, и хватит. Холодильников не было, где хранить мясо? Каждый охотник  должен сдать 10 лапок ворон – таково было условие, чтобы получить порох. Вороны истребляли полезных птиц, наносили урон сельскому хозяйству, поэтому их отстреливали. 

На толкучке с рук покупали подержанные вещи. На краю рынка, на углу Водопроводной–Республики, стоял общественный бесплатный туалет. Пельменная была ближе к улице Ленина. В нее по большей части мужички захаживали. Местные фотографы на стенде у своего киоска выставляли самые удачные карточки, народ с удовольствием разглядывал портреты, всем хотелось «сфоткаться покрасивше», и фотографы не скучали, всегда при работе.  

К вечеру, перед закрытием базара, можно было поторговаться. Как сейчас говорят, – получить скидку, а тогда просто – уступить. Случалось, обвешивали. Гирьки подпиливали изнутри, вес тем самым уменьшался, в газетах часто писали про таких обманщиков. 

Народу на рынке всегда собиралось много. А куда еще идти, когда здесь найдешь все, что душе угодно. 

«Лучше, чем любой краеведческий музей, базар тотчас расскажет обо всем: что растет в этом крае, что наиболее характерно для него, какой уровень благосостояния, изобилен или скуден этот край, прозябают или благоденствуют люди, живущие в нем, каков темперамент этих людей, характер, общительны они или замкнуты, добры или злы», – отмечал известный в СССР писатель Владимир Солоухин, приезжавший в Тюмень в начале 1970-х. И он прав на сто процентов. К тому времени территорию колхозного рынка облагородили, она превратилась в главную Центральную площадь. 

Первым в 1950 году появился почтамт, напротив вырос машиностроительный техникум, в 1956-м выстроили главное административное здание Тюмени – обком партии, которое привлекает монументальным, торжественным видом. Вдоль границы площади – жилые престижные дома с магазинами на первых этажах. Угол Республики закрепили шестиэтажным домом – высотным на тот период. На Водопроводной появилось красивое административное здание с башенками и парадным оформлением внутри – в нем поселилось УВД. Ветеран и большой патриот Тюмени Юрий Михайлович Лысков рассказывает, что в нескольких метрах от угла Водопроводной–Республики стояла одноэтажная каменная лавка с подвальным помещением, до революции принадлежащая Кузнецовым. В ней в войну и после продавали керосин, многие в 40-х годах пользовались керосиновыми лампами и керогазами. Когда площадь строили, лавку снесли. 

Купцу Кузнецову Юрий Михайлович приходится прадедушкой. Об этом он узнал в 1946 году от мамы. Она еще обмолвилась, что мельница Жернаковых одно время тоже принадлежала им. Эх, не расспросил он тогда подробно матушку, сейчас об этом сильно жалеет. В архиве ищет документальное подтверждение, встречался с внучкой Жернакова госпожой Йокоямой, она допускает родство. И Кузнецовы, и Жернаковы приехали из Вятской губернии. Василий Лаврович Жернаков мог по-родственному передать в пользование мельницу. 

– Нет ни лавки, ни мельницы, досада не гложет сердце? – спросила я. 

– Не-ет. Просто интересно. Мама врать не будет. «Очень богатый был дедушка»,– вздыхала она. Вот такая семейная история…   

Депутатский дворец  

Напротив бывшего обкома партии (сейчас здание занимает правительство Тюменской области) в 1963 году по проекту главного архитектора области Владимира Бешкильцева выстроили Дом Советов, и площадь обрела торжественный вид.   

Когда компартию обвинили во всех смертельных грехах, возникла идея убрать с крыши Дома Советов каменный герб РСФСР. Советская атрибутика украшала здание, придавала ему значимость. В порыве страсти вольнодумцы снесли бы ее, но вовремя вмешались защитники памятников народного достояния. Сейчас возле герба развеваются два флага: России и Тюменской области. 

 В 90-х на первом этаже Дома Советов размещался областной комитет по делам молодежи, он взял на себя функции работы с подрастающим поколением после распада комсомола. Комитет быстро стал популярным, возглавлял его Сергей Михайлович Сарычев, теперь вице-губернатор Тюменской области. Летом возле депутатского дворца можно было видеть множество детей, их отправляли на автобусах в оздоровительные центры. Радостная, демократичная атмосфера наполняла пространство вокруг. 

Если же войти в Дом Советов, сейчас его площадь занимает областная Дума, то торжественное убранство почувствуется сразу. Паркет, ковровые дорожки. Кроме парадной просторной лестницы, исправно работающие два лифта доставляют сотрудников и посетителей в коридоры власти. Кстати, доброй традицией стало устраивать здесь выставки профессиональных художников. В здании работает Информационно-выставочный (музейный) комплекс, который знакомит с историей депутатского дела как в старые времена, так и нынешние. 

Депутатский дворец окружает уютный сквер. По весне аромат сирени, белое море от цветения яблонь и чудесный ковер тюльпанов создают особое настроение, которое настигает каждого прохожего. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/