Драгоценная чаша жизни

В конце XIX века вблизи Туры на нынешней улице Челюскинцев, 8 был построен солидный добротный дом. Хозяин его, ясное дело, – ​богатый коммерсант. Звать – ​Ядрышников. Фамилия в Сибири весьма распространенная, как бы путаница с однофамильцами не приключилась. А если еще вел себя человек прилично, ничего такого  экстраординарного с ним не случалось (о чем я сильно сожалею), то как интересный сюжет сложить?

Опыты прочтения рукописей

Главный специалист отдела использования и публикации документов областного архива Наталья Галян настроена оптимистично:

– Всенепременно что-нибудь редкостное найдем. Как вашего персонажа звать?

– Ядрышников Петр Григорьевич, хозяин первой в Сибири суконной фабрики, – ​отвечаю. – ​Он организовал фабрику в деревне Ядрышниково, в двух десятках верст от Тугулыма. Видимо, от названия поселения произошла и его фамилия.

Наталья Леонидовна советует обратиться к журналам заседаний городской Думы конца XIX века.

Мелькнула в описи желанная фамилия, но на лист я «смотрю, как в афишу коза». Рукопись. Почерк секретаря трудночитаемый. Еще одна закавыка на пути познания. После совместного прочтения некаллиграфического почерка документ 1848 года поведал: «Священник Георгий Попов уведомляет, что избран в церковные старосты Единоверческой Никольской церкви на трехлетие купеческий сын Петр Григорьевич Ядрышников».

Открываем думский журнал за 1855 год. На бумаге отметка, что стоит она 15 копеек серебром, отпечатан на листе гордый двуглавый орел. Узнаем, что в понедельник, 24 января, указом Тобольского губернского правления утверждены гласные, в числе которых Ядрышников.

На собрании Думы 1862 года прозвучало: «Тюменский городской голова Иван Алексеевич Подаруев в присутствии Думы предъявил, что от сего числа намеревался вступить в отправление своей должности. Приказали городскому голове г. Подаруеву показывать подпись ежедневным журналом, а кандидатуру Петра Ядрышникова от присутствия уволить». Подаруев поставил свою подпись, она будет появляться после каждого принятого решения. Корявая его подпись выдает, что человек был малограмотным.
– И что бы сие значило? За что Ядрышникова уволить? – ​размышляем с Натальей Леонидовной. Посовещавшись, решили: г-н Ядрышников отказался от избрания на пост городского головы. Стало быть, соизмерял свои силы.

Петр Григорьевич был потомственным Почетным гражданином, содействовал основанию городского банка, участвовал в комиссии по принятию мер в охранении народного здравия в городовой части. Но самое главное, в 1871 году на Тюменской публичной выставке промышленных изделий продукцию суконной фабрики П. Г. Ядрышникова за отменное качество наградили большой серебряной медалью Министерства финансов. Этим фабрикант навсегда вписал свое имя в историю Тюмени.

Где был завод фруктовых вод?

После кончины главы семейства наследники продали фабрику купцу первой гильдии Андрееву и переехали из деревни Ядрышниково в Тюмень.

Младший сын П. Г. Ядрышникова, Григорий Петрович, обосновал на улице Иркутской (Челюскинцев) завод искусственных минеральных и фруктовых вод, а также пивоваренный завод. По документам следует, что «годовая производительность составила 31 560 рублей, рабочих – ​10 человек, имеется конный привод».

В 1914 году он обратился в Управу с ходатайством о разрешении открытия заведения трактирного промысла на Иркутской и пивоваренных лавок с горячей пищей на Водопроводной и Томской (Осипенко). «Испрашиваемые Ядрышниковым помещения были осмотрены членами Управы и были найдены соответствующими предназначаемому назначению». Власти ходатайство удовлетворили, обложили налогом не менее 200 рублей за каждое заведение.

Здание завода фруктовых вод не сохранилось, но хозяйский дом Петра Григорьевича по улице Челюскинцев, 8 и поныне пребывает в полном здравии. Часть помещений, по всей видимости, сдавалась в аренду. В 1906-1907 гг. здесь находились типография и контора газеты «Сибирский листок», в 1914 году – ​пароходская контора Богословского горнозаводского общества.

С 1952-го по 1983 год в нем работал видный организатор здравоохранения области, участник Великой Отечественной войны Юрий Николаевич Семовских (1921-1994). Об этом напоминает великолепная мраморная доска с его портретом.

На Челюскинцев, 26 тоже находилась недвижимость семьи Ядрышниковых. Их двухэтажный деревянный шестистенок с поперечными перерубами обладал характерным для Тюмени стилизованным декором. Когда сносили особняк, то нашли припрятанные кем-то царские деньги.

Андреев & Карякин

Новый владелец суконной фабрики Ядрышникова Андреев тоже обладал весьма распространенной фамилией. Несть числа господ, мещан, крестьян Андреевых, живших в царское время в Тюмени. Нас интересуют Прохор Алексеевич и его компаньон Александр Петрович Карякин.

Журнал городской Думы за 1892 год (опять рукописный, но глаза уже привыкли к витиеватому почерку). В нем госпожа Удача преподнесла факт, который касался не просто частного лица, а событий городской жизни:

«…посетившая нынешним летом Тюмень холерная эпидемия вызвала чрезвычайные расходы со стороны городского общественного управления. Быстрое распространение болезни не позволяло останавливаться ни перед какими затратами. Выслушав доклад городской Управы о мерах, выработанных окружным комитетом общественного здравия в предупреждении новой эпидемии и для возможной успешной борьбы с нею, Дума возлагает на Управу немедленное проведение в исполнение означенных мер, разрешив ей пользоваться для этого кредитом в размере, какой потребуется, дав в то же время полномочие, на случай недостатка городской суммы, прибегать к займам у местных лиц.
Чтобы исполнить распоряжение городской Думы, потребовалось экстренно организовать необходимый врачебный персонал и привлечь по возможности достаточное число рабочих рук. Потому необходимость заставила назначать усиленные оклады жалованья и чрезмерно повышать заработанную плату разным достоинствам и подрядчикам, на что затрачена такая сумма, которой с избытком достаточно было на удовлетворение расходов в городском хозяйстве до самого окончания периода сего 1892 года, а именно: 11981 р. 68 к.».

Городская казна требовала пополнения. И тогда состоятельные горожане пожертвовали свои деньги на борьбу с эпидемией. А именно: А. И. Текутьев – ​1500 р., В. И. Князев – ​1000 р., А. П. Карякин – ​500 р., П. А. Андреев – ​500 р., И. И. Игнатов – ​1000 р.

Перед случившейся эпидемией Прохор Алексеевич продавал бедному населению Тюмени по сниженным ценам хлеб, муку и соль. Оказывал материальную помощь нуждающимся ученицам женской гимназии. Будучи гласным, участвовал в комиссии по разработке правил для обеспечения отдыха служащих и других, по изысканию источников на покрытие городских расходов, занимался еще многими другими общественными делами.

Семье Андреевых принадлежали знаменитые бани, модная мастерская и школа кройки и шитья дамских и детских нарядов.

В 1912 году Прохор Алексеевич был объявлен банкротом. В годы Первой мировой войны в его бывшем доме на Ляминской (ул. Герцена, 76) размещался госпиталь.

– А что же его компаньон Карякин? – ​задаюсь я вопросом.

– На ловца и зверь бежит, – ​говорит Наталья Леонидовна, – ​у нас в архиве есть сведения о коммерсантах. Александр Петрович Карякин был купцом 2-й гильдии, имел торговые заведения на Базарной площади. В 1877 году его капитал составил 50 тыс. рублей. Он – ​член фирмы «Карякин и Андреев», торговал приисковыми товарами, имел суконную фабрику в Тобольской губернии (1888). Был многодетным отцом. Жена Надежда Петровна родила ему дочерей Клавдию, Анну, Александру, в 1876 году –Марию и Ироиду, видимо, двойняшки, Валентину и наконец ​наследника, сына Петра.

И жить бы до ста и дольше, но в 1899 году из Перми прилетела страшная весть: Александра Петровича ограбили и убили. Двухэтажный добротный дом семейства Карякиных (сейчас ул. Кузнецова, 4) пришлось продать купцу Дмитрию Ижболдину.

Человек гигантского роста

Говорят, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Один купец разорился, другой убит. Нерадостное повествование вышло. Что кому предначертано – ​определено на небесах.

Философский вопрос о цели жизни, наверное, возникал у каждого. Об этом научные книги написаны, но житейская история о многом может сказать.

Возле бывшего дома Ядрышникова на Челюскинцев в 1950-60-х поселился Петр Лукич Новоселов. Рост мужчина имел более двух метров и вес внушительный. Вся Тюмень гудела, что он еще при жизни завещал свой скелет городу. Откуда взялся этот миф? Может, косвенно повлияло то, что на Челюскинцев, 8 находилась медицинская структура. Скорее всего, любители Ивана Бунина, прочитав рассказ «Чаша жизни», позаимствовали идею у персонажа Горизонтова. Человек громадного роста решил продать свой костяк анатомическому театру Московского императорского университета, сам при этом собрался прожить не менее 95 лет. Горизонтов считал, что цель жизни заключается в долголетии и наслаждении. «Крепко и заботливо держу в своих руках чашу жизни», – ​отвечал он.

Тюменский человек-гигант прожил всего 64 года, скончался от болезни сердца, похоронен на Червишевском кладбище. Новоселов состоял в партии ВКП(б), после Гражданской войны был в комиссии по раскулачиванию, после Великой Отечественной работал в отделе снабжения одного из геологических управлений. Был доброжелательным и любящим отцом. Окружающие отзывались о нем очень хорошо.

Оставить о себе добрую память – ​уже немало…

На снимках: добротные особняки господ Андреева и Ядрышникова.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/