(Из новой книжки «Микки-Чикки, маленький воробка» Станислава Мальцева)

– Чирик-чирик, почему так холодно?.., – ​жалобно и чуть слышно чирикнул Микки-Чикки. Сидел в своем гнездышке на чердаке дачного домика и вовсе не хотел из него вылезать.

Еще вчера вечером было тепло, ярко светило солнышко, а ночью... Ночью вдруг подул холодный северный ветер, и всё сразу переменилось: небо затянули темные тучи, пошел дождь.

– Ребята, лето кончилось, – ​грустно сказал Биг Чик, – ​но все равно – летим на кормушку.

И стая улетела, а малыш остался. Потом все-таки выбрался из теплого гнездышка, попрыгал немного по чердаку, и спустился на веранду. Увидел в окошко Кузю, тот спал в своем кресле, но будить его – ​стучать клювом по стеклу – ​не стал. Сидел на ветке и дрожал.

Котенок почувствовал, что Микки-Чикки рядом, проснулся и появился на веранде.

– Привет, вот и я! Замёрз?

– Очень, – ​тихо ответил малыш.

– Лету конец, скоро и снег пойдет.

Маленький воробка промолчал, он не знал, что такое снег, но догадался – ​будет еще холоднее.

– Сегодня я здесь последний день, – ​продолжал Кузя. – ​Мы все уезжаем в город, до следующего лета.

Микки-Чикки замер от испуга – ​значит, друга не будет очень долго... Сердчишко забилось сильно-сильно, потом провалилось куда-то... Один! Он останется тут один!

Кузя смотрел, смотрел на серый маленький комочек и вдруг вспомнил: ведь дома, в теплой квартире, есть пустая клетка! Там жила какая-то птичка, ее весной выпустили на волю. А что, если...

– Ура! Я придумал! – ​котенок подпрыгнул и помчался в домик. Маринка и Светка сидели на диване. Котенок остановился возле них и закричал:

– Мяу! Мяу! Мяу!

Девочки очень удивились. Маринка спросила:

– Что с тобой? Кто-то на хвост наступил?

– Наверное, есть просит, – ​предположила Светка.

– Нет, нет! Идите за мной! – ​снова крикнул Кузя и побежал на веранду.

Конечно, девочки догадались: ​не так просто он прыгает, и пошли за ним. На веранде увидев маленький серый комочек, не сразу даже поняли, что это воробка.

– Ты очень замерз? – ​Маринка взяла его теплой рукой и осторожно погладила. Это было так приятно, что малыш сразу почувствовал себя лучше и тихонько чирикнул:

– Чирик..., спасибо!

– Как он будет тут зимовать? Берем его с собой! – ​решительно произнесла Светка.

В кухне было тепло, Микки-Чикки вскоре отогрелся, повеселел и спросил:

– Поедем прямо сейчас?

– Конечно, чего ждать, – ​ответил Кузя. – ​Станешь жить в теплой комнате. Там есть большая красивая клетка, тебе понравится.

Маленький воробка несмело возразил:

– Клетка... Я вовсе не хочу жить в ней, пусть она и очень красивая...

Котенок рассерчал:

– Не говори ерунды! Это совсем не настоящая клетка! У нее и дверки нету! Хочешь сиди там, хочешь – ​лети мимо!

Малыш не успел ничего ответить, как в кухню вошли девочки. Маринка несла что-то большое, непонятное, и он даже немного испугался. А бояться ему было вовсе нечего, ведь это оказалась просто варежка! Очень теплая! Из настоящего белого меха! Такая большая, что воробка легко мог уместиться в ней, и еще много места осталось бы.

– Залезай смелее! – ​Светка погладила воробку и осторожно опустила в варежку. И он оказался в меховой комнатке, только без окошек.

– Самый раз! – ​весело сказала Маринка. – ​Ну, герой, теперь сиди и нос не высовывай, сейчас поедем на автобусе.

Микки-Чикки и не думал высовываться, ему было так тепло и уютно, что он задремал и открыл глазки только тогда, когда варежку положили в сумку и понесли. Было очень страшно: ведь придется ехать на каком-то автобусе. Что это такое, ​он не знал.

Малыша трясло и качало, пахло чем-то неприятным, хотелось выскочить и убежать, но Кузя сидел рядом и приговаривал:

– Тихо! Не дергайся! Я с тобой!

Автобус остановился, сумку с воробкой куда-то понесли. Скоро его вынули из мехового домика, и он увидел то, что не видел никогда и о чем даже подумать не мог: большая, светлая комната!

Девочки ушли. Кузя махнул лапкой, показал на мисочки в клетке.

– Кормись! Чтобы все слопал! – ​и убежал.

В одной мисочке оказались мелкие, очень вкусные зернышки и кусочки мягкой булочки, в другой – ​теплая водичка.

– Чирик, – ​сказал воробка и быстро съел половину зернышек и хлеба, попил воды и улегся в мягкое гнездышко из ваты. Теплое и уютное. Но прежнее, из старых перышек и сухой травки, казалось, было лучше. Вспомнил дедушку – ​так с ним и не попрощался, товарищей по стае. И стало воробке так грустно, что он тихо заплакал:

– Пик-пик-пик... А потом уснул.

Продолжение следует.