В Великую Победу свой посильный вклад вносили и небольшие негосударственные предприятия – артели.

На территории нынешней Тюменской области их было множество. Например, только в Тюмени и ее окрестностях артелей промкооперации насчитывалось порядка 30. В духе времени они назывались: им. М. Горького, «Рекорд», «Красный обоз», им. Кагановича, им. Буденного, «20 лет Октября»…

Не перчатка и не рукавица

В нижнетавдинской артели «Свой труд» были налажены слесарное и трикотажное производства, и даже занимались здесь ремонтом музыкальных инструментов.

В тюменском «Бытовике» (контора его находилась на ул. Челюскинцев) работали фотографы, парикмахеры и мастера по изготовлению гармоней. В 1942 году они получили важный заказ – каждый месяц выпускать от 150 до 200 гармоней для частей Уральского военного округа. Когда в 1945 году награждали передовиков промысловой кооперации, в их числе были представители этого цеха. Как знать, может, Василий Теркин играл на тюменской гармошке…

Артели «Производственник», им. Горького, «8 Марта», «20 лет Октября» изготовляли обозы, армейское обмундирование, лыжи, для госпиталей – костыли. На ул. Первомайской, где сейчас находится здание администрации города, в годы войны располагались хлебокомбинат и артель «Производственник». Шили в этом «Производственнике» шапки-ушанки, фуражки, обувь, меховые и матерчатые рукавицы. Причем последние кроили таким образом, чтобы солдату в них было удобно стрелять. Получалась «не перчатка, но и не рукавица». Работали круглосуточно. Форма оплаты сдельная (платили очень скромно). Мастер зорко следил за качеством. Фуражки, например, требовалось еще и тщательно разгладить на специальных болванках. А утюги тогда были чугунные, тяжелые, нагревали их на плите.

Трудились в артелях в основном женщины, подростки и инвалиды. В протоколе собрания артели «Красный Север» записано: «Наш мудрый великий Сталин никогда не забывает и проявляет заботу о инвалидах. Он призывает выполнять производственные планы, задания и бороться с трудностями, встречающимися на пути. Надо использовать отходы фабрик и заводов, утиль, заниматься их переработкой и пускать в торговлю».

В 1942 году на собрании одного из коллективов села Самарово прозвучало: «Мы, матери, жены, сестры наших воинов рабоче-крестьянской Красной армии, обязуемся всемерно помогать борьбе против германских фашистов и принести теплые вещи, у кого что имеется: валенки, брюки, носки, рукавицы и другие предметы для отправки их на фронт в действующую Красную армию. Пусть наши скромные подарки греют отцов, мужей, братьев и сестер с тем, чтобы они беспощадно громили фашистских людоедов». И этому примеру последовали многие сибиряки.

Инвалиды перевыполняют план

Афанасий Лузин, участник Гражданской войны, инвалид третьей группы, через газету «Красное знамя» обратился с призывом к ветеранам труда: «Враг вторгся на нашу священную землю. Хвастливый Гитлер хочет отнять нашу свободу, завоеванную в октябрьские дни. Но не бывать этому! Я считаю себя мобилизованным на трудовой фронт и призываю всех инвалидов города, кто способен работать, занять на производстве места товарищей, ушедших воевать. В эти суровые дни Отечественной войны нельзя оставаться в стороне каким-то мирным обывателем. Мы все должны работать не покладая рук для фронта, для нашей любимой Красной армии, для победы над фашизмом».

Повсеместно организовывались артели инвалидов. В Сорокинской занимались ремонтом обуви, изготовляли гончарную посуду. Сургутская «Заря» работала на «давальческом» сырье, шила одежду. С фронта возвращались безногие и безрукие – их обучали посильным для них профессиям: часовщика, портного, обувщика… Артели «8 Марта», «Производственник», мастерские Легпрома и Госместпрома ремонтировали обувь и одежду эвакуированного населения.

Политинформатор тюменских артелей И. Коновалов сообщал, «что работники взяли на себя обязательства: оплатить досрочно подписку на заем 3-й пятилетки, т.е. к 1 ноября весь заем передать в фонд обороны. Общая сумма составляет по семи артелям 158564 рубля. Все коллективы взяли обязательства отчислять ежемесячно в фонд обороны двухдневный заработок. Коллективным страхованием жизни охватить всех работающих, а также всем состоять вкладчиками в сберкассе».

Люди стремились честно работать и перевыполнять план. Артель «Кожизделия» вместо 1520 пар яловых сапог пошила 2358. А в «Красном тюменце» по товарам ширпотреба результат подскочил на 126 процентов. За что руководящий состав артели на основании постановления СНК СССР от 28 августа 1942 года получил премии в размере оклада, а лучших стахановцев награждали деньгами и подарками. Партийные и советские органы отмечали, что в 1943 году из 24 предприятий и артелей города выполнили годовой план 17. В результате патриотического подъема трудящихся количество стахановцев выросло до 42,8%, ударников – до 22,2%. Производительность труда поднялась на 15%. Коллективы передовых предприятий – овчинно-шубного цеха, артелей «8 Марта», «Бытовик», «Пищевкусобъединение», «Производственник» – перевыполнили план по валовому выпуску продукции и продукции ширпотреба. А артель «Рекорд» выполнила годовой план на 103,2%, добилась высокой производительности труда. Словом, полностью оправдывала свое название. Объявлялись «фронтовые декады», и отличившимся вручали отрез на платье, полушубок, сапоги или ботинки.

За опоздание – в суд

Строгой была трудовая дисциплина. За 15 минут опоздания на работу без уважительной причины человек попадал под суд. Например, в приказе «Красного тюменца» говорилось: «…тов. Зырянова А. И., ученика столяра, за хулиганство уволить, дело передать для привлечения к ответственности в отдел милиции». В документах нахожу упоминание, что еще один рабочий заслужил такое наказание. Не повезло «Красному тюменцу» в 1943 году и с начальником подсобного цеха. «Тов. Бондаренко А.И. развалил работу своей бездеятельностью, не загружал рабочих. Зато он постоянно выписывал своей жене фиктивные наряды. Он приобрел у колхоза 990 кг соленых огурцов для работников нашей артели, однако этот весьма ценный продукт питания довел до такого положения, что огурцы оказались замороженными. Тов. Бондаренко не сберег и 525 кг засоленных груздей. Он даже не закрыл их, в груздях обнаружены следы птичьего помета. Тов. Бондаренко не восстановил также недостачу ценнейшего остродефицитного продукта – 8 кг соли. За очковтирательство и запутывание отчетности тов. Бондаренко с работы снять». Артели работали не только для армии, но и для нужд оставшихся в тылу мирных жителей. Название артели «Пищевкусобъединение» говорит само за себя. Для детей здесь даже делали конфеты.

8 июля 1944 года вышел Указ президиума Верховного Совета СССР об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, об усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня», учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства». 28 июля состоялось объединенное заседание бюро горкома ВКП(б) и Тюменского горисполкома, где наметили практические мероприятия по выполнению данного указа. Все артели и организации должны были ежемесячно вырабатывать и сдавать в торговую сеть города комплекты «Приданое ребенку»: деревянные кроватки, высокосортное мыло, детскую обувь, ванночки, тазы, деревянную мебель, трикотажные изделия, игрушки. Каждая мама могла купить для своего малыша такой комплект», т.е. 6 пеленок, 2 простынки, 2 теплых пеленки, 6 клинышков, 6 распашонок, 3 кофточки, пододеяльник, одеяло.

Артели работали и после войны. В 50-х годах вышло постановление Совмина о их ликвидации. В июле 1960 года облисполком принимает решение о дальнейшем развитии промысловой кооперации, а через два месяца – о ее упразднении. Некоторые артели перешли в государственную форму собственности. сменили вывеску: обувная фабрика «Восход», Горпищекомбинат... Хорошо оборудованные, имеющие цеха и инвентарь, они слились с промышленными предприятиями. Маленькие ликвидировались.

P.S. Автор благодарит бывшего сотрудника Государственного архива социально-политической истории Тюменской области, патриота Тюмени Майю Андреевну Смирнову за помощь в подготовке материала.