В школу он попал двух лет от роду, причем сразу в четвертый класс – мать была занята на работе, старшие дети ходили учиться в соседнюю деревню, а дома, в Хорзово, оставалась только сестра Валентина.

Бросить маленького братика одного было нельзя, и девочка брала его с собой на уроки. Учительница давала малышу карандаш и бумагу, а потом, глядя, как усердно он выводит каракули, умилялась: «Ну, будущий писатель…» Если бы эта история не случилась на самом деле, ее стоило бы выдумать. Ведь тем мальчиком был Зот Корнилович Тоболкин, известный тюменский литератор.

Он умер в мае прошлого года, и теперь, восемь месяцев спустя, в Тюменской областной научной библиотеке в честь 80-летия писателя собрались его родные, друзья, коллеги, почитатели таланта, чтобы поделиться воспоминаниями, воссоздать образ незаурядного человека с вдохновенной, чуткой, метущейся душой и пылким, неукротимым нравом.

Зот Корнилович был седьмым ребенком в семье – и единственный из всех получил высшее образование. Неграмотная мать сокрушалась: лучше бы стал скотником или конюхом, хоть было бы что на стол поставить. А писатель – разве это профессия? "Но я успела прочитать ей рукопись романа "Припади к земле", – рассказывает Нэлли Викторовна Тоболкина, вдова писателя. Его первый роман, как и многие другие произведения, вобрал в себя память детства, воплотил в слове трудную жизнь сибирской деревни…

Отец Тоболкина был председателем колхоза, по доносу попал в лагеря, через три года вернулся домой и до конца жизни трудился кузнецом. Братья, Петр и Прокопий, погибли на войне... Зот Корнилович обожал книги, но в 11 лет ему пришлось бросить школу и начать работать. В пятнадцать он уехал в Краснодар, имея за плечами всего четыре класса, выучился на слесаря, отслужил в армии, с золотой медалью окончил вечернюю школу, был грузчиком, каменотесом, кочегаром, монтажником, геодезистом… Искал себя, свое призвание в вузах – политехническом, лесотехническом, горном. А нашел на факультете журналистики Уральского госуниверситета. Там познакомился с будущей женой – студенткой филфака. Потом – Тюмень, работа на телевидении, радио, в газетах, два года на Севере, среди нефтяников. Попутно он увлекался театром – и не переставал писать. Путь к признанию лежал через отказы издателей и режиссеров, через разгромные рецензии, через непонимание, неприятие…

В начале 70-х наконец-то случился прорыв. Пьесу "Геологи" не взяли в тюменском драмтеатре, и Тоболкин пришел к директору областного Дома народного творчества Владимиру Волчеку в надежде, что его творение подойдет хотя бы для народных театров. Волчек запросил рецензию – рецензент разнес "Геологов" в пух и прах. "На счастье в кабинете сидел главный режиссер Тобольского драматического Владимир Волкоморов. Говорит: "Дай мне посмотреть пьесу. Вдруг там есть, за что зацепиться. Все-таки современная тема, актуальная…» Через три дня звонит: "А нельзя мне с этим парнем познакомиться?" В результате сезон 1971-72 годов тобольский драмтеатр открыл спектаклем "Геологи". После этого худрук тюменской "драмы" Евгений Плавинский взглянул на автора-новичка по-иному, и в 1975 году на отчетных гастролях в Москве наш театр показал сразу две постановки по пьесам Зота Тоболкина – "Сибирская баллада" и "Сказание об Анне" ("Баня по-черному"). Последняя удостоилась премии Министерства культуры СССР…

Волчек приложил руку и к другому большому театральному успеху писателя, сведя его со знаменитым Николаем Сличенко, который приехал в Тюменскую область в составе большой делегации работников культуры. Как-то зашел разговор о том, что театру "Ромэн" не хватает свежей струи, новой драматургии… Вспомнили, что у Тоболкина есть драма "Песня Сольвейг" – о том, как в северном стойбище убили учительницу. Подумалось: а не могла эта учительница вместо стойбища приехать в цыганский табор?.. Так началось сотрудничество с театром "Ромэн", на сцене которого позже была поставлена пьеса "Братья". За этот спектакль Тоболкин вновь получил министерскую премию. Среди множества его наград – премия Ленинского комсомола, медаль им. Шолохова, орден "Знак Почета"…

В 1975 году Зот Корнилович окончил высшие режиссерские курсы в Москве. В это же время на волне театрального успеха стали печатать его прозу. Появились восторженные отзывы: "Вы вдруг, а иногда и не вдруг, а тихо-тихо, подспудно, заливаете все таким ярким, таким пронзительно чистым светом, что читатель, зритель на миг застывает, ослепленный. Это и есть тот счастливый миг, который может быть только в искусстве", – писали Тоболкину из издательства "Искусство". В 1978 году по мотивам повести "Жил-был Кузьма" режиссер Федор Филиппов снял фильм "Поздняя ягода", в котором сыграли Валерия Заклунная, Алексей Серебряков, Георгий Юматов… Из-под пера Тоболкина вышли произведения о нефтяном Севере: "Лебяжий", "Сизиф", "Клад", "Взлетная полоса", исторические романы: "Грустный шут", "Отласы", "Зодчий" о Семене Ремезове. Ответственный секретарь Тюменской областной организации Союза писателей Леонид Иванов признается, что восхищен "Зодчим", языком этого романа. Ему вторит известный тюменский журналист Виктор Горбачев: "Трех человек я всегда отличал по владению словом. Это Иван Ермаков, наш сказитель, забытый ныне Геннадий Сазонов и Зот Тоболкин. Он слово чувствовал кожей". Книги Тоболкина переводились на иностранные языки, спектакли по его пьесам шли в сорока шести городах страны до конца 80-х годов.

Выросли дети – сын Арсен, дочери, Валентина и Нэлли, появились внуки, один из них носит имя Зот. Семья Тоболкиных – особый мир, пронизанный взаимной любовью и благодарностью. 018-6-1"Хотя она сама творческий человек – режиссер, редактор на телевидении, – писал Зот Корнилович о жене, – но успевала, часто бессонными ночами, помогать мне – и рукописи перепечатывать, и проникнуться, иногда до слез, тем, о чем пишу".

Участники встречи призвали увековечить память писателя – наш талантливый земляк достоин того, чтобы его именем назвали улицу. Пока же на третьем этаже библиотеки работает выставка "Я люблю жизнь…", на которой представлены фотографии, документы, рукописи, театральные программки, афиши и личные вещи из архива семьи Тоболкиных. В том числе ножницы матери писателя, которыми она "кроила штаны с одной пуговицей", упомянутые в нескольких его произведениях, фотоаппарат "Зоркий" – первая крупная покупка молодой четы Тоболкиных. И, конечно, книги. Романы, пьесы, рассказы и повести Зота Корниловича можно не только увидеть, но и почитать. А еще он, оказывается, писал стихи. Большая их часть не издана. И может статься, нам еще предстоит открыть новую сторону дарования Зота Тоболкина. Большого поэта земли Тюменской.