На краю города стоял старый-престарый дом. Он покосился, врос в землю, крыша его мхом покрылась. Это уютное некогда жилище давным-давно покинули хозяева. Они получили новую благоустроенную квартиру, погрузили свои вещи в два грузовика – вот сколько добра нажили! – и уехали. А эту никому не нужную развалюху строители хотели снести, подогнали бульдозер и трактор. Огромные машины пыхтели, гремели, буксовали – сколько дыму напустили! – но не смогли приблизиться к дому. Шофёры чертыхались: «В чём дело?». Проверили технику – исправны моторы. Тогда рабочие попытались вручную сломать покосившуюся избу, но топоры не слушались, выпрыгивали из рук. «Видать, заколдованный дом, нечистая сила его защищает», – решили люди и ушли восвояси.

Так и остался старый-престарый дом доживать свой век. С наступлением сумерек в окнах его появлялся таинственный свет. Будто кто зажигает свечу и ходит по комнатам: огонёк становится то ярким, то тускнеет, то вовсе исчезает и вспыхивает вновь. Двери избы были заколочены, и окна закрыты. Кто бы это мог там оставаться?

У страха глаза велики. Судачили в народе, что однажды смельчаки набрались храбрости, подошли к заколдованному дому, прислушались: вроде там кто-то есть, покашливает, тяжко вздыхает. Много ещё чего навыдумывает народ! Но я расскажу всё, как было на самом деле.

В холодный осенний день, когда буйствовали ветер и дождь, люди укрылись в своих тёплых квартирках. Про такую погоду говорят: добрый хозяин и собаку на улицу не выгонит. Но большому серому коту с подбитым глазом деваться было некуда: он был бездомный и очень-очень голодный. Коту не везло с самого утра. Только он запрыгнул в мусорный контейнер разнюхать что-нибудь из съестного, как приехала здоровенная машина, с грохотом всё содержимое полетело в кузов, а кот едва успел выпрыгнуть. Бедолага поплёлся к подъезду в надежде, что какая-нибудь добрая душа покормит его. Но злющий дворник закричал, замахнулся на него метлой, ну, хвостатый и дал дёру. Подбежал к заколдованному дому, обнюхал закрытую дверь, приметил, что отдушина открыта, и шмыгнул вовнутрь…

– Ты кто?– спросил его чей-то таинственный нечеловеческий голос.

Шерсть у кота от страха вздыбилась, глаз, как фонарь, зелёным светом загорелся, усы – как антенны настроились, ушки навострились. Но через секунду страх улетучился.

– Я тебя вижу, – преспокойно заявил кот. – Ты лишь для людей невидимка.

– А-а, верно говоришь, – уже приветливей зазвучал голос. – Я – домовой, хранитель домашнего очага, многие зовут меня Нафаней.

– Очень приятно. Но позвольте с вами не согласиться, – гордо произнёс наш хвостатый герой, – я – кот, а все без исключения коты и кошки – хранители домашнего очага.

– Спорить не стану, – ответил домовой, – я – дух, а ты – живое существо. Вместе мы бы здорово помогали хозяевам. Но ты – бездомный, а я брошенный и забытый. Сижу тут в одиночестве, тоскую.

– Ну ты уже не один. Надеюсь, не прогонишь? – кот поднял расчудесный хвост и грациозной походкой направился к домовому.

Хранитель дома погладил свою курчавую бородку, усмехнулся:

– Если бы я не хотел тебя пускать в дом, ты бы здесь не очутился, мок бы сейчас под дождём. Впрочем, надо отметить нашу встречу. – Нафаня шустро побежал за печку. Оттуда принёс припрятанную банку фрикаделек в томатном соусе. – Извиняй, больше ничего нет. Мои бывшие хозяева всё вывезли, лишь старые газеты оставили. О, ты не представляешь, как их грызут мыши. Никакого от них покоя…

Кот повертел консервную банку: срок годности не вышел, ловко открыл её и принялся уплетать рыбные кругляшки в томатном соусе. Домовой продолжал сетовать на нелёгкое житьё.

– Мышей расплодилось много, представляешь, они всю ночь шуршат бумагой, пищат, мне спать не дают. Так я что придумал: зажгу свечу и пугаю их, всю ноченьку брожу из угла в угол.

– Это дело поправимо, – оптимистично заявил хвостатый, облизывая свою сытую морду, – сегодня ночью ты будешь свидетелем охоты, я знаешь, какой азартный и ловкий!

Кот вовсе не хвастался, а говорил истинную правду. Как только стемнело, повылазили из нор нахальные мыши, проворно и смело побежали по комнате – тут и угодили в лапы усатого зверя. Нескольким удалось спастись, испуганные мыши затихли в норках, домовой и кот уснули крепко-крепко.

Кот видел во сне себя счастливым и здоровым, будто лежит он на мягком ковре в уютной чистой квартире, мурлычет от удовольствия. Домовому привиделось, что он сидит на диване, вместе с хозяевами смотрит по телевизору программу новостей.

Но растаяла ночь, пробудились обитатели заколдованного дома. Утром кот, как всегда, принялся умываться. Нафаня посмотрел на него да и спросил:

– А скажи-ка мне, что случилось с твоим глазом? Ты с кем-то дрался или тебя обидели?

– Эх, было дело, – вздохнул усатый-хвостатый, – из-за одной красотки на дуэли сражался. Сам видишь, проиграл…

– А тебя почему хозяева с собой не взяли? – задал кот вопрос, на который домовой и сам ответа не знал.

– Наверное, они о моём существовании не догадывались, – ответил хранитель дома.

– Интересное дело, они что, книжки не читают? Всякие там страшилки в детстве не слыхали? В магазины не ходят? – удивился кот. – В витрине одного магазина я своим зорким глазом разглядел презабавные фигурки этаких косматых старичков в шляпках и лаптях. На ценнике написано: «Домовой Нафаня. 250 рублей». И знаешь, на тебя хороший спрос.

– Но это же игрушки, а я – настоящий дух, – с горечью возразил домовой.

– Ладно-ладно, не переживай, мне в сто раз обидней: у меня никогда не было своего дома, приходилось жить в тёмном грязном подвале, но дворник закрыл туда лаз, и я остался на улице. Однажды меня поймали мальчишки, привязали к хвосту консервную банку и погнали, я едва избавился от этой гремящей жестянки. Сердце моё от испуга чуть не выпрыгнуло.

– Вот гады гадские! – возмутился домовой, от негодования он даже притопнул ногой. – Больше подобного не случится!

Такая у них состоялась душещипательная беседа. О неприятностях друзья решили никогда не вспоминать, а то настроение портится. Домовой и кот принялись разрабатывать план, как им улучшить свою жизнь.

Перво-наперво навели порядок: подмели пол, выкинули старые газеты, которые аппетитно грызли мыши. Из сарая притащили брошенные хозяевами стол и стулья. А ещё среди хлама отыскали большой медный самовар. Воду в его брюхо налили, углей в трубу накидали, запыхтел самоварище. И давай друзья чай горячий пить, свою работу хвалить.

– Хорошо теперь в доме, – улыбался домовой, – жить по-человечески можно.

– А мне порезвиться охота, – вдруг заявил кот, – давай узнаем, кто из нас бегает быстрей?

У-у, как играли они в догонялки! Кот носился с огромной скоростью, оттолкнувшись лапами от пола, летел вперёд. Домовой подзадоривал: «Не догонишь, не догонишь!». Так бегали они, что старый дом раскачивался то в одну, то в другую строну. «Что это там происходит?» – удивились прохожие. «Наверное, домовой озорничает», – догадался один дедок, но ему не поверили.

– Всё, сдаюсь, – запыхавшись, сказал домовой, – я всё-таки дедок древний, меня беречь надо.

Присели друзья отдохнуть, в окно смотрят. На улице опять зарядил холодный осенний дождь. С прогнившей крыши вдруг закапала вода. Кот скорее подставил тазик, кап-кап застучали капли. Сильный ветер подул так, что в печной трубе послышалось завывание.

– Однако холодина в нашем доме, – поёжившись, заметил кот.

– Я тепло. люблю, потому и живу за печкой, а у нас и дров нет, – вздохнул Домовой.

– Да-а, без людей плохо. Выловлю я всех мышей и что кушать буду? – озадачился усатый-хвостатый. – Эх, обзавестись бы нам хозяевами, меня бы колбаской кормили. А знаешь, я всю жизнь свою котовую мечтаю, чтобы звали меня по имени. А то люди кличут: «кыс-кыс». Дал бы мне хозяин имя особенное, чтобы ни у кого такого не было. Васькой не желаю называться.

– И мне охота с людьми жить. С ними интересно. Я люблю иногда поозорничать. Спрятал как-то раз у прежней хозяйки Настасьи ключ, она его уж искала-искала... Думала, что потеряла где-то. А я ключ утром взял да подбросил. Сколько у неё радости было!

– Ну и шуточки у тебя! – фыркнул кот.

– Хочешь сказать – дурацкие?

Вдруг закачались стены, посыпалась с них штукатурка, дверь со страшным скрипом распахнулась.

– Бежим! – крикнул кот.

Только наши друзья выскочили на улицу, дом-то и рухнул.

– Ой, беда, беда, – запричитал Нафаня, – где нам теперь жить?

– Ничего, – отвечает кот, – новое жильё найдём.

И отправились они в путь-дорогу. А на улице-то совсем холодно стало, хлопьями валил мокрый снег. Люди шли тепло одетые, а домовой в соломенных лаптях сразу промочил ноги, промокла и его льняная рубаха. Он запричитал:

– Ой, ой, я простужусь, захвораю...

– Я босиком иду, да не хнычу, – геройски возразил кот. – Что с тобой делать? Ну, садись на меня, буду твоей лошадкой!

Везёт кот домового:

– Хорошо сижу, вдаль смотрю, – приговаривает домовой. – Снег мне не помеха, вижу на горизонте дом хороший, новый. Этажей в нём… счас посчитаю. Ой, много, большой домина.

– Нам туда! Там людей много, – обрадовался кот и прибавил ходу.

Во дворе высотки стояло несколько грузовых машин, люди выгружали мебель, большущие тюки с вещами, связки книг – вселялись в новые квартиры. Кот сел у подъезда на лавочку, домовой – рядышком. Сначала на них никто не обращал внимания, вернее, на кота, домовой ведь невидимка. «Ничего, подождём, кто-нибудь да обратит на меня внимание», – приговаривал кот. И вот приехала ещё одна машина, вышли из неё папа, мама, их сын, мальчик лет семи по имени Гриша.

– Наша квартира №21, – улыбнулся папа.

– А у меня будет там своя комната? – спросил Гриша.

– Конечно! – отозвалась мама.

Только они приблизились к подъезду, кот ласково мяукнул и выразительно посмотрел на мальчишку. Гриша сразу всё понял:

– Мам, пап, глядите, какой кот! Давайте возьмём его к себе!

Мама прямо-таки остолбенела:

– Какая хорошая примета! – воскликнула она. – В новое жильё первым пускают кота или кошку. Это же к счастью!

Папа критично посмотрел на хвостатого-усатого, дескать, уж больно грязный, промокший, да ещё с подбитым глазом.

– Это же кот Пират! – воскликнул Гриша. При этих словах кот встрепенулся: сбылась его мечта получить диковинное имя.

– Мяу! – зычным голосом завопил он. – Мяу! То есть я согласен у вас жить!

– Ну, что стоим? Вперёд! – скомандовал папа. И Пират направился в новую квартиру, верхом на нём ехал домовой.

Что было дальше, вы, конечно, догадались. Я лишь скажу, что Пирату вылечили глаз, от хорошего кушания и лежания на диванчике стал он вальяжным красавцем. Домовой, чтобы не пугать хозяев, по-прежнему остаётся невидимкой.

Вот такая сказочка, очень на правду похожая.