СУБЪЕКТИВНО

Минфин и ФНС в поисках налогов брезгуют искать «семечки» вроде заемного труда или фиктивный, а на самом деле – государственный малый и средний бизнес (МСБ), о чем я писал в прошлом номере «ТП». Эти ведомства предпочитают ловить крупную рыбу. Но при этом они, вопреки всем национальным планам, не очень оглядываются на то, как их артподготовка сказывается на еле дышащей экономике.

Я уже цитировал откровенные высказывания Александра Шохина, президента РСПП, про удар ниже пояса и Владислава Иноземцева, директора Центра исследований постиндустриального общества, о преступных налогах. Возмутил экономистов проект (пока еще!) поправок в Налоговый кодекс. Фактически это продолжение истории двухлетней давности. Тогда, будучи помощником президента, Андрей Белоусов, теперешний первый вицепремьер, предложил изъять более 500 млрд руб. у 14 крупных металлургических, горнодобывающих, химических и нефтехимических компаний. Предлог? Это – сверхдоходы, определенные чиновником на глазок, и получены они от девальвации рубля и выгодной мировой конъюнктуры, а не от трудов праведных. Деньги, мол, позарез нужны для реализации майских указов президента. Но тогда правительство поспешило заверить, что деньги на майские указы найдены. Однако г-н Белоусов нашел новый неотразимый аргумент, вспомнив экс-министра финансов Лифшица: делиться надо по справедливости! Но это эмоции, а суть вот в чем: фискальная нагрузка на металлургов и нефтяников разная, её надо выровнять. Это, замечу, позиция Белоусовагосударственника, сторонника госплановской системы типа советской.

Тогда, в 2018 г., идею фискальной уравниловки в изложении Белоусова убедительно разгромила главный экономист «Альфабанка» Наталья Орлова: 15-летние попытки реализовать её закончились ничем, поскольку, в отличие от нефтянки, слишком много разновидностей металлов. И подвести такое многообразие под общий знаменатель – задача без ответа. К тому же доля отрасли в экспорте мала – около 10%. Так что игра не стоит свеч, а урон светил колоссальный.

Интересно, что в 2018 г. Белоусова не поддержал и Минфин, напомнив, что его идея противоречит стабильности налоговой системы. Однако сегодня господина Силуанова на посту первого вицепремьера сменил г-н Белоусов! И на сей раз, поскольку бюджет потратил на поддержку экономики во время пандемии около 4-х трлн., Белоусов идею «делиться надо» отстаивает гораздо агрессивнее. На переговорах с членами РСПП и бизнесом чиновник обвинил компании, которым предлагалось задрать налоги втрое, что они «из-за 50-ти, из-за 60-ти миллиардов» устроили «какую-то помойку».

Еще откровеннее по этому поводу выразился Вячеслав Володин, спикер нижней палаты парламента: Россия всегда преодолевала экономические трудности за счет граждан, поэтому увеличение налогов – прямых и косвенных – оправданная мера.

А преступность новых налогов, по словам экономиста Инземцева, в том, что «в погоне за наполнением бюджета в условиях кризиса правительство продолжает убивать базовые отрасли экономики». И это – при полном неведении мировых трендов в ближайшем будущем. Вторая волна коронавируса может надолго отсрочить восстановление тяжелой промышленности, и тогда придется либо отменять увеличение налогов, либо философически наблюдать за спадом.

Почему, по мнению Александра Шохина, рост фискальной нагрузки на твердые и полезные ископаемые в 3,5 раза – удар ниже пояса?

– Мы много месяцев обсуждаем вопрос о повышении инвестиционной активности, и в основном за счет этих секторов, – говорит он. – И в этой связи непонятно, чего же хотят добиться Минфин и правительство этими мерами? Ведь даже самые оптимистические прогнозы дают минус 4-5% в этом году и в лучшем случае плюс 1-2% в следующем? То есть для полного восстановления экономики понадобится как минимум два-три года, и в этих условиях надо всячески стимулировать активность, а не забирать дополнительный доход.

Тревога Шохина не напрасна. Напомню, президент Путин ратовал за стабильность налогов в течение 6 лет в надежде добиться как раз 5-процентного роста инвестиций в экономику. Однако оптимизм в отношении российского рынка, зафиксированный в середине сентября, оказался непродолжительным. Во-первых, в Аналитическом кредитном рейтинговом агентстве усомнились, хватит ли возможностей и аппетита рыночных внутренних инвесторов полностью выполнить программу госзаимствований. За первые девять месяцев 2020 г. Минфин привлек ОФЗ лишь на 2,8 трлн руб. при запланированных 5,4 трлн. Не желает одалживать родному государству и население. Люди, хоть и с риском, десятикратно увеличивают вклады своих кровных в инвестиционные фонды.

А во-вторых, среди держателей ОФЗ резко падает доля иностранцев. С середины июня, исключая короткие и редкие всплески, нерезиденты вывели из фондов акций почти $ 0,5 млрд.

Как отмечает портфельный управляющий «Альфа-Капитала» Эдуард Харин, иностранцы постепенно сокращают экспозицию на российские активы из-за роста геополитических рисков и сугубо российских факторов. Прежде всего – налоговой нагрузки ресурсных компаний, которые у большей части иностранных инвесторов в приоритете. Принятые же Госдумой корректировки по налогу могут лишить российские компании сотни миллиардов доходов.

Удивительно, как быстро из голов наших фискальных умников выветрились азы вузовских учебников. Ведь испокон века о чрезмерных налогах говорят как об «утечке спроса». Но когда спрос валится – скажите на милость, какой предприниматель в здравом уме будет инвестировать в производство новых товаров, если старыми склады забиты? Не удивительно, что доля иностранных инвестиций в российскую недвижимость по итогам девяти месяцев 2020 г. сократилась с 23,7% до 9,3% годом ранее, подсчитали аналитики JLL.

– Впервые с мая не повышается индикатор внутреннего частного спроса: розничный товарооборот, объем платных услуг населению и строительства, – говорит научный сотрудник Центра развития НИУ ВШЭ Николай Кондрашов. – В целом потребление выросло всего на 0,2% против 5,4% в июле. И такое резкое торможение только настораживает.

Без роста потребительских расходов сфера услуг обречена в лучшем случае на стагнацию, уверен и директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович: «Даже если падение реальных доходов по итогам года окажется не ниже 4%, то выпадающие годовые доходы населения в абсолютном выражении составят более 2-х трлн руб. – сумма, равная месячному товарообороту продовольственных и непродовольственных товаров».

Показательно, что когда интерес нерезидентов к российскому рынку падает, к фондовому рынку Китая – только растёт. Там власть куда умнее – не давит экономику налогами. У нас же иной фискальный экстаз просто повергает в изумление! Например, Минфин намерен повысить акциз на табачные изделия сразу на 20%. Обычно акцизы растут на 3-5% в год, что народ как-то терпит. А вот подскок сразу на 20% – самый высокий за всю историю отрасли в России. Пачка сигарет подорожает в среднем на 20 руб.

Однако собрать больше денег с табачников Минфину не удастся. Александр Александров, директор по взаимоотношениям с госорганами компании Imperial Tobacco, уверен, что столь высокий акциз спровоцирует огромный приток нелегальной продукции из стран Таможенного союза. Легальная продажа обвалится, и страна потеряет налогооблагаемую базу. Вместо роста доходов бюджет подсекут потери.

И уж совсем взбудоражила предпринимателей новость, в июне объявленная президентом Путиным в рамках борьбы с деофшоризацией: т.н. КИКам (контролируемым иностранным компаниям) зафиксировать налог в 5 млн руб. с прибыли, какой бы она ни была. Подоплека такая. С 2017 года люди, владеющие более 25% КИК, чья нераспределенная прибыль превышает 10 млн рублей в год, платили налог в 13%. По словам Путина, это «сложная, громоздкая и запутанная схема», которую нужно «кардинально упростить», чтобы «дать стимул развитию современного, ответственного бизнеса».

Странную инициативу комментирует крупный финансист Андрей Мовчан, основатель Movchans Group. Новый механизм, по его мнению, фактически является «подарком олигархам» и возвращает налоговый режим в реальность 1990-х.

– Если вы владелец КИК и зарабатываете, к примеру, 8 млн долларов (около 500 млн рублей) в год, – говорит Мовчан, – ваш налог теперь составит ничтожный 1%. Если же заработок достигает 10 млн долларов в год, то ставка опускается до 0,1%.

При этом для верхней прослойки среднего класса, наоборот, предусмотрено повышение НДФЛ до 15%. «То есть люди, которые зарабатывают не на ренте, а реально делают экономику страны, заплатят подоходный в 15 раз больше и вдобавок – взносы в социальный и Пенсионный фонды, тогда как доходы от КИКов не приносят ни пенсионных, ни социальных налогов», – указывает Мовчан.

– Фактически мы наблюдаем, как разваливается экономическая политика, которую нам декларировали и преподносили 20 лет как примат социальных задач, – пишет Мовчан. – Государство отворачивается от тех, кто кормит пенсионеров, содержит медицину и строит экономику, создавая уникальные условия для владельцев капиталов, причем не всех, а только тех, кто инвестирует их за рубежом.

Анализируя эту картину, разные эксперты приходят к одному выводу: Россия попала в классическую налоговую ловушку. Повысив НДС и проведя пенсионную реформу, власть, затягивая фискальные гайки, не может остановиться, чем гасит предпринимательскую активность. В результате после кратковременного повышения сборов налогооблагаемая база сокращается. Чтобы удержать поступления в бюджет, налоги приходится повышать снова, и ситуация замыкается в порочный круг.

В этой ловушке побывали страны Латинской Америки: в начале 2000-х у Аргентины, Бразилии и Венесуэлы ВВП на душу населения был таким же, как и в начале 1980-х.

– Сейчас российский ВВП на душу ниже, чем в Малайзии, хотя в начале 1990-х был на 40% выше, – указывает завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин.

– Мы и так собираем около 40% всего ВВП, изымая огромные средства, – сказал Владимир Гамза, председатель Совета ТПП по финансово-промышленной и инвестиционной политике. – Экономика становится неконкурентоспособной. США изымают со всех видов налогов и обязательных платежей 32% ВВП. Китай – 21%. Ну как можно конкурировать с Китаем, если у него вдвое больше возможностей для развития?

Впрочем, авторитарные режимы не заинтересованы в стабильном экономическом росте, объясняет доцент кафедры экономтеории КемГУ Наталья Дятлова: богатеющей средний класс предъявляет претензии и становится головной болью. Ну а среднестатистический человек, недавно вразумил общественность Герман Греф, не должен быть слишком умён, иначе им будет труднее манипулировать. Так и существуем…

Игорь ОГНЕВ /фото из открытых источников/