СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

В субботу, 5 сентября, вывели из искусственной комы блоггера Алексея Навального, который был введен в нее 20 августа. Напомним, Навальный почувствовал резкое недомогание в воздухе во время возвращения из Томска в Москву. Самолет экстренно посадили в Омске, где больной проходил лечение. Затем по требованию жены его переправили в немецкую клинику «Шарите – Университетская медицина Берлина».

Медики говорят, что больной реагирует на речь, но рано делать прогнозы о возможных последствиях тяжелого отравления. Врачи держат связь с женой Юлией. По взаимному согласию с ней клиника «Шарите» сообщает: детали о состоянии здоровья выведенного из комы пациента будут раскрыты по его желанию. Врачи молчат, говорят политики.

СНОВА «НОВИЧОК»

Очередной порыв разглагольствований об использовании Россией химического оружия, грозящий привести к скоординированным санкциям Запада, поднялся накануне, в среду, когда представитель правительства Германии Штеффен Зайберт заявил: токсикологические анализы крови Алексея Навального, проведенные в немецкой военной лаборатории, указали на «однозначные свидетельства» того, что он был отравлен «Новичком». Германия «решительным образом» осуждает отравление.

Я ВАМ РАССКАЖУ ЗА ВСЮ ЕВРОПУ

Затем ситуацию прокомментировала канцлер ФРГ Ангела Меркель. Трехминутная речь была произнесена с трибуны с эмблемой сайта eu2020.de, зримо напомнившей, что канцлер представляет не только государство, принявшее введенного в искусственную кому бедолагу, но и страну – председателя Евросоюза, замечает «Коммерсантъ».

Ангела Меркель снова сослалась на заключение военных медиков:

− Алексей Навальный стал жертвой нападения посредством химического нервнопаралитического боевого вещества группы «Новичок». Этот яд определяется в пробах однозначно.
Выразив сочувствие «ведущему оппозиционному политику» России, канцлер объявила, что тот стал «жертвой преступления», направленного на то, чтобы заставить политика замолчать:

− Это удручающая информация о попытке отравления с целью убийства.

Меркель потребовала от Правительства России разъяснений:

− В зависимости от реакции Москвы будут приниматься дальнейшие решения. Берлин проинформирует партнеров по ЕС и НАТО о новых обстоятельствах (выводах экспертов), и им еще предстоит согласовать общую реакцию.

МИД России не заставил себя ждать.

ПОЛЬЗУЙТЕСЬ ОФИЦИАЛЬНЫМИ КАНАЛАМИ, А НЕ МЕГАФОННОЙ ДИПЛОМАТИЕЙ

− В очередной раз становимся свидетелями ситуации, когда тщательной, основанной на конкретных фактах и доказательствах работе, предметному взаимодействию по линии правоохранительных органов и медицинских учреждений наши партнеры предпочитают громкие публичные заявления без предъявления хоть какой-либо фактуры, полностью пренебрегая существующими правовыми механизмами сотрудничества.

Если задача заключается в том, чтобы обосновать некие заранее подготовленные «ответные меры», о которых ранее уже заявлялось, то становится понятным, почему в ход идут мегафонная дипломатия, подмена нормального сотрудничества информационной кампанией, публичные обращения в ЕС и НАТО, упоминание Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО).

Нам нужны формулы, нам нужны заявления медицинских учреждений, нам нужны документальные материалы, которые должны быть переданы на официальный запрос российской стороны. Разве на это что-то можно возразить? Ничего нельзя. Положите на бумагу ваши данные, передайте российской стороне. Наше посольство работает круглосуточно, очень ждет этих материалов. Все остальное называется просто: «информационная кампания», – объяснила видение Москвы представитель МИД РФ Мария Захарова.

Эмоциональное заявление Захарова, как и Меркель (не эмоциональное), сделала в телеэфире: мол, вы так, так и мы так! Не хотите разбираться по делу, используя дипломатические каналы, и задействуете дешевый пиар – будет вам пиар! Ангела Меркель явно попала не на свое поле.

ПОЗИЦИЯ ВРАЧА

В субботу, 5 сентября, вечером глава Научно-исследовательского института неотложной детской хирургии и травматологии, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль направил открытое письмо президенту Германской медицинской ассоциации д-ру Клаусу Рейнхардту.

Президенту Германской медицинской ассоциации

Д-ру Клаусу Рейнхардту

Глубокоуважаемый доктор Рейнхардт!

Мы, как врачи, были потрясены болезнью Алексея Навального. Когда молодой человек внезапно теряет сознание и впадает в кому неясного генеза, это очень трагично.

В клиническом измерении такие случаи не только трагичны, но и очень сложны в плане диагностики и лечения. И эта сложность создает пространство для выдвижения различных версий произошедшего: профессиональных и далеких от профессионализма.

С момента поступления господина Навального в Омскую больницу скорой помощи врачи делали все необходимое, чтобы стабилизировать состояние пациента. Они спасли ему жизнь. Для консультации были приглашены реаниматологи и другие специалисты из ведущих медицинских учреждений страны. По просьбе родственников был обеспечен доступ немецких врачей к пациенту, а также его последующая транспортировка в Германию.

По итогам обследования и лечения в Омске и Берлине врачи пришли к разным заключениям относительно причин болезни Алексея Навального. Во врачебном сообществе есть сомнения в заключении исследователей военной лаборатории немецкой армии о наличии отравляющих веществ у Навального.

Врачи должны быть вне политики, и если возникают сложные клинические случаи, мы должны решать эти сложные вопросы между собой во врачебном сообществе. Наши решения должны быть взвешенными и не должны использоваться бездоказательно политиками.

Когда мнения докторов расходятся, в нашей профессии принято проводить консилиум.

По этой причине мы хотели бы предложить создать совместную комиссию из представителей Национальной медицинской палаты России и Врачебной палаты Германии, возможно, с привлечением специалистов по отравлениям из других стран, для проведения консилиума и беспристрастного окончательного решения вопроса о том, было или не было отравление у Алексея Навального.

Мы все заинтересованы в правде. И если мы убедимся в том, что действительно было отравление у Алексея Навального, и его тяжелое состояние не связано с иными причинами – мы будем требовать возбуждения в России уголовного дела и принятия самых решительных мер.

Наши коллеги из больницы скорой помощи г. Омска с момента эвакуации были готовы предоставить весь имеющийся у них материал для совместных исследований.

Надеемся на понимание и положительное решение вопроса.

Л. Рошаль.

Ответа от президента Германской медицинской ассоциации доктора Клауса Рейнхардта нет и, скорей всего, не будет. И то сказать, на кону стоят события в Белоруссии и газопровод «Северный поток-2». Вероятно, новый газопровод станет главным направлением атаки сторонников «жесткого подхода». И в этом плане Ангела Меркель, похоже, заигралась: если накануне она однозначно заявляла, что «Северный поток» будет достроен», теперь отстаивать свою позицию ей будет сложнее. Впрочем, канцлер – опытный игрок. Газопровод все-таки достроят: немцы не горят желанием «топить в Балтийском море» деньги своих фирм. Тем более топить будущее национальной экономики – уж ей точно не пойдет на пользу американский сжиженный газ.

Вторая широко обсуждаемая версия заключается в том, что отравление Алексея Навального было инспирировано с целью ослабить позиции России в Белоруссии, а может, вообще вывести Россию из игры. И разобраться с Александром Лукашенко один на один.

В этом смысле заявление белорусского лидера о том, что у него есть перехваты переговоров между Польшей и Германией, из которых следует, что отравление Навального было инсценировкой, совершенно не стоит относить к категории экстравагантных. Логика «кто мог использовать отравление Навального в своих интересах» выглядит куда как разумнее, чем «кто хотел устранить Навального».

Навальный – локальный политический проект, который использовался различными заказчиками для публикации компромата, а также как клапан для выпуска избыточного пара наиболее радикальных оппозиционных настроений в российском обществе, пишет журналист «Комсомольской правды» Сергей Мардан. Отсутствие конкуренции в «политическом бизнесе» приводит к таким же печальным последствиям, как и монополизм в любом другом бизнесе. Будь у нас несколько «навальных», скорее всего, Алексей Навальный был бы здоров и весел и занимал место в списке борцов с режимом где-нибудь между младшим Гудковым и Максимом Кацем. Но поскольку он был единственным и уникальным оппозиционером, которому было позволено кататься по России, имея подписку о невыезде, резонанс от его отравления будет иметь последствия, не сопоставимые с реальным электоральным рейтингом. Спрогнозировать это несложно, как несложно было предположить, что в болезни Навального обязательно всплывет название Novichok.

Такова развернутая версия. А если коротко: когда вступает в дело высокая политика, тут уж не до врачей.

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Евгений КРАН /рис./