СУБЪЕКТИВНО 

В конце декабря у президента Путина и главы Счетной палаты Кудрина на заседании Совета по стратегическому развитию случилась дискуссия об эффективности нацпроектов. Кудрин заявил, что они не ускорят рост экономики в 2021 году до 3%, поскольку «не дают критической массы таких шагов, которые бы вывели нас на эту траекторию роста». С некоторыми тезисами Кудрина господин Путин согласился, однако, по его оценке, система "в целом работает, вопрос в том, как обеспечить ее дополнительное финансирование".

Заявление Кудрина не с потолка взято: аудиторы СП изучили исполнение восьми из 13-ти нацпроектов на 1 ноября 2019 г. Возражение главы государства вызвало вот какое сомнение Кудрина: «Сегодня уже стало понятно, что достижение и выполнение национальных проектов не приведет к достижению национальных целей». Это «требует более широкого инструментария и дополнительных мер. Я бы предложил провести отдельное заседание, где сконцентрироваться только на национальных целях». Кудрин сообщил, что 15% субъектов считают значения, поставленные в нацпроектах, недостижимыми, 38% отмечают высокие риски в их достижении.

"На многое нужно обратить внимание", – согласился президент. Например, с необходимостью "сопоставления национальных целей развития и национальных проектов, как инструментов достижения этих целей". Однако он подчеркнул, что ему "достаточно сложно согласиться с утверждением, что нацпроекты не дали необходимых ресурсов" для достижения национальных целей: "Если бы не нацпроекты, то не было бы уровня, который имеется сегодня, мы просто не смогли бы его обеспечить, именно нацпроекты позволили направить туда дополнительные ресурсы".

Позволю не согласиться с главой государства. Дополнительные ресурсы дали повышенные и новые налоги, а вовсе не нацпроекты первой серии от 2012 г. – все они не выполнены. А экономика, как я не раз писал, в лучшем случае, стабильна, то есть зависла на отметке десятилетней давности. Ну а в худшем, с учетом инфляции, особенно потребительской, и вовсе съехала в полуподвальное помещение государства. Чего стоит лишь один факт: за 20 лет рубль втрое обесценился к доллару. Наверное, за это власть его так не любит…

Ну а о свежей порции нацпроектов и говорить нечего. Лишнее подтверждение тому – мощная критика их реализации в 2019 г. от самого президента на том же заседании Совета по стратегическому развитию. Главная цель нацпроектов, по словам Владимира Путина – реальные перемены к лучшему в жизни россиян. Однако он «не уверен, что у большинства людей сейчас есть такое ощущение».

Дискуссия о целях национальных и тех, на которые направлены проекты – это принципиальный момент. Речь идёт о программно- целевом подходе, инструменте, который широко и давно используется в мире. Поясню на бытовом примере. Представьте, что на верхушке вашей новогодней ёлки красуется фигурная пика, а на ветках – ярусы шаров и других игрушек. Так вот, «пика» в методике – главная национальная цель пакета проектов, а ярусы игрушек на ветках – промежуточные или попутные цели, не достигнув которых мы не доберемся и до цели главной. Такую «ёлку» в рамках программно-целевого подхода называют «деревом целей».

Напомню, что год назад, запуская новую серию нацпроектов, президент Путин объявил их главной целью выхода нашей экономики, как и мировой, на ежегодный темп роста в 3% и вхождение в пятёрку крупнейших экономик мира. Но для этого нужно вначале попасть в промежуточные «шары» – цели других нацпроектов. Прежде всего, добиться ежегодного роста производительности труда на 5%. А это, в свою очередь, требует увеличить инвестиции в современные технологии, человеческий капитал и т.д. Не стану продолжать цепочку ради экономии места, просто скажу, что в эти промежуточные «шары»– цели правительство не попало, и на прошлой неделе угодило в отставку. За трое суток до Послания премьер ничего не знал ни о своей отставке, ни о планах президента назначить руководителя ФНС Михаила Мишустина новым премьером, рассказали Bloomberg два федеральных чиновника. А журналисты МК заметили на видео из Манежа, где с Посланием выступал президент, что у Медведева в этот момент дрожали губы.

Я уж не говорю о том, что выстроенное таким чудным, как теперь, образом «дерево целей» приведет страну к ложному финалу: растущие с каждым днем тарифы монополий и налоги накачивают ВВП инфляционными рублями. Разумеется, население, как справедливо заметил президент Путин, не ощутило перемен к лучшему.

Но это не всё. Оглашая Послание Федсобранию, президент сменил главную цель всего пакета нацпроектов: теперь выход экономики на 3-процентный рост и попадание в «пятерку» пропускают вперед двойное сокращение бедности, повышение рождаемости и прочие социальные программы. Заметьте: финансировать их будут не за счет роста ВВП и повышения производительности труда, как планировалось прежде, а из бюджета и прочих фондов. Этому маневру, по сути, и посвящено Послание президента. В таком случае неизбежно должна бы меняться приоритетность остальных нацпрограмм на «дереве целей». Но об этом мы пока ничего не слышали. Если подобной рокировки не произойдёт – деньги будут потрачены, а новая главная национальная цель, как и прежняя, останется недосягаемой, маяча в густом тумане.

Подобная чехарда с главными целями, что вообще-то нонсенс в методике программно-целевого подхода, говорит мне о том, что чиновники, которые занимались и нацпроектами, и текстом Послания, имеют весьма приблизительное представление об этом инструменте.

Ну а вертикаль власти показала себя во всем блеске: не сумела в срок использовать бюджетный 1 трлн. «Одно из ключевых направлений, которое является чуть ли не основным, во всяком случае, чрезвычайно важным, – «Цифровая экономика» – кассовое исполнение вообще 27,3%, а по нацпроекту «Экология» – 39,8%», – возмутился глава государства.

Любопытно, что вице-премьер Константин Чуйченко (теперь и.о., как, впрочем, и всё правительство) призвал и здесь увидеть «позитивный момент»: дескать, «было бы гораздо хуже, если бы быстро освоили, ничего не построили, а деньги украли». И всё бы ничего, но регионам от этого «позитива» пришлось несладко. Как заявила спикер СовФеда Валентина Матвиенко, регионы «вынуждены софинансировать от 20 до 40% расходов на нацпроекты вместо утвержденных 3%». Между прочим, только госдолг субъектов составляет около 2 трлн. Значит, они, исполняя нацпроекты, отрывают деньги, предназначенные совсем для других целей. «Необходимо отладить финансовые механизмы нацпроектов», – потребовал Путин. Но как, если вертикаль заносит то в одну, то в другую сторону?

И вот за три дня до конца года рубль затрясло на биржах: это Минфин, чтобы догнать план освоения бюджетных средств, вывалил в систему больше 2 трлн. Интересно, сбылись ли опасения г-на Чуйченко? «Возможно, какой-то патриот таки получил рубли из бюджета на нацпроект и, конечно же, не преминул конвертировать «честно заработанное» тут же в «настоящую валюту», – предположил в беседе с РБК дилер крупного Российского банка: «Горячую картошку перекидывали весь день, так и не найдя желающих подержать риск до самого вечера».

Лихорадочно догоняя исполнение нацпроектов в конце декабря, правительство чуть не загнало в тупик всю банковскую систему: она пережила рекордное количество сбоев. Операции шли аврально, и Казначейство едва не оказалось на грани кассового разрыва. Ведь нужно было потратить 4,14 трлн – втрое больше среднего за предыдущие 11 месяцев. Ежемесячные доходы бюджета не могли покрыть нужной суммы, и правительству пришлось изымать средства с банковских счетов.

Кроме того, Путин указал, что существуют системные проблемы, требующие перенастройки всего госуправления. Правда, президент эти проблемы не назвал. Но заметил, что некоторые сотрудники федеральных органов на местах не привыкли работать по-новому. У меня грешным делом возник вопрос: если вся система госуправления, то есть вертикаль власти, остается незыблемой, то как в её рамках чиновники могут работать по-новому? И что такое – новое?

Наконец, у центра, то есть Москвы, в такой огромной стране, как и у любого начальника, есть предел управления, за чертой которого его усилия уходят в свисток. Лишний раз это показывает провальная реализация нацпроектов. В Послании Федсобранию президент предлагает, например, повысить роль губернаторов. Обратите внимание – не регионов! Которые по-прежнему, вопреки действующему Бюджетному кодексу, будут нищенствовать без своей доли налогов, определенной в 50%. На самом деле регионам остается 20%, но самостоятельно они могут распорядиться лишь 5-ю процентами!

Более того, к властной вертикали намерены пристегнуть местное самоуправление! По этой части изумило меня выступление лидера справороссов Миронова при обсуждении кандидатуры Мишустина на пост премьера. При полном «одобрямс» всех тезисов президентского Послания, лидер вроде бы оппозиционной партии посетовав, что местное самоуправление до сих пор оставалось пасынком вертикали, будет наконец-то к ней пристёгнуто. Политик даже не понимает, что после этого безграмотного действа местное самоуправление, даже если при нём останется сей титул, попросту испарится и на тех редких территориях, где до сих пор выживало. А ведь оно в развитых странах не только работает фундаментом государственной системы, но и открывает доступ в карьерные лифты способным, а главное – тем политикам, которые тесно связанны с обществом и подотчетны ему. Но в России, похоже, в обозримом будущем вместо федерации так и останется её профанация.

Вот и президент Путин на упомянутом заседании Совета посетовал, что вторая системная проблема – недостаточное взаимодействие федерального центра и регионов: «К сожалению, бывает так, что соглашения с регионами подписаны, деньги выделены, и на этом наши коллеги в федеральных ведомствах считают отношения с коллегами в регионах завершенными, в конце года регион должен отчитаться – и все. Думаю, что это неправильный подход… Необходимо каждодневное заинтересованное сотрудничество, полноценное партнерство». Но у вертикали и регионов разные жизни, и друг друга им не понять.

Финал смотрите в Послании президента. Совокупная стоимость объявленных социально- экономических мер составит 0,3–0,6 трлн руб. в год, подсчитало МЭР. А на четыре года понадобится 4 трлн руб., сообщил Мишустин. Прибавка к росту ВВП благодаря озвученным мерам составит 0,3 п.п. в 2020 г. Значит, реальный рост ВВП в 2020 г. составит около 2% вместо 1,7% в действующем прогнозе МЭР. Однако нищих россиян за 6 лет станет не вдвое меньше, как декларирует нацпроект, а, по словам Кудрина, лишь на 2%.

Только вот загашники не бездонны. И что делать, когда они опустеют? Опять налоги поднимать?

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/