СУБЪЕКТИВНО 

На редком ТВ-канале не рассуждают о цифровизации, «умных» городах и домах, искусственном интеллекте. Но вот картинка из близкого, как нас уверяют, будущего: по заказу умного холодильника семье доставили куриные яйца. А оплатить нечем. Денег до получки не хватает уже давно… 

Не менее заманчивые перспективы маячат перед городами. В некоторых уже появились умные остановки транспорта, стоит каждая до 5 млн руб. И всё бы замечательно, если бы у коммунальщиков хватало бригад на каждый аварийный выезд, которых всё больше: в многоквартирных домах, рядом с умными остановками, попахивает дермецом – это бесконечно рвутся трубы, давно претендующие на статус утиля. 

Это я о приоритетах властей разных уровней. 

В прошлом номере «ТП» я писал об инвестиционной петле, всё туже затягивающейся на шее России. Но деньги-то в стране есть! Я имею в виду Фонд национального благосостояния (ФНБ). На 1 мая 2019 г. в нём скопилось 3,814 трлн руб. Более того, в конце мая здесь накопилось около 7% ВВП, и, согласно Бюджетному кодексу, деньги фонда теперь можно расходовать на благо родной экономики, а стало быть – и всех россиян. Еще круче тот факт, что, по прогнозу Минфина, на конец года в ФНБ, куда без конца капают доллары от продажи дорогой нефти, скопится почти 8,5 трлн. Но власти не рады изобилию! Более того, они, я бы сказал, в раздвоенном состоянии: и хочется, и колется, да мама, пардон – Международный валютный фонд (МВФ) – не велит. 

В конце мая в России побывала миссия МВФ. И её глава Джеймс Роаф отметил, что в МВФ «видят аргументы» в пользу того, чтобы деньги фонда инвестировались в долгосрочные активы за рубежом, но «вряд ли имело бы смысл инвестировать их во внутреннюю экономику». 

Напомню, что Резервный фонд, о котором многие успели позабыть, бесславно исчез, и с ФНБ, выходит, не всё просто. Комментируя рекомендации МВФ, первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов отметил: «МВФ заинтересован в том, чтобы мы свой ФНБ хранили в иностранных резервах. Действительно, так происходит, потому что обычно такие фонды – и это не только в России, но и в других странах – хранятся в резервах наиболее надежных… Мы будем это делать (инвестировать эти ресурсы), поскольку нам нужны новые проекты, новая инфраструктура… Власти будут подходить к этому рационально с точки зрения стимулирования российской экономики, сохраняя необходимый объем резервов». 

Однако «рациональность», что на уме у Силуанова, и не только у него, для меня выглядит странновато. По словам вице-премьера, деньги фонда «в большей степени» лучше использовать на продвижение российской продукции за рубежом. В качестве примера Силуанов выбрал строительство АЭС в Египте: «Такого рода проекты были бы безболезненны для нашей внутренней экономики, но создавали бы дополнительный спрос на нашу продукцию вовне». Пример не случаен. Посмотрите структуру нашего экспорта: в основном сырье, оружие да в последнее время продовольствие. И то – не от хорошей жизни: обедневшие вконец россияне экономят на всем, а продукцию села куда-то нужно девать… 

Вообще, развитие бизнеса с прицелом не только на внутреннего потребителя, но и на экспорт – не новость в современной экономике. Только бы соблюдались три обязательных условия. Во- первых, продукция компании- экспортёра должна полностью удовлетворить спрос в своей стране, а значит, во-вторых, быть конкурентоспособной. И, в-третьих, подобной стратегии следуют, главным образом, компании частные. Они, в отличие от наших щедрых госкорпораций, рискуют своими инвестициями, а потому все «от и до» продумывают досконально. Такой стратегии давно придерживаются в Китае. Это, с одной стороны, помогло стране завоевать полмира, а с другой – увеличение выпуска основательно экономит издержки каждой единицы изделия. 

Российская продукция в инновационном мире не котируется, кроме АЭС, оружия, отдельных видов программного обеспечения и нескольких второстепенных позиций. Да и оружием мы торгуем весьма оригинально: в основном в долг, который не всегда возвращают. Поэтому тирада г-на Силуанова, что «такие проекты были бы безболезненны для нашей внутренней экономики», вызывает большие сомнения. Произносятся они не от хорошей жизни: спрос на продукцию промышленности упал ниже критической отметки в 50%, к тому же и экспорт снизился. 

Но приоритеты власти известны. По данным Минфина, в 2018 году сборы в федеральный бюджет выросли на 29%, до 19,454 трлн руб., – при падающей экономике! С 2012 года налог изымают из экономики в 33 раза быстрее, чем растёт сама экономика. Причем расходы казны в 2018 г. практически не изменились (16,7 трлн против 16,42 трлн в 2017-м), но в относительных цифрах рухнули до исторического минимума: 16,4% ВВП. Из всех расходов (53%) на скупку иностранной валюты ушло 4,2 трлн, на финансирование армии – 2,82 трлн, полиции – 1,97 трлн и чиновников – 1,25 трлн. (Кстати, Минтруд предлагает повысить оклады чиновников примерно на уровень инфляции.) За январь-февраль 2019 г. налоговые сборы выросли еще на 20%. 

По данным Якова Миркина, завотделом рынков капитала ИМЭМО РАН, Россия занимает 118-е место в мире по расходам на здравоохранение (5,6% ВВП), практически вдвое отставая от лидера – Норвегии (10% ВВП). На образование мы тратим 3,8% – это 88-е место в мире. Лидеры – Израиль и Норвегия – расходуют 5,7% и 7,7% ВВП соответственно. 

А теперь поговорим о рекомендациях МФВ: насколько они для России обязательны? На сей счёт есть замечательная русская поговорка: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Наши бухгалтеры вместе с властями, ругая почем зря коварный Запад, тем не менее не брезгуют перенимать его практику, не давая себе труда подумать, насколько она подходит к нашим условиям. Я уже писал, как вице-премьер Силуанов оправдывал трату накоплений ФНБ на покупку западных ценных бумаг, мотивируя практикой Норвегии. Но чиновник при этом умолчал (а может, и не знал?), что Норвегия тем самым спасала свою экономику от перегрева, а наша-то замерзает! Словом, опыт Норвегии – для России совсем из другой оперы! 

Но даже в новелле с зарубежными инвестициями первый вице-премьер далеко не последователен. На прошлой неделе г-н Силуанов обрушился на ЛУКойл за то, как компания использует льготы: «…наша уважаемая компания ЛУКойл вложила $800 млн в шельф на Конго. <…> Вопрос: так наши льготы куда идут? В нашу экономику или в иностранную? Я уж не говорю про социальную ответственность бизнеса – к сожалению, на нее никто не обращает внимания. Но хотя бы инвестиции можно сделать в России?» 

Мне могут возразить, что льготы компании – из бюджета. Отвечу: упрек был бы справедлив, если бы наши бухгалтеры метили спецшифрами потоки денег, кочующие между разными сусеками. А без этого, как уверяют эксперты, сам черт не разберет, из какой кубышки тому же ЛУКойлу дали льготы. 

Черт не черт, но эксперты всё- таки умудряются извлекать на белый свет такие финансовые чудеса, что ум за разум заходит. Доктор философии Игорь Чубайс опубликовал подобные факты из коллективной работы «Экономика России: что происходит и что делать». Оказывается, примерно половина экспорта исчезает бесследно. Например, данные Федеральной таможенной службы об импорте и экспорте расходятся с аналогичной информацией приграничных стран, ВТО и ООН от 30 до 70%! 

К примеру, в 2015 г., по данным ФТС, Россия поставила в США нефтепродукты на $3,1 млрд, а по данным США – на $9 млрд. Те же позиции по нефтепродуктам с Германией – $0,9 млрд и $27,1 млрд. То есть только эти две страны получили товара в 2,6 раза, или на $22,2 млрд, больше, чем мы им поставили по документам. В 2013 г. по такой же схеме бюджет России потерял 2,5 трлн руб. Этих денег хватило бы удвоить расходы на образование, науку, культуру, кинематографию и здравоохранение, на которые суммарно в 2015 году было потрачено 1,22 трлн руб. И ведь такая свистопляска повторяется ежегодно… Где тут ночевали рекомендации МВФ и Всемирного банка (ВБ)? 

Коли триллионы, способные превратиться в желанные инвестиции, уплывают у властей между пальцев, изобретательный Росстат рисует «невидимые». Это не сказки братьев Гримм. Недавно аналитики «Центра развития» обнаружили, что инвестиционный скачок 2018 года, обнаруженный Росстатом, всего-навсего – результат «математического досчета… Операции, не наблюдаемые прямыми статметодами». В переводе на человеческий язык – чистое вранье. И нешуточное: «невидимые», но включенные в статистику инвестиции достигли 4,388 трлн руб., или $67 млрд. 

Скажу сразу, что не разделяю мнение экономического советника президента страны академика Сергея Глазьева, который числит МВФ и ВБ «экономическими убийцами, способствующими захвату и эксплуатации национальных богатств американским капиталом». Особенно «в части пресловутого бюджетного правила, требующего вывоза нефтяных доходов Российского государства за рубеж в объёме до 7% ВВП». Увы, факты, приведённые Игорем Чубайсом, кричат о том, что вовсе не МВФ зарится на наше нацбогатство – его легко разворовывают родные силовики и нефтяники. Кстати, сам же академик признает, что из стран «двадцатки» только Россия и Бразилия следуют рекомендациям МВФ и ВБ в макро-экономической политике. 

Дело в том, что в нормальных развитых странах хорошая макроэкономика (профицит бюджета и небольшая инфляция) как бы автоматом служит гарантией того, что микроэкономика (и крупные компании, и малый-средний бизнес) чувствуют себя комфортно. Но к России это не относится. У нас – свои тараканы, сугубо национальные. Вот они-то и перегрызают логическую связку между макро- и микроэкономикой, обрекая последнюю, а значит, всё население, на жалкое прозябание, а то и погибель. Да и зачем захватывать и убивать наше национальное богатство, если власти России уже охрипли, зазывая на десятках форумов этот проклятый иностранный капитал в Россию. Но что-то не получается! Не потому ли, что силовики, на которых, похоже, нет управы, запросто отправляют за решетку таких людей, как уважаемый в мире основатель Baring Vostok Майкл Калви, давно работающий в России? Ну, а 200 тысяч российских предпринимателей в тюрьмах, и часто по надуманному поводу, – это наша обыденность. Про оборотную сторону этой неприглядной медали говорил глава Счетной палаты Алексей Кудрин: «Производительность труда в России остается на уровне, который развитые страны достигли в 1980-х…». 

Так что министр Орешкин напрасно успокаивал президента Путина: последние оценки экспертов говорят, что экономика в ближайшие годы будет болтаться, в лучшем случае, около нуля… 

Игорь ОГНЕВ