ПРЕСС-ОБЗОР 

Событие недели – Восточный экономический форум (ВЭФ). В нем приняли участие представители более 60 стран, делегации пяти из них возглавляли лидеры: Владимир Путин, председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин, премьер- министр Японии Синдзо Абэ, президент Монголии Халтмаагийн Баттулга и премьер-министр Республики Корея Ли Нак Ён.

Самые многочисленные делегации прибыли из Китайской Народной Республики (порядка 1000 человек), Японии, Южной Кореи, Индии, Монголии, США, Швейцарии, Великобритании и Франции. 

На форум приехали 346 руководителей российских и 352 иностранных компаний (данные по ИА «REGNUM»). 

За день до открытия Владимир Путин провел во Владивостоке президиум Госсовета, дабы обсудить со своими министрами, что же мы здесь имеем. 

Оказалось, что имеем продолжающийся отток населения. Президент назвал демографическую ситуацию одной из главных проблем Дальнего Востока. По его словам, «миграционный отток постепенно сокращается, но фактом остается то, что люди по- прежнему все-таки уезжают». В прошлом году из региона уехало на 17 тыс. человек больше, чем прибыло. 

«Вызывает особую озабоченность, что 70% уехавших – это люди трудоспособного возраста. И это на фоне экономического роста в макрорегионе и большой потребности в кадрах», – отметил Путин. 

И здесь нам не обойтись без истории. 

«Более 130 лет – с 1860-х вплоть до 1991 года – население Дальнего Востока постоянно увеличивалось, за исключением первых лет Великой Отечественной войны. Росло население за счет миграции из разных регионов страны. Приезжало всегда больше, чем уезжало», – просвещает нас на портале деловой газеты «Взгляд» ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН Юрий Авдеев. 

По его словам, в 60-е годы XX века на Дальний Восток приехало и уехало в общей сложности 5,6 млн человек (общий миграционный оборот), в 70-е годы – 7,8 млн человек, в 80-е годы – во времена строительства БАМа – общий оборот составил более 12 млн человек. Пик численности населения Дальнего Востока составлял 8 млн человек. 

Но с 1991 года начался бурный отток населения. «В общей сложности за более чем четверть века мы потеряли почти 2 млн человек. Но из этих 2-х млн, по оценкам Авдеева, примерно половину составляют военнослужащие и их семьи. Воинский контингент на Дальнем Востоке ранее насчитывал 360 тыс. человек, а до недавнего времени оставалось чуть больше 40 тыс. Вместе с семьями (в среднем три человека) получается, что уехало около 1 млн человек». 

Текущая ситуация выглядит настораживающе. В целом миграционный поток небольшой, но приезжает немного, а уезжает гораздо больше. «Чукотка потеряла две трети своего населения. Приморский край – 390 тыс. человек. Это как будто с карты края исчезла половина численности города Владивостока или населения Уссурийска и Находки вместе взятых», – поясняет Авдеев. 

При этом нельзя сказать, что ничего не делается. Наоборот, в последние годы Дальний Восток развивается, особенно после саммита АТЭС 2012 года. 

Территории опережающего развития, свободный порт Владивосток и электронная виза для прибывающих в порт, инфраструктурная поддержка инвестиционных проектов, программа предоставления бесплатно дальневосточного гектара, снижение тарифов на электроэнергию для промышленных пользователей, в госпрограммах приоритет интересов Дальнего Востока, инвестиционные квоты на вылов рыбы – все это работало на развитие региона. 

В итоге экономические показатели ДФО действительно растут. ВРП ДФО по итогам 2018 года может вырасти на 6,3%, до 4,2 трлн рублей (в 2017 году он составил 3,9 трлн рублей), посчитали в международной консалтинговой компании Deloitte, сообщает РИА «Новости». 

В 2010–2016 годах ВРП ДФО в реальном выражении (то есть за вычетом инфляции) рос в среднем на 1,8% в год. При этом ВРП на душу населения в ДФО почти на треть превосходит аналогичный показатель по России. Две трети (64%) ВРП округа формируют три крупнейших региона – Республика Саха, Приморский край и Сахалинская область. 

За эти годы было принято 30 федеральных законов и более 150 нормативных актов Правительства РФ в интересах Дальнего Востока. На федеральном уровне разработаны и внедрены две программы – дальневосточного гектара и переселения соотечественников. Однако всего этого оказалось недостаточно. Демографическая проблема как была, так и остается острой. 

По программе переселения соотечественников людям зачастую предлагают работу за 7 тыс. рублей с прочерком в графе «предоставляемое жилье», говорит Авдеев. 

При этом он указывает на такой парадокс: несмотря на огромное количество преференций, например, для того же Приморского края в виде ТОРов и статус свободного порта Владивосток, инвестиционная активность в крае все равно продолжает падать. По объему инвестиций в основной капитал на одного занятого в экономике Приморский край значительно отстает от дальневосточного и среднероссийского уровня. Инвестиционное обеспечение занятых в экономике края было самым низким в 2016 году – 125,2 тыс. рублей на одного занятого. Это лишь 50-е место в стране. Хотя 10 лет назад ситуация была еще хуже – 75-е место. 

«Вывод понятен – людей не устраивают сегодняшние условия жизни. Это низкая обеспеченность жильем, качественными услугами здравоохранения, образования, связи, нехватка современных объектов культуры и спорта, неудовлетворительная транспортная доступность, отставание в благоустройстве городов и поселков», – отмечает Владимир Путин. 

По его словам, проблему надо решать комплексно – «развивать систему профессионального образования, создавать преференции для тех, кто хотел бы переехать на Дальний Восток, и, разумеется, комфортные условия для тех, кто уже живет на этой земле». 

Глава Минтранса Евгений Дитрих предложил сдерживать стоимость авиаперелетов на Дальний Восток «коэффициентом труднодоступности» – установив его для тарифов в Дальневосточном округе и Арктической зоне. Он пояснил, что завоз керосина в дальневосточные аэропорты обходится на 10–40% дороже в сравнении с доступными районами. Это влияет на себестоимость рейса и цену билета. Кроме того, Дитрих предложил расширить программу субсидирования авиаперевозок в ДФО – сделать ее круглогодичной (сейчас она действует с марта по декабрь) и повысить предельную протяженность маршрутов в ней с нынешних 1,5 тыс. до 3-х тыс. км. 

Вице-премьер, полпред Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев сообщил Путину: «Вами поручено Минтрансу России представить предложения по строительству грузопассажирского судна для организации сообщения между полуостровом Камчатка, портами Сахалина и Магаданской области». 

Путин уточнил: «Там два судна мы планировали…». «Так точно, – продолжил Трутнев. – Причем они (Минтрас) эти деньги нашли в госпрограмме. Но их предложения о перераспределении средств не поддержано Минэкономразвития. Министр здесь присутствует. Может быть, попросить его все-таки поддержать предложения?» 

«Максим Станиславович, а в чем проблема?» – спросил Путин. «Я просто вот не в курсе этой проблемы», – оправдывался Орешкин. И обещал разобраться. «Вы же приехали на совещание по Дальнему Востоку. Вы должны быть в курсе этих проблем. Я вас прошу выяснить и доложить отдельно». 

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов добавил свои пять копеек: «Деньги… есть. Одно судно – начиная с 2020 года. Другие суда – начиная уже с 2018–2019 годов. Эти деньги есть в бюджете». 

Президента это не убедило. Путин отметил: «Они есть, но они не заложены, и планы пока отсутствуют. Деньги, может быть, есть в бюджете, только… ничего не делается. Потом выяснится, что они не реализованы, не использованы и назад поступят в бюджет. Почему не выполняется? Деньги есть, а запланированные мероприятия не выполняются». 

СМИ бросились выяснять: ни черная ли это метка Орешкину и, страшно вымолвить, Силуанову? 

С одной стороны, можно предположить, что мы стали свидетелями вовсе не жесткой разборки президента с министрами, а обычного рабочего момента, размышляет «Независимая газета». Ведь «шероховатости» бывают в любой работе. Тем более что не только Орешкин стал объектом критики. И у Силуанова, как выяснилось, не все под контролем – есть проблемы, в частности, с доведением 5,5% от всех региональных субсидий на развитие Дальнего Востока. 

«Антон Германович, вот эти 5,5% от общего объема субсидий, которые должны направляться в регионы Дальнего Востока, – это важная мера развития региона. Вы сказали, что это будет исполняться. Почему до сих пор не исполнено? Кто это должен проконтролировать?» – недоумевал Путин. 

С другой стороны, Путин под телекамеры не часто выступает с критикой в адрес тех или иных исполнителей. Например, президент пока поддерживает и премьера Дмитрия Медведева, и главу Центробанка Эльвиру Набиуллину. А к ним обоим есть вопросы. 

Ситуация и впрямь любопытная: крупный начальник, который обычно имеет привычку отслеживать три графы – что нужно сделать, к какому сроку, и кто ответственный, знает существо дела лучше подчиненных. 

Ну, это как на строящемся промышленном объекте, когда ездящий на площадку раз в неделю генеральный директор объединения (Путин) знает существо дела лучше, чем ответственный за монтаж технологического оборудования старший инженер (Орешкин) и директор предприятия (Силуанов). Случись такое – ребята уже бы сдавали дела. 

А здесь, выходит, можно. И то сказать – бухгалтера. Сколько бухгалтера ни натаскивай, производственника из него не выйдет. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./