СУБЪЕКТИВНО 

Повышая возраст выхода на пенсию, наши мудрые власти в качестве одного из мотивов кивали на Европу. Подражание это страдает как минимум одним лукавством, о котором я упоминал в прежней статье. Европейские власти, принимая некие решения в одной сфере, стараются учитывать, что сфера эта живет не сама по себе, а вписана в большие системы: в экономику, общество, ЕС, наконец, в мир.

Единственная, кроме евромании, содержательная аргументация наших чиновников – неблагоприятное для пенсионной системы соотношение иждивенцев и работающих, которое с годами будет только ухудшаться. Всё! Однако специалисты отвергают и этот повод. 

– Прямо сейчас демографическая нагрузка на экономику существенно ниже, чем в большинстве других стран, – утверждает замдиректора Института экономики роста Артем Прокопец. – В 2016 году общий эффективный коэффициент демографической нагрузки в России составил 102,6%. То есть иждивенцев на 2,6% больше занятых. А например, в Греции этот коэффициент равнялся 199,7%, в Италии – 170,3%, в Хорватии – 164,8%, во Франции – 152,1%. 

Кроме того, по словам эксперта, в России довольно высокая по сравнению с другими странами доля молодых и трудоспособных, а значит, есть потенциал для рождения новых детей и экономического прорыва. Значит, «повышение пенсионного возраста нельзя рассматривать как безальтернативный рецепт», заключил Прокопец. 

Другое дело, что надо не душить, а развивать экономику, как это делает та же Европа. И поощрять не только рождаемость, да еще примитивными методами вроде материнского капитала. Молодые настраиваются на многодетные семьи совсем по другим соображениям. Но вот какую картину видим мы на самом деле. 

Свежее исследование Boston Consulting Group (BCG), охватившее 24 тыс. россиян, включая специалистов и рекрутеров, наталкивает на такой вывод: Россия не способна конкурировать за таланты на мировом рынке труда. Хотят работать за рубежом 50% российских ученых, 52% топ-менеджеров, 54% IT-cпециалистов, 49% инженеров и 46% врачей. 57% из них – молодёжь до 30 лет. В среде студентов доля потенциальных эмигрантов еще выше – 59%. 

Почему люди смотрят на сторону? Там выше зарплата и уровень жизни, легче обрести опыт и больше карьерных возможностей. В топ-10 факторов на опрос BCG также попали "экономическая нестабильность в родной стране" и "более высокое качество государственных услуг" за границей, в том числе в здравоохранении, образовании и уходе за детьми. Вот и подумайте, станет ли молодежь, даже если не покинет Россию, при таких мыслях заводить детей, да еще и много? По данным РАНХиГС, ежегодно из РФ в развитые страны уезжают 100 тысяч человек. Эта цифра – на основе статистики принимающих стран, и она почти всемерно (!) выше официального показателя Росстата, что и убаюкивает власти. 

Но самое грустное в том, что подумывает об эмиграции половина российских ученых. У них главный мотив – даже не как минимум десятикратный разрыв зарплат профессора здесь и там. Важнее то, что на Западе проще делать карьеру. Тем более россиян стали приглашать чаще – ведь это готовый человеческий капитал, на который не надо тратиться. По разным данным, за границей уже от 200 тыс. до 800 тыс. российских ученых, большая часть которых уехала в 1990-е. Вернулись единицы, но уже в 2014-м многие снова начали смотреть на Запад, рассказывает доктор физико-математических наук, академик РАН Виктор Васильев: «"Крым наш" всех испугал и конфронтация между странами. Для ученых очень важен интернационализм исследований, причастность к большому миру. Тех, кто занят в университетах, отпугивает заполнение разных бумажек, необходимость отчитываться перед людьми, которые ничего не понимают». 

Тает на глазах финансирование науки. По данным ВШЭ, за последние 4 года даже с учетом инфляции казна раскошелилась на сумму, которая съежилась почти на треть. В среднем каждый год науку лишают 8,4% госфинансирования, текущий объем – минимальный за 10 лет. И на ближайшую трехлетку в бюджет заложено сокращение расходов на гражданскую науку даже с учётом инфляции. В прошлом году бюджет потратил на науку 2,7% – втрое меньше, чем ушло на чиновников и органы госвласти, в 13 раз меньше, чем на армию и полицию. 

Ну и причем здесь повышение пенсионного возраста, спросит иной читатель? А кто и на какие шиши, отвечу я, будет созидать технологический прорыв в будущее по призыву президента? Давно известно, что открытия в науке рожают исключительно молодые мозги, а пожилые если с порога не отвергают инновации, то в лучшем случае способны не препятствовать им. Именно сегодня возраст выходит на первую позицию, поскольку в последние несколько лет новшества, в том числе и технологии, устаревают за каких-то два-три года, и на смену идут более сложные. Некоторые вещи трудно заметить невооруженным глазом. 

«Изменения в сельском хозяйстве повлияли на рынок труда больше, чем все остальные факторы за последние 100 лет, вместе взятые», – считает президент Superjob Алексей Захаров. У тех же продавцов-кассиров появились серьезные конкуренты. В 2017 году компания Amazon запустила первый супермаркет без касс. Покупатель загружает на смартфон приложение, регистрируется, входя в магазин, складывает товары в корзину и выходит: сканеры автоматически распознают покупки и списывают необходимую сумму со счета клиента. Массовый переход на автоматизацию в этой сфере может случиться лет через 20. 

Другая профессия на грани исчезновения, как ни странно, – преподаватели иностранных языков. Современный смартфон переводит 500 пар языков в обе стороны намного лучше, чем среднестатистический преподаватель российского вуза, не говоря уже о школьном среднем учителе, знающем всего один язык, и то так себе. 

При этом если раньше машины замещали низкоквалифицированный физический труд, то теперь начинается их наступление на умственную деятельность человека. Появление софта с искусственным интеллектом позволяет доверить компьютеру рутинную офисную и административную работу – пресловутое «перекладывание бумажек». 

Кому грозит увольнение? По оценке McKinsey Global Institute, уже известные машины и технологии могли бы взять на себя 49% рабочих обязанностей в 19 сферах экономики. Исследователи Оксфордского университета с помощью математического анализа вычислили список наиболее уязвимых профессий. Сюда попали многочисленные клерки, операторы машин, станков и лабораторных приборов, обмерщики, контролеры, тестировщики, сортировщики, приемщики заказов, строители и ремонтники, а также персонал у витрин кафе быстрого обслуживания, на стойках регистрации в отелях, у пунктов информации в аэропортах и так далее. Вспомните, частенько и в России на этих рабочих местах мы видим людей отнюдь не молодых. 

Не стоит думать, будто прогнозы типа Оксфорда для России не писаны. Сбербанк увольняет сотрудников уже тысячами. Холдинг РЖД объявил, что в ближайшие 7 лет сократит 42 тысячи человек. И куда пойдут властным солнцем палимые наши 50-летние, в одночасье потерявшие работу, а пенсия им еще долго не светит? 

Выталкивает людей из экономики цифровизация. Вернусь к исследованию BCG по России: почти две трети потенциальных эмигрантов (65%) – как раз "цифровые таланты": специалисты по искусственному интеллекту, скрам-мастера, дизайнеры пользовательского интерфейса и т.д. Вырастим еще? Но обладатели этих пока еще редких профессий вовсе не редис-скороспелка. Захаров из Superjob говорит: «Практически любому программисту, который начинал работать с мобильными приложениями 10 лет назад, пришлось переучиваться, чтобы быть на переднем крае». 

Напрасно рассчитывать и на то, что на подготовку необходимого числа «цифровых талантов» оперативно перейдут вузы. В прошлом году, проведя исследование российских компаний 22 отраслей с 3,5 млн сотрудников, BCG заключила: система образования России выпускает в основном сотрудников категории "правило" (служащие, клерки, менеджеры), а не "знание", чем занято лишь 17% россиян. Это в 1,5-3 раза ниже, нежели в развитых странах. Дефицит квалифицированных кадров в стране для перехода к новому укладу экономики – 10 млн до 2025 г. Зато к категории «умение» (труд низкой квалификации: водители, продавцы, охранники и т.д.) относится 35% россиян. Вывод BCG обескураживает: структура занятости в России соответствует сырьевой колонии. 

И вот взамен «цифровых талантов», готовых проститься с Родиной, власть оставляет на «продленку» миллионы без пяти минут пенсионеров. Способны они, даже при всем желании, вписаться в таинственные будущие изменения, потеряв насиженные места? Очень сомневаюсь. 

Уже сегодня есть работники, в течение жизни 5-7 раз меняющие профессии. Это требует от людей такого ценного качества, как готовность и способность непрерывно учиться. Международное кадровое агентство Kelly Services опросило 1 тыс. соискателей старше 50-ти и 300 представителей наших компаний. Большинство готово работать после выхода на пенсию и обучаться. Однако работодателям они не нужны. «Возрастные ограничения остаются негласным требованием многих работодателей и болью любого соискателя старше не только 50, но и 40 лет», – говорит Екатерина Горохова, гендиректор «Kelly Services Россия и Польша». 69% нанимающих менеджеров признались, что им приходилось отказывать таким кандидатам именно из-за возраста. Аналогичные случаи вспоминают и 73% работников. 

Причина в том, что работодатели и эксперты, связанные с рынком труда, сомневаются в способности кандидатов старше 50-ти к обучению (73%). Они говорят о самообмане пожилых. Даже молодые родители уже не могут помогать детям-школьникам справляться с домашними заданиями. А каким профессиям предстоит обучаться пожилым безработным – они даже не представляют. Поэтому кандидатов старше 50-ти работодатели готовы нанимать, если на рынке не будет молодых профессионалов. Но сегодня, по данным Счетной палаты, половину безработных как раз представляют молодые! 

Словом, Россия вплотную и давно столкнулась со структурной безработицей. Практически в каждом регионе острая нехватка каменщиков, слесарей, сварщиков, токарей, монтажников и т.д. Молодежь не рвется получать рабочие профессии из-за их низкого престижа. А многим из тех, у кого правительство уводит из- под носа пенсию, элементарно не хватит сил и здоровья тянуть еще годы – я уже приводил данные о слишком короткой жизни мужчин и по состоянию здравоохранения, и из-за образа жизни. Не повышать, а снижать возраст выхода на пенсию диктует ситуация в России. Но снижать адресно: по профессиям, компаниям… Эксперты предлагают и другие гибкие, а не топорные методы, способные корректировать пенсионную политику. 

Но выходит, что дальше своего носа, то есть возможностей казны, власть и здесь не смотрит. 

Игорь ОГНЕВ