ПРЕСС-ОБЗОР 

В пятницу, 23 июня, в главном сварочном цехе судна-трубоукладчика Pioneering Spirit Владимир Путин, нажав символическую кнопку, дал старт стыковке мелководной и глубоководной частей первой нитки газопровода «Турецкий поток». 

Первая нитка мощностью 15,75 млрд куб в год предназначена для турецкого рынка, а вторая, тоже мощностью 15,75 млрд куб в год, – для стран Южной и Юго- Восточной Европы (если они того захотят, точнее, если им это позволят). А потребности у них есть. 

По словам главы «Газпрома» Алексея Миллера, с начала 2017 года до середины июня к аналогичному периоду прошлого года рост поставок газа в Европу составил 10,5 млрд кубометров. В странах Южной и Юго-Восточной Европы темпы роста действительно впечатляют. «Спрос на газ в Турции повысился почти на 26%, в Греции – на 12%, в Болгарии – на 14%, в Венгрии – на 31%, в Сербии – на 47%, в Австрии – на 77,5%!». 

«Турецкий поток» – альтернатива газотранспортному проекту «Южный поток». От него Россия была вынуждена отказаться в конце 2014 года из-за противодействия Еврокомиссии и полного политического безволия Болгарии, которая фактически сорвала работы по проекту. «Южный поток» должен был пройти через Черное море до болгарской Варны и дальше через страны ЕС до Баумгартена. Мощность газопровода должна была составить 63 млрд кубометров газа в год. 

«Газпром» оценивал «Турецкий поток» в €11,4 млрд, но тогда речь шла о прокладке четырех ниток общей мощностью 63 млрд куб. м газа в год. В конце 2015 – начале 2016 года, в период известного обострения российско- турецких отношений, проект был отложен. 

После того как Анкара принесла извинения за сбитый российский бомбардировщик, а Москва поддержала турецкого президента Реджепа Эрдогана при попытке государственного переворота в Турции, отношения между двумя странами вновь наладились, переговоры по «Турецкому потоку» возобновились. И в октябре 2016 года было принято решение сократить мощность газопровода вдвое, до двух ниток мощностью 15,75 млрд куб. метров каждая (одна – для Турции, вторая – для стран Южной и Юго-Восточной Европы). 

Однако и здесь не все просто. Замглавы МИД России Алексей Мешков в конце мая официально заявил, напоминает «Газета.ru», что Москва ждет от Европейского союза гарантий по реализации второй нитки газопровода «Турецкий поток», чтобы не повторился печальный опыт «Южного потока»: 

«Нас не могут не беспокоить попытки ряда институтов ЕС торпедировать энергопроекты в Европе с российским участием, речь в первую очередь идет о проекте «Северный поток-2». Неясности со стороны Еврокомиссии в отношении второй нитки газопровода «Турецкий поток», которая будет ориентирована на потребителей Южной и Юго-Восточной Европы. Чтобы не повторялся печальный опыт «Южного потока»…, мы ожидаем от Брюсселя железобетонных гарантий реализации этого проекта». 

Заместитель министра энергетики России Анатолий Яновский в середине июня сообщил, что «Газпром» направил Турции проект соответствующего соглашения: 

«По второй нитке «Турецкого потока» должен возникнуть документ между «Газпромом» и турецким правительством. Эта нитка носит транзитный характер, она не для удовлетворения потребностей Турции в газе. Проект такого документа «Газпромом» был подготовлен и направлен турецкой стороне». 

Общение сторон дублируется в СМИ – здесь не столько бизнес, сколько большая политика. США стремятся задушить Россию (общая долговая нагрузка «Газпрома» на конец 2016 года составила $46,6 млрд, пик погашения долговых обязательств компании придется на 2018 год. Согласно материалам «Газпрома» в 2017 году компания должна выплатить $7,4 млрд, в 2018-м – $11,7 млрд, в 2019-м – $6,9 млрд, в 2020 году – $4,3 млрд., просвещает РБК) и пристроить в Европу свой сжиженный газ. Европейцы, прежде всего Германия и Франция, сопротивляются. 

Правда, их интересует «Северный поток-2». У «Турецкого потока» лоббисты не столь решительные, больше возмущаются про себя. Исключение составляет Австрия, открыто выступающая против планов США по срыву российских газотранспортных проектов. Ну и, разумеется, Турция, которая сорвалась с катушек, отказавшись играть по вашингтонским правилам, во всяком случае по части первой нитки. 

«Газпром» начал строительство первой нитки «Турецкого потока» 7 мая 2017 года. Укладку труб на мелководной части вело судно Audacia швейцарской компании Allseas. Она является подрядчиком обеих ниток морского участка газопровода. В глубоководной части «Турецкий поток» строит трубоукладчик Pioneering Spirit, которым также владеет Allseas. 

Журналисты федеральных телеканалов взахлеб рассказывали, точнее, кричали (таков привычный способ подачи), о возможностях судна и масштабах работ, но чем дольше длился этот крик, тем больше мозг более-менее квалифицированного зрителя отказывался его воспринимать: технические подробности не терпят суеты, а тем более крика – от этих ребят явно ускользали детали. 

Сопоставим стандартные телевизионные картинки (примерно одинаковые на всех каналах) с материалами газет – авось, ощутим полноту жизни. 

«Строительное судно Pioneering Spirit – самое большое в мире. Мы пришвартовались к нему на вертолете, я вышел, глянул вниз, на воду, и содрогнулся, – рассказывает журналист «Коммерсанта». – Это все равно как если бы мы продолжали лететь на вертолете: до воды примерно столько же. Судно было швейцарским, а строили его в Голландии, и все тут было по-голландски: и восьми- этажный многозеркальный лифт, и кают-компания размером с половину футбольного поля с дорогими голландскими приборами на столах... Наверное, пора сказать про гальюны, но я не буду хотя бы про гальюны… – это жилье не комфорт-класса и не бизнес-класса, а полноценного премиум-класса – ну да, для офицерского состава… но тем не менее…». 

Предполагалось, что владелец судна и компании Allseas Эдвард Хеерема покажет Владимиру Путину капитанскую рубку, а глава «Газпрома» Алексей Миллер лишний раз напомнит о величии проекта и в этой связи о величии самого «Газпрома», а потом российский президент поговорит по телефону с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. 

Миллер начал рассказывать Путину, пока его не соединили с турецким президентом, про беспрецедентные достоинства судна: длина – 477 м, ширина – 124 м, длина стингера (конструкции для опускания трубы на дно – 170 м). Судно может за один раз принять 27 тыс. тонн труб. Есть 12 подруливающих устройств, каждое мощностью 6 тыс. кВт…, средняя скорость укладки – 3,5–5 км в день… 

Складывалось ощущение, что во главе нашей газовой компании стоит полноценный инженер, а не «эффективный менеджер» – и это уже само по себе было новинкой. 

Тут зазвонил телефон, оказалось, Реджеп Эрдоган уже на проводе. 

– Да, господин президент, алло, слушаю,– поднял трубку Путин. – Отлично, все очень хорошо… 

Паузы между каждым междометием были многозначительными. Требовался перевод туда- сюда. 

– Я звоню Вам,– рассказывал Путин,– с трубоукладчика! С Черного моря! 

Независимый наблюдатель сказал бы: «Ну, как дети!». 

– Это огромное судно! – делился Путин первым наблюдением. – Четыреста метров! Несколько дней назад приступило к работам на воде! Я нахожусь тут, чтобы принять участие в начале работ на глубинном участке «Турецкого потока»! У нас с Турцией развиваются проекты так, как не развиваются со многими другими партнерами, – с упреком многим другим партнерам сказал российский президент.– Там, где с другими уходят годы, в Турции это делается в течение нескольких месяцев. Это и результат Вашей личной поддержки! Только осенью мы подписали межправительственное соглашение о начале строительства «Турецкого потока», и вот… 

Владимир Путин замолчал, и, как выяснилось, надолго. Говорил Реджеп Эрдоган. И, видно, что-то такое, что надо было только слушать. 

– Нам предстоит согласовать еще несколько вещей, – наконец произнес Путин. – Точку входа, проход по территории Турции, вопросы экологической безопасности… 

«То есть они начинали укладку трубы по дну моря и до сих пор не понимали, куда этот трубопровод тянут?!» – замечает журналист «Коммерсанта» и тут же припоминает, как в 2010 году он был на примерно таком же, только, конечно, поменьше, трубоукладчике, на Балтийском море. Тогда началось строительство «Северного потока». Владимир Путин почтил корабль своим присутствием. И вот у немцев тогда во всем была полная ясность. Каждая деталь проекта была так исчерпывающе прописана, что казалась уже реализованной. Не то – с Турцией. 

– В 2018 году будет готова первая линия (в Турцию), в конце 2019-го – вторая (в Южную и Юго- Восточную Европу)… – эмоционально говорил Путин. 

Снова пауза. 

– Понимаю ваше желание быть здесь,– кивнул Путин.– Заверяю, что мы достойно представляем здесь и ваши интересы! Потому что наши интересы полностью совпадают! 

Похоже, президенты организовали весь этот пятнадцатиминутный «цирк» для политиков стран Южной и Юго-Западной Европы: мол, ребята, в Турцию газ по первой нитке точно придет, а придет ли он по второй нитке к вам – это уже ваши проблемы. 

Разговор закончился, Владимир Путин мгновенно встал из- за стола: «Пошли!». Ему предстояло нажать традиционно кнопку, что означало начало укладки глубоководной части трубопровода. Потом Путин на лифте спустился вниз, где варили трубы, и был запечатлен на фоне одной из них. Кроме того, голландцы (откуда в Швейцарии взяться своим морякам) с восхищением рассматривали, как долго и старательно президент завязывал шнурок на ботинке. Надо же, сам! 

Но все это померкло на фоне другой истории. Владимир Путин улетел. Должны были улетать и журналисты. И тут к ним с подносом, чуть не с серебряным, подошел глава компании Allseas Эдвард Хеерема, который все это время ни на секунду не отлучался от российского президента. На подносе пышной грудой лежали бургеры: с говядиной, ветчиной, рыбой, томатами. Эдвард Хеерема последовательно обошел всех десятерых журналистов и нескольких сотрудников ФСО, стоявших на палубе и ждущих уже подлетающего вертолета. «Не побрезгуйте!» – говорил весь его вид. 

Журналисты машинально кивали и только потом поняли, что перед ними владелец судна Pioneering Spirit, который улыбался даже не приветливо, нет, он улыбался счастливо! Вот если бы Алексей Миллер «обнес нас бутербродами с колбасой и рыбой в здании «Газпрома» на Наметкина, 16», – прокомментировал один из них. 

Однако здесь, видимо, не дождетесь. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./