ВМЕСТО РЕЦЕНЗИИ 

Последние годы наша публицистика уделяет огромное внимание проблемам высшей школы. Литература подобным фактом похвастаться не может. И тем значительнее представляется выход в свет романа тюменского писателя Леонида Иванова «Охотничий сезон». 

Жанр произведения можно определить как публицистический роман-диалог. По признанию самого автора, здесь нет художественных изысков. Зато есть другое: психологически выверенные характеры, анализ сложившейся обстановки и попытка найти выход из образовательного тупика. 

Действие романа происходит в политехническом университете. Не нужно искать аналогии с конкретным тюменским вузом: обстоятельства слишком типичные, в целом отражающие деятельность любого учебного заведения России. 

Главный герой – Вадим Раевский, знакомый читателям по книгам Л. Иванова «Люди добрые» и «Будем жить!». Талантливый журналист, мужественный человек, победивший коварную болезнь, он вновь оказался в непростой ситуации. Ему предложили уйти с должности редактора престижного издания. Но тут же Раевского «подхватил» ректор политеха Безухов и предложил заведование кафедрой по связям с общественностью. Вадим имел опыт преподавания: он читал лекции по журналистике студентам классического университета. Но педагог-совместитель – одна роль, а заведующий кафедрой – другая. Вот и начался для Раевского своеобразный ликбез: знакомство с проблемами, опутавшими высшую школу. Его гидами в лабиринтах учебного процесса стали профессора Томилов, Цвигунов, Райдер и другие. 

«ПОЛОВИНА НАШЕЙ ПРОДУКЦИИ – ОТКРОВЕННЫЙ БРАК» 

Именно так – честно и откровенно – оценивает подготовку вузами специалистов проректор Томилов. Он имеет в виду в первую очередь «базовые интеллектуальные навыки» современных студентов. Без этих навыков невозможно понять содержание вузовских дисциплин. Результат плачевный: «более половины выпускников не обладают даже минимумом компетенций, необходимых специалисту с дипломом о высшем образовании». Почему произошло такое несоответствие? Ответ очевиден: коммерциализация образования повлекла девальвацию знания. 

Студент, заплативший за учёбу, считает себя вправе требовать от преподавателя «законный» трояк. Но знаний-то у него нет даже на эту выпрошенную оценку. Ситуация стара как мир. У А.П. Чехова в повести «Скучная история» к профессору медицины приходит домой студент и умоляет поставить «удовлетворительно» после нескольких завалов на экзаменах. Каким будет этот врач – догадаться несложно. Подобные случаи происходили всегда. Но если раньше они были единичными, то теперь стали нормой! Платное образование плодит дипломированных непрофессионалов и становится всё более недоступным для людей способных, но малообеспеченных. 

Не будем во всём винить только нерадивых студентов. Л. Иванов показывает вполне объективную картину и с другой – с преподавательской – стороны. Может ли преподаватель вуза работать с полной отдачей? Нагрузка профессоров и доцентов «зашкаливает», хотя именно количество часов позволяет кое-как поддерживать зарплату и сводить концы с концами. При этом не остаётся времени ни на науку, ни на изобретения. Конечно, есть учёные, которые, несмотря ни на что, «двигают прогресс» за счёт своего законного отдыха, сна, здоровья! И это ненормально, как считают все здравомыслящие люди. 

«МЫ БУМАГАМИ ПОДМЕНЯЕМ САМУЮ СУТЬ ОБРАЗОВАНИЯ» 

Российский преподаватель вынужден тратить своё время ещё и на оформление НИКОМУ не нужных бумаг только лишь для того, чтобы оправдать присутствие за канцелярским столом чиновника, получающего зарплату гораздо выше преподавательской ставки. Отчёты и планы даже самому ретивому чинуше невозможно прочитать в силу их огромного количества. Но указания оформить и сдать бумаги (часто в авральном порядке!) идут сплошным потоком, который невозможно остановить. А если всё-таки остановить, то «тогда станут ненужными тысячи чиновников от образования». 

Новый ректор политехнического университета Старцев укрепляет свои позиции: набирает команду из числа друзей-охотников и избавляется от всех, кто не согласен с методами его руководства. Поистине «охотничий сезон»! При этом создаются новые «оплоты» власти: управления с раздутым штатом клерков. В этих структурах сидят те, кто не смог проявить себя в профессии. Зато по части руководства учебным процессом им нет равных! Вдохновенно, с азартом они требуют от преподавателей очередные канцелярские опусы, смысл которых вряд ли доступен. Обстановка доводится до абсурда: раньше, когда образование было более высокого уровня, никому не приходила мысль создать управление качеством образования. А сегодня чиновник, зачастую не имеющий представления о содержании научной дисциплины и секретах методического мастерства, управляет качеством образования и ведёт его учёт! Бурная деятельность по бумаготворчеству сродни вредному наросту на больном теле российского образования. Не говоря уже о средствах, затраченных на содержание чиновничьего аппарата. 

Л. Иванов, отдавая должное справедливости и объективности, говорит и о том, что среди руководителей есть люди достойные. Это прежний ректор политеха Н.Н. Безухов – истинный учёный, болеющий за состояние науки и образования, которому удалось сохранить университет в 90-е годы, когда вузы были брошены государством на произвол судьбы, и речь шла в буквальном смысле слова о выживании. Единомышленники Безухова – профессора Томилов, Цвигунов, Райдер – также олицетворяют собой тип руководителя, по-настоящему неравнодушного к общему делу. 

«ВЕЖЛИВОСТЬ И ЭТИКЕТ СТАЛИ АТАВИЗМОМ» 

Но, к сожалению, в период «охотничьего сезона» решают судьбу университета не Томиловы и Цвигуновы. В романе есть точное и образное определение сложившейся обстановки в высшей школе: «триумф дилетантов и прохиндеев». Методы их руководства и общения с людьми без всякой натяжки можно назвать хамскими и даже жестокими. Грубо и бестактно Старцев и его советник Хитрунов выдворяют из состава учёного совета основателей вуза, мастерски плетут интриги против неугодных, лицемерно пытаются логически оправдать свои действия. Университет им нужен как площадка для осуществления собственных целей, коммерческих интересов и выгоды не больше и не меньше, как за счёт бюджетных денег. Самое страшное, что такие люди вскармливают себе подобных, открывают им дорогу и вместе с ними продолжают попирать «разумное, доброе, вечное». 

С помощью дилетантов и прохиндеев обесцениваются не только знание и образование, но и нравственные основы жизни. 

ЕСТЬ ЛИ ВЫХОД? 

Критиковать, не предлагая ничего позитивного, дело нехитрое. Л. Иванов как человек с известным зарядом оптимизма на примере деятельности Н.Н.Безухова показывает возможные пути выхода из кризиса высшей школы, которые могут оказаться эффективным лекарством. Есть свет в конце туннеля: создание совместных с производством научно- исследовательских центров. И это не фантазия, не умозрительные прожекты. Для подобной перспективы есть вполне реальная база: настоящие учёные и талантливые студенты, которые, к счастью, ещё не перевелись в вузах после многолетних образовательных экспериментов. Таков в романе студент первого курса Андрей – парень «с мозгами и руками», с первых дней учёбы начавший работать в лаборатории профессора Цвигунова. Этим примером союза опыта и молодости писатель показывает две важные составляющие: залог эффективного выхода из кризиса не только образовательного, но и экономического и необходимой преемственности поколений, без чего невозможно движение вперёд. 

Создание научно-производ- ственных центров – дело не одномоментное и не решается одним росчерком пера на договоре. Нужны инвестиции, а также соответствие системы образования экономическим реалиям страны. И вновь встаёт далеко не праздный вопрос: кто будет этим заниматься – честный и принципиальный руководитель, способный мыслить и решать проблемы по- государственному, или всесильный чиновник, радеющий только за теплое и хлебное место? 

Этот вопрос, как и многие другие, поднимает в романе «Охотничий сезон» писатель и гражданин Леонид Иванов. 

Лариса БОГДАНОВА