СУБЪЕКТИВНО 

Для начала «порадую» читателей инициативой «нашего всего» – «Газпрома». Монополия в начале апреля предложила правительству ряд мер, которые помогли бы ей увеличить доходы на внутреннем рынке. В том числе – на 20% повысить тарифы для населения. Между тем с начала века, по данным Минэкономики, цена газа увеличилась в 15 раз, железнодорожных перевозок – в 10 раз, а водо- и теплоснабжения – аж в 28 раз! Понятное дело, в конце концов это бьёт по карманам людей: доля тарифов только ЖКХ в инфляции составляет 40% и растет с каждым годом.

Между тем тарифы на газ для промышленности заморожены с июля 2015 г., а для населения аккуратно растут чуть ниже инфляции. В среднем. Картинка складывается удивительная: задрав цены, «Газпром» умудряется планировать на три года вперед убытки! Главные причины такие. Во-первых, монополия теряет рынок в Европе. Почему – понятно: внешняя политика поддерживается дальнобойными «стволами» газопроводов. Я уже писал про 2,4 трлн потраченных на «мертвые» политические трубопроводы. Теперь, после очередной ссоры с Турцией, нашим «верным» союзником и партнером, власти не знают, что делать с «Турецким потоком». В него вбухали миллиарды долларов, а это, на минуточку, тоже наши тарифы ЖКХ. Причем стройка обещает не прибыль, а убытки, однако высшее руководство страны это не волнует. Несмотря на кучу заверений другого надежного партнера, Китая, до сих пор полный туман с объемами, сроками и условиями поставок газа по «Силе Сибири». Это сдерживает развитие газовой промышленности и на востоке России. В конце года Алексей Миллер, глава госкомпании, похвалялся рекордными поставками газа в Европу. Правда, он скромно умолчал о том, что спрос подтолкнула необычайно суровая зима. К тому же «Газпром» не одолел свой же рекорд 2008 года, и к 2016 году добыча упала чуть не на четверть. Но Европа отбояривается от нашего газа, чуя за этим политическую зависимость. 

Во-вторых, формула цены газа зависит от стоимости нефти. До поры до времени, пока нефть была дорогой, газ исправно приносил доллары, а как только нефть подешевела, они изымаются из прибыли монополии. Но формулу цены газа власть страны менять не хочет. Видно, рассчитывает, что нефть снова подорожает. Вряд ли… В-третьих, и что самое удивительное, «Газпром» способен кормить газом две Европы: его мощности выше нынешнего спроса, по разным оценкам, на 200–250 млрд куб. м. «Это выброшенные на ветер средства. Некомпетентное планирование. Очковтирательство по потенциалу спроса», – не скрывает эмоций Михаил Корчемкин, один из авторитетнейших экспертов, гендиректор East European Gas Analysis. Господин Миллер просчеты не только признает, но, как ни странно, гордится фактом. А инвестиции продолжают расти. Если в 2015 году они составили 840,35 млрд руб., то на 2017 год планируется уже 910,67 млрд. 

Участники недавнего круглого стола в Надыме, где были и представители профильного комитета Госдумы, говорили, что деградирует инфраструктура отрасли, связанная не только с транспортом газа, но и его переработкой, а также использованием. До критически опасной отметки изношено около 64% основных фондов, а полностью – 36%. И доля эта растёт, потому что инвестиций в их обновление «абсолютно недостаточно». Казалось бы, тарифы задирают, за последнее десятилетие магистральный транспорт газа подорожал в 3,5 раза, а на поддержание в добром здравии основных фондов все не хватает! Чудеса, да и только… Естественно, растет и себестоимость добычи газа. При Вяхиреве, в 1999 г., она составляла $3–4 за 1000 кубов, в 2014 г. была $38, в 2016 г. – около $20. 

Специалисты отрасли, не говоря уже про независимых экспертов, вообще сомневаются, в состоянии ли «Газпром», да и весь ТЭК, по-прежнему служить локомотивом экономики. Ответы на эти вопросы должна дать Энергетическая стратегия России до 2035 года. Но в минувшем году работу над ней так и не закончили. С одной стороны, между собой не договорились монополия и независимые производители газа, а с другой – все они с государством. Сколько будет длиться эта коррида – непонятно. 

И ведь таких газпромов у нас пруд пруди. Взять электроэнергию. Её конечная цена за десятилетие выросла втрое да плюс вчетверо – сетевая составляющая. Сравните: средние потребительские цены в это же десятилетие выросли только в 2,4 раза. Подобные пропорции зафиксированы и по другим видам ресурсов и услуг. В марте «Партия роста» презентовала среднесрочную стратегию развития страны до 2025 г. В её рамках анализировалась и ситуация с тарифами. Оказывается, что, например, в цену подключения к электросетям закладывается что угодно: и сотни бутылок коллекционного вина, и ювелирные украшения – понятно, кому, и стоимость кредитов, взятых у родственных структур… Это обнаружили проверки антимонопольщиков. В результате цена подключения к сетям в регионах отличается в десятки раз! Такая же ситуация с подключением к газо- и водоснабжению, водоотведению и теплосетям. В Северо-Кавказском ФО к газораспределению подсоединяют за 48 тыс., в Центральном ФО – уже за 3,6 млн, а в Дальневосточном – аж за 7,5 млн руб. Мало того, есть регионы, где программ газификации нет, а вот спецнадбавка к ним установлена. Это вообще нонсенс! Вакханалия процветает потому, что в большинстве регионов, по словам Алексея Малоземова, директора центра мониторинга и контроля за ценами, тарифы не утверждены, а отданы «на усмотрение должностных лиц». Вот они и смотрят, только в какую сторону? «Не хочу говорить об откровенном воровстве, но мы прекрасно понимаем, что многие ремонты просто не выполняются», – дополняет Малоземов. 

Тепловые магистрали изношены запредельно – на 70%. Чуть не каждый день то в одном городе, то в другом рвутся трубы, люди проваливаются в ямы с кипятком. Потери тепла достигли почти трети, так что мы платим и за обогрев улиц, а треть жителей жалуется на холод в квартирах. По словам замминистра энергетики г-на Кравченко, ежегодная потребность отрасли в инвестициях – 250 млрд, а по факту есть 87 млрд. Несколько лет говорят о реформировании отрасли, в феврале прошли первые слушания закона в Госдуме, но, как водится, согласия по модели нет. 

Отдельная песня – строительство монополиями новых объектов. Федеральные власти инвестиции на эти цели не ограничивают, и монополии рады стараться. Вбивают затраты в тарифы, которые оплачиваются опять же из кошельков населения. «Стратегия роста» предлагает не ждать, пока ведомства снимут все свои разногласия, а попросту заморозить тарифы до 2019 г. Может, это будет стимулировать чиновников и заставит ведомства продумать механизмы сдерживания тарифов. Расчеты экспертов показывают: можно снизить затраты на производство ресурсов и поднять эффективность их производителей почти на треть. «Такой эффект будет не по всей стране, – говорит Малоземов, – но по сетевой части, например, расходы можно снизить и до 45%, что уменьшит конечный тариф до 27%». В этом случае и инфляция повернет вспять. Может быть… 

Мониторинг Высшей школы экономики показал, что 23% населения уже не могут оплачивать услуги ЖКХ, долги людей зашкалили за 270 млрд и продолжают увеличиваться. А в целом, с предприятиями, долги поставщикам этих услуг составили 1 трлн руб. «Ситуация в ЖКХ тяжелая, нужны средства для модернизации, но для начала – до увеличения тарифов – необходима утвержденная, согласованная со всеми программа реформирования коммунального хозяйства, – видит единственный выход директор Центра градостроительных компетенций Института общественных наук РАНХиГС Ирина Ирбитская. – А сейчас мы, пользователи, фактически компенсируем некачественно работающую систему, старые инженерные сети, неэффективные компании, вкладываясь в постоянно растущие тарифы. Аналитики говорят, что экономические условия улучшаются, но люди по снижению зарплат, задержкам выплат и росту стоимости продуктов чувствуют, что вряд ли они в состоянии отдавать больше. Если в стране поднимут тарифы и примут закон Минюста об изъятии жилья за неуплату платежей, проект которого одобрен Центробанком, могут начаться масштабные социальные волнения». 

У экспертов есть причины для тревожных выводов. Кошельки населения, с одной стороны, опустошают растущие тарифы, а с другой – тающие доходы. Хотя премьер Медведев и говорил в феврале на Сочинском форуме, что ситуация в экономике улучшается, а зарплаты «потихоньку поднимаются», однако даже по Росстату продовольственная корзина в марте подорожала на 0,7%, с начала года – на 2,8, а с момента нашего «ответа Чемберлену» контрсанкциями – на четверть. Но в апреле премьер-оптимист на 200 рублей снизил прожиточный минимум на второй квартал. И без того за прошедший год бедняков, перебивающихся ниже этой черты, на 300 тысяч прибыло, а премьерская милость еще добавит. Кстати, власти гордятся небольшими, да к тому же убывающими, зарплатными долгами. Однако недавно вылезли наружу хитрости работодателей. Они для отвода надзирающих глаз придумали простенькую схему – аккуратно перечисляют все налоги и сборы с фонда оплаты труда и предстают чистенькими перед государством. Ну а работникам, между тем, недоплачивают. Месяцами сидючи без заработанных денег, люди помалкивают, опасаясь в кризис портить отношения с начальниками: уволят – и куда податься? Так что, по утверждениям экспертов, на самом деле зарплатные долги как минимум вдвое больше официальных. Кстати, судя по опросам ОТР, средние зарплаты в регионах на самом деле вдвое меньше фигурирующих в официальной статистике. Хотя федеральное законодательство утвердило максимальные расходы на ЖКХ в 22% дохода семьи, многие под разными предлогами не получают полных субсидий, попадая в долговую петлю и под отключение услуг. Управляющие компании еще терпят двухмесячную среднюю задолженность, а потом без судебных решений начинают списывать долги с банковских счетов, у кого они, конечно, есть. Кстати, отключение услуг – средневековье. В некоторых странах право на доступ к воде и базовым коммунальным услугам закреплено в Конституции за каждым гражданином. Есть гарантированный минимальный объем, предоставляемый безвозмездно в рамках социальной справедливости и снижения усилий по взысканию долгов. 

Но россияне, в основном с советской ментальностью, по привычке молятся государственной экономике и причитают по поводу того, что всё распродали частникам. Если бы! Напомню, что государство владеет более 70% экономических активов, доля эта с каждым днем растёт, и уже хвост управляет собакой. Временами она ворчит, но с таким увесистым хвостом поделать ничего не может. Тем более что мышцы, то бишь институты государства, становятся всё дефективнее. Госкорпорации, словно пиявки, сосут из государства, а по сути – из бюджета, наши налоги, да еще и взвинчивают тарифы, куда впихивают что ни попадя. Вот пишу и читаю очередную новость: президент ОАО «РЖД» Олег Белозеров заявил: компания поднимет тарифы перевозок, если правительство не гарантирует льготы по налогу на имущество… 

Игорь ОГНЕВ