Россия решила продать Индии С-400

Пресс-обзор

В субботу и воскресенье в индийском штате Гоа состоялся VIII саммит БРИКС. Группа БРИК, а позднее БРИКС (объединение ключевых держав незападного мира − России, Китая, Индии, Бразилии и присоединившейся к ним позднее ЮАР), начинала в 2006 году как виртуальное объединение с подачи главного экономиста американского банка Goldman Sachs Джима О'Нила. 

В первые годы своего существования страны БРИКС демонстрировали впечатляющие темпы роста экономик и считались платформой для рывка мирового ВВП. Китай рос на 10 и даже на 14%, Индия прибавляла по 9-10% ВВП ежегодно, Россия – 6-8%, Бразилия – 3-7%, ЮАР – 3-5%. Сейчас рост показывают Индия и Китай, – 7 и 6% соответственно. Россия и Бразилия ушли в минус. ЮАР растет на 1%. 

Лидеры стран БРИКС на фоне неблагоприятной конъюнктуры на глобальных рынках пытаются стимулировать подъем своих экономик, в том числе и за счет товарооборота внутри группы. Но пока динамика остается отрицательной. Основным экономическим партнером России является Китай. В 2015 году объем взаимной торговли на фоне падения рубля составил $63 млрд, снизившись к предыдущему году на 28%. В этом году за семь месяцев падение взаимного товарооборота составило 6,8%. 

Накануне саммита СМИ разных стран обсуждали тему протекционизма и политического противостояния развивающихся стран с развитыми. «Запад подозревает, что БРИКС является объединением, которое направлено против G7, но такой взгляд рожден узким менталитетом, которому доступны лишь игры с нулевой суммой», — сообщала в редакционной статье китайская Global Times. Издание считает, что международные отношения должны строиться только на «инклюзивной», а не на «эксклюзивной» основе, в этом отличие мира наших дней от эпохи «холодной войны». 

БРИКС, конечно, не может конкурировать с «большой семеркой» по влиянию на глобальные процессы − ни в политическом плане, ни в экономическом. Просто разные весовые категории, замечают обозреватели ведущих российских изданий. Но G7 тоже не может претендовать на роль «мирового правительства» (нельзя определить единую повестку для всех стран), поэтому нет ничего удивительного, что группы разных стран создают свои блоки. 

Сейчас БРИКС переживает сложный период. Участников трудно назвать единомышленниками. Цели разные, иногда диаметрально противоположные, и желания проводить скоординированную политику не наблюдается. На прежней идеологической платформе остались, по большому счету, лишь два из пяти участников объединения – Китай и Россия. Они и играют роль локомотива организации. 

Наиболее отчетливо от партнеров по БРИКС откололась Бразилия. Ее новый лидер Мишел Темер, ставший президентом после импичмента своей бывшей союзницы Дилмы Руссеф (многие в мире и в самой Бразилии называют это государственным переворотом), придерживается принципиально иной идеологической линии, чем его предшественница. И Дилма Руссеф, и правивший до нее Инасиу Лула да Силва были левыми политиками, дистанцировавшимися от США. Сближение с Россией и Китаем для них было естественным. Мишел Темер, напротив, придерживается правых взглядов, в своей политике ориентируется на Запад и поддерживать какие-либо глобальные инициативы Пекина и Москвы не склонен. 

Южно-Африканская Республика переживает глубокий внутренний кризис. Главу государства обвиняют в популизме, непрофессионализме, коррупции, в том, что он растратил политическое наследство Нельсона Манделы. В этой ситуации престиж ЮАР на международной арене неумолимо снижается. И если в Африке страна еще остается ключевым игроком, то за пределами континента к ее голосу сегодня мало кто прислушивается. 

Да, и Индия во главе с премьером Нарендрой Моди все более отчетливо берет курс на Запад – и в политике, и в экономике. Одним из последних примеров стал «контракт века» с Францией на покупку 36 истребителей Rafale стоимостью почти €8 млрд (традиционно крупнейшим, чуть ли не эксклюзивным партнером Индии в области военно-технического сотрудничества была Россия). 

Сегодня на индийском рынке западные компании чувствуют себя гораздо более комфортно, чем российские и китайские. Да, и в политической области премьер Моди не готов столь же решительно противостоять Вашингтону, как это делают Москва и Пекин. В прошлом году США и Индия продлили на десять лет соглашение о стратегическом партнерстве. 

«Саммит в Гоа индийцы, конечно, проведут. Цветистые речи в духе восточной дипломатии прозвучат. Но глобальных инициатив, серьезных совместных проектов от этой встречи ждать едва ли стоит», − заметил накануне обозреватель «Газеты.ru». Таков расклад. 

Российскую делегацию возглавлял Владимир Путин. У Путина в субботу — двусторонняя встреча и российско-индийские переговоры. Он летел дольше, чем рассчитывал. Самолет с членами делегации и журналистами должен был приземлиться за час до президентского — и приземлился, в кромешном тумане. Путинские пилоты решают не рисковать и сажают самолет в другом аэропорту, в часе лета. Там президент и проводит четыре часа до самого утра. Из аэропорта он едет прямо на российско-индийские переговоры в отель Taj Exotica, где на следующий день пройдет саммит БРИКС. 

Действо подписания договоров между Россией и Индией проходит следующим образом, живописует «Коммерсантъ». Входят Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди − и индийская делегация, два первых ряда, встает и как по команде (а может, и по команде) начинает снимать их на мобильные телефоны. 

Подписываются соглашения. «Газпром» – с корпорацией Engineers India: меморандум о взаимопонимании по выполнению совместного исследования маршрута поставок трубопроводного газа в Индию. Речь идет, таким образом, о прямом трубопроводе между двумя странами. 

«Роснефть» подписывает соглашение о приобретении 49% нефтеперерабатывающих, инфраструктурных и распределительных активов индийской Essar Oil – со всеми её 2,5 тыс. бензоколонок и огромным нефтеперерабатывающим заводом. И это — сделка на $12,5 млрд, по словам индийского премьера, крупнейшая инвестиция для Индии за всю ее историю. Соглашение между Российским фондом прямых инвестиций и Национальным инвестиционным фондом Индии о создании Российско-индийского инвестфонда размером в $1 млрд. Соглашение о создании совместного предприятия по производству вертолетов КА-226Т. 

Резонанс вызвало подписание Владимиром Путиным и индийским лидером Нарендрой Моди соглашения о поставках зенитных ракетных систем С-400 «Триумф». Эта система способна уничтожать самолеты и крылатые ракеты на дальности до 400 километров. С-400 есть на вооружении только у России. Но, по словам Дмитрия Рогозина, вице-премьера по ВПК, уровень доверия между странами настолько высок, что Москва готова поделиться с партнерами. 

Премьер-министр Индии предлагает поучаствовать в видеоконференции, посвященной процедуре закладки фундамента третьего и четвертого блоков АС «Куданкулам» (первые два уже работают). На двух небольших телевизорах в зале можно успеть разглядеть нескольких копошащихся на земле людей, прежде чем Владимир Путин и Нарендра Моди нажимают две кнопки, установленные у них прямо на столе (вряд ли эти кнопки имеют какую-нибудь связь с действительностью). 

– Как говорится, старый друг лучше новых двух! — старательно на русском языке произносит индийский премьер-министр и показывает два пальца: именно двух… 

Конечно, одним из двух новых друзей, которыми России стоит пренебречь ради дружбы с Индией, является Пакистан. Он, хотя и является страной-наблюдателем в БРИКС, демонстративно не был приглашен организаторами в Индию (а был на саммитах и в Уфе, и в Ханчжоу). 

Нарендра Моди сообщает, что Индия с помощью России намерена построить еще восемь атомных реакторов… 

– Индия – Россия – рука в руку! – восклицает Моди. 

Следующая встреча — с председателем КНР Си Цзиньпином. Здесь, что называется, полный набор. С участием китайских партнеров реализуется проект «Ямал СПГ», в атомной отрасли — строительство второй очереди Тяньваньской АЭС. Россия и Китай формируют альянс в энергетике — проект строительства газопровода по восточному маршруту. Ежегодные поставки — 38 млрд куб. м газа. 

В июне 2016 года на межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству утверждены 66 приоритетных проектов на $90 млрд. 

Иными словами, сотрудничество с Китаем поставлено на поток. Китайский лидер поздравляет Владимира Путина с победой пропрезидентской партии на парламентских выборах. 

Аналогично поступает и президент ЮАР Джейкоб Зума. Он приглашает Путина посетить Южно- Африканскую Республику. Путин в ответ призывает коллегу держаться ближе к экономической повестке саммита БРИКС. 

«Будем надеяться, что ЮАР удастся заняться конкретными делами, кроме согласования позиций общеполитического характера, заняться делами в сфере экономики», — сказал Путин на встрече с Зумой. 

Товарооборот между РФ и ЮАР в прошлом году составил менее $1 млрд (спад — почти 14%). 

День заканчивается появлением лидеров БРИКС в национальных индийских жилетах банди. 

Воскресенье начинается деловым саммитом АТЭС. Лидеры делятся своим вдохновением. Журналисты уже не считают нужным вникать в индийский английский Нарендры Моди. Запомнилась последняя фраза хозяина саммита:

— Я восхищен вашим энтузиазмом! 

Собравшиеся встрепенулись, услышав про себя подобное. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./