Пресс-обзор

Укрепив позиции внутри страны, президент Реджеп Тайип Эрдоган неминуемо вступит в конфронтацию с Западом

В ночь на субботу, 16 июля, турецкие военные попытались захватить власть. Военные перевороты нередкий случай в турецкой истории. В Турецкой Республике, возникшей в 20-х годах XX века на обломках рухнувшей Османской империи, армия всегда играла особую роль. Со времен первого президента страны Кемаля Ататюрка она считалась гарантом стабильности и незыблемости светских устоев. В кризисные моменты военные активно вмешивались в общественно-политическую жизнь государства.

Самым кровавым был военный переворот 27 мая 1960 года. К тому времени Турцией на протяжении десяти лет управлял лидер Демократической партии, премьер-министр Аднан Мендерес, жесткий и авторитарный политик. Его можно считать предшественником нынешнего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, поскольку он первым попытался подвергнуть ревизии наследие Ататюрка.

Аднан Мендерес заигрывал с малообразованной и консервативно-религиозной частью турецкого общества и вступил в конфликт практически со всеми влиятельными политическими силами в стране. В конце 1950-х он ужесточил цензуру и создал мощный репрессивный аппарат. По инициативе Мендереса у кемалистской Республиканской народной партии (РНП) Турции было конфисковано в пользу государства все имущество, завещанное ей Ататюрком.

Весной 1960 года приступила к работе специальная комиссия по расследованию «антигосударственной и террористической деятельности» оппозиционной РНП. Мендерес попытался ослабить влиятельность армии.

Попытки вернуть ислам в общественно-политическую жизнь страны, заигрывание с турецким национализмом, обернувшееся в 1955 году погромом греческого населения в Стамбуле, конфликт с армией и интеллигенцией – все это привело Аднана Мендереса к краху.

Свержение инициировали командующий сухопутными войсками генерал Джемаль Гюрсель и полковник Алпарслан Тюркеш. Несмотря на протесты лидеров многих европейских государств, новые турецкие власти жестоко расправились со своими предшественниками. В сентябре 1961-го бывшего главу правительства Аднана Мендереса вместе с министром иностранных дел Фатином Зорлу и министром финансов Хасаном Полатканом повесили в тюрьме на острове Имралы в Мраморном море по приговору военного трибунала, признавшего их виновными в государственной измене, нарушении Конституции и коррупции. В 1987 году «преступников» посмертно реабилитировали, а в 1990-м их останки с почетом перезахоронили в специально построенном мавзолее на стамбульском кладбище Топкапы.

Другая характерная для Турции история случилась в 1997 году, когда под давлением военных ушел в отставку Неджметтин Эрбакан, политический ментор нынешнего президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана. В отличие от Неджметтина Эрбакана, его ученику Реджепу Эрдогану удалось сохранить власть. Провал мятежа стал не только фиаско оппозиционно настроенной части военной элиты, и без того обес­кровленной за время правления Эрдогана, но и поражением Республиканской народной партии, которая позиционирует себя наследницей кемализма.

Некоторые наблюдатели прокомментировали случившееся сентенциями вроде: «Турции конец», «Турция сползает к конфликтному состоянию». Однако эти оценки не выглядят оправданными, просвещает нас «Лента.ru». Сейчас мы будем наблюдать процесс создания совсем другой Турции – Турции, о которой давно мечтал Эрдоган. Нынешняя быстрая победа стала закономерным итогом его борьбы за снижение роли и влияния военных. Реджеп Тайип Эрдоган уже нанес по ним два сильных удара.

Первый – процесс против тайной организации «Эргенекон» в 2007 году. Тогда ряд высокопоставленных военных, чиновников и общественных деятелей были обвинены в подготовке государственного переворота. Судебный процесс над силовиками стал поворотным моментом в турецкой политической жизни. По делу проходили бывшие военные, действующие и отставные офицеры силовых структур Турции, журналисты, ректоры крупных турецких университетов и военных академий.

Это был первый серьезный удар по военным кругам Турции. Многие наблюдатели тогда со скепсисом оценивали перспективы борьбы Эрдогана против устоев кемализма. Им казалось, что сторонники светского пути развития (националисты) в тандеме с военными совершат переворот и после непродолжительного правления военных власть перейдет к республиканцам-кемалистам. Но шатание и разброд среди оппозиционных кругов не позволили им объединиться в борьбе против созданной Реджепом Эрдоганом Партии справедливости и развития (ПСР), чей авторитет среди населения укреплялся благодаря экономическому росту и проводимой партией успешной социально-экономической политике.

Второй удар по кемалистам и военным был нанесен Эрдоганом в июле 2011 года, когда армейское руководство в полном составе объявило об уходе в отставку. Поводом для конфликта стало назначение сторонников президента на важные посты в армейских структурах. Начальник Генерального штаба Ишык Кошанер обвинил Реджепа Эрдогана в том, что руководство страны «поставило целью дискредитацию, выставление в общественном мнении образа армии как преступной организации». То, что заявить протест военные не смогли иначе, как подав в отставку, можно считать победой Эрдогана.

Попыткой нынешнего переворота, продолжает тему «Газета.ru», руководили военные, при этом Реджеп Эрдоган обвинил в его организации известного турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена, проживающего в эмиграции в США. Известный бого­слов и интеллектуал, Гюлен считается главным врагом Эрдогана и имеет много последователей среди армейских и полицейских чинов. Сам Гюлен и его сторонники опровергли причастность к перевороту и осудили мятеж, который оказался провальным как минимум по трем причинам.

План мятежа не был тщательно проработан, военные действовали крайне агрессивно, но без какого-либо порядка. Переворот был организован не высшими военными кругами, а средним звеном.

Переворот не был поддержан за границей. Сколь сильно ни раздражают султанские замашки Эрдогана такие страны, как Германию и США, они не могли согласиться с дестабилизацией обстановки в Турции (ключевого партнера на Ближнем Востоке).

Важную роль в провале переворота сыграл личностный фактор. Можно долго критиковать авторитарный стиль правления Реджепа Эрдогана и его провалы во внутренней и внешней политике, но менее харизматичным лидером он от этого не становится. Фактически Эрдоган по степени авторитетности уступает лишь самому Ататюрку.

Провалившийся путч Реджеп Тайип Эрдоган назвал «подарком Бога». Уже в первые часы после того, как мятежники начали сдаваться, были арестованы около трех тысяч солдат и офицеров, включая пять генералов, а также командующий Третьей армией Эрдал Озтюрк, которого называют одним из зачинщиков путча. Массовые аресты продолжились в воскресенье. Среди задержанных в ходе второй волны арестов оказались командующий одним из крупнейших гарнизонов в юго-западной части Турции генерал-майор Кямиль Озхан Озбакыр и начальник военной базы Инджирлик генерал Бекир Эрджан Ван (эту базу ВВС США используют для авиаударов в Сирии).

Начало нынешней недели в Турции, сообщает «Коммерсантъ», прошло в поисках внутренних врагов в силовых структурах и госорганах на фоне митингов, патриотических лозунгов и призывов теснее сплотиться вокруг власти. Непрекращающиеся аресты военнослужащих всех звеньев – от рядовых до высшего командного состава, включая более ста генералов, – сопровождаются акциями публичного унижения «врагов народа». СМИ и соцсети заполнили фотографии раздетых и закованных в наручники путчистов, выставленных на всеобщее обозрение.

Помимо ареста военных и смещения нескольких тысяч прокуроров и судей массовой чистке подверглась полиция, из рядов которой уже уволено около 8 тысяч сотрудников. Телеканал NTV со ссылкой на источники в МИДе сообщил о приостановке выезда за границу для госслужащих.

На этом фоне США и ЕС выражают озабоченность по поводу того, что наказание виновных в попытке переворота может вылиться в зачистку оппозиции, подавление инакомыслия и резкий откат Турции в вопросах соблюдения базовых демократических прав и свобод.

Одной из первых о растущей угрозе демократии Анкару предупредила Федерика Могерини – верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности. Напомнив, что «в ту трагическую ночь руководство ЕС без промедления заявило о необходимости защиты легитимных институтов». Могерини добавила: «Сегодня мы говорим о необходимости соблюдения верховенства закона. Никаким шагам, направленным на то, чтобы увести Турцию в сторону от этого, не может быть оправдания».

Главы МИДов стран ЕС выступили с совместным заявлением, которое существенно расширяет и дополняет комментарий главы европейской дипломатии. Одним из ключевых положений документа стало резкое неприятие идеи возвращения смертной казни. Напомнив, что Анкара – кандидат в члены ЕС, главы МИДов выразили готовность «продолжать работать с демократической стабильной Турцией». Но только при одном условии: если турецкие власти будут следовать Европейской конвенции о правах человека, в том числе протоколу о моратории на смертную казнь. Представитель правительства ФРГ высказался еще более определенно: «Наличие института смертной казни будет означать, что страна не сможет вступить в ЕС».

В аналогичном ключе ситуацию прокомментировал и госсекретарь США Джон Керри. На совместной пресс-конференции с Федерикой Могерини он заявил о «недопустимости действий, которые выходили бы за рамки укрепления демократических институтов и верховенства закона». 

Таким образом, заметно укрепив свои позиции внутри страны, Реджеп Тайип Эрдоган вступает в период нового противостояния в отношениях с Западом.

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Евгений КРАН /рис./