Пресс-обзор

Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган пытается замириться с соседями

1 июля в Сочи состоялось заседание глав внешнеполитических ведомств организации Черноморского экономического сотрудничества. Присутствовали представители всех 12 стран-членов и еще с десяток государств-наблюдателей.

Несмотря на довольно насыщенную повестку, внимание мировых СМИ было приковано не к самому мероприятию, а к встрече Сергея Лаврова с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу.

Напомним историю. С момента крушения бомбардировщика Су‑24М воздушно-космических сил РФ, сбитого турецкими истребителями F‑16 на сирийско-турецкой границе 24 ноября 2015 года, прошло более семи месяцев. На протяжении этого времени Анкара неоднократно предпринимала попытки если не восстановить, то хотя бы стабилизировать отношения с Москвой, но позиция российских официальных лиц была непреклонна. В Москве четко давали понять: только лишь извинения, наказание виновных и выплата компенсации позволят сторонам начать переговоры по выходу из кризиса.

Источники «Власти» в госструктурах вспоминают, что Владимира Путина привело буквально в ярость нежелание турецких военных, дипломатов и самого президента Эрдогана выйти сразу же на связь для переговоров и дачи объяснений. Все попытки российской стороны дозвониться до коллег заканчивались ничем. Турецкие власти тем временем вышли на контакт со странами НАТО и рассказали, что российский бомбардировщик нарушил воздушное пространство страны и после того, как не отреагировал ни на одно из десятка предупреждений, был сбит ракетой класса «воздух-воздух». С данными Генштаба ВС РФ такая версия, мягко говоря, не вязалась: средства их объективного контроля показывали, что самолет находился в сирийском воздушном пространстве и ничего не нарушал.

«Практически сразу после инцидента по дипломатическим каналам нами были доведены условия, соблюдение которых могло привести к началу возобновления диалога, – говорит собеседник «Власти», принимавший участие в консультациях по турецкому вопросу. – Но нас предпочли проигнорировать: Эрдоган пытался звонить, слал письма, но всегда позиционировал себя как правую сторону. В какой-то момент это просто надоело – президентские и военные каналы в общении с ним были попросту заморожены».

В отношении Турции, отказавшейся признавать вину в гибели пилота Олега Пешкова, Россия ввела экономические санкции. Были запрещены закупки турецких овощей и фруктов, строительным компаниям отказали в работе на территории России, отменили безвизовый режим и чартерное авиасообщение между двумя странами. Подверглись заморозке крупные бизнес-проекты – одним из таких стал газопровод «Турецкий поток».

По словам высокопоставленного источника «Власти» в Правительстве РФ, у Москвы еще «оставались рычаги секционного давления» на Анкару, при помощи которых в случае необходимости (и при наличии соответствующего распоряжения президента) можно было бы ужесточить антитурецкие санкции. Произойти это могло уже в июле, однако помешало этому одно единственное обстоятельство: Эрдоган прислал Путину письмо, в котором фигурировало крайне важное для Кремля слово: «извините».

Переговоры российского и турецкого министров проходили за закрытыми дверями в сигарной комнате сочинского санатория «Русь». Вышедший первым к журналистам глава турецкого МИД выглядел очень довольным, любезно отвечал на вопросы преимущественно российских журналистов, называя Лаврова «мой дорогой друг Сергей». «Переговоры прошли в дружественной и теплой атмосфере. Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган готов встретиться в России с президентом Владимиром Путиным еще до саммита G20, который пройдет в Китае». Одним из важных итогов переговоров стало возобновление деятельности двусторонней рабочей группы по борьбе с терроризмом, в которую входят представители МИД и спецслужб. После трагического инцидента с российским бомбардировщиком Су‑24М в ноябре прошлого года работа этой группы была заморожена на семь месяцев.

По словам Чавушоглу, позиции России и Турции относительно того, кого считать экстремистами в Сирии, совпадают. «Существуют радикальные группировки и умеренная оппозиция, на некоторых территориях они перемешаны. Мы просим, чтобы хорошие люди отделили себя от экстремистов, так как есть риск, что умеренная оппозиция станет более радикальной», – заявил глава турецкого МИД.

В схожем ключе высказался на пресс-конференции и Сергей Лавров, который проявил большую сдержанность в отношении главы МИД Турции и предпочитал называть Чавушоглу «турецким коллегой». «В соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН террористическими группировками считаются «Исламское государство» (ИГ), «Джабхат ан-Нусра» и различные аффилированные с ними организации помельче … Россия и Турция заинтересованы в том, чтобы патриотическая, конструктивная оппозиция, которая пока еще находится на территориях, по разным причинам контролируемых террористами, как можно скорее уводила оттуда свои отряды. Иначе она будет фактически рассматриваться как сообщник «Джабхат ан-Нусры» и ИГ».

«После письма с извинениями от Реджепа Тайипа Эрдогана, полученного Президентом России 27 июня, и последующего телефонного звонка Владимира Путина турецкому президенту российский лидер поручил правительству снять ограничения в отношении Турции в сфере туризма». При этом Путин высказал мысль о том, что российские граждане, да и граждане других стран, когда станут принимать решение об организации своего отдыха, наверное, будут учитывать сохраняющуюся угрозу террористических актов в Турции, что продемонстрировал совершенно возмутительный террористический акт в стамбульском аэропорту». Турецкие власти, отметил Лавров, пообещали «принять все необходимые меры для обеспечения безопасности туристов».

«Думаю, что в рамках нашего двустороннего диалога мы сможем конкретно обсуждать даже самые непростые вопросы, в том числе и задачи пресечения подпитки террористов в Сирии из-за границы и недопущения использования турецкой территории в интересах поддержки террористических организаций в Сирии», – резюмировал глава МИД России.

Существует несколько версий того, почему Эрдоган пошел на уступки. Одна из них – турецкий лидер, испортив отношения со многими соседями и некоторыми западными партнерами, почувствовал себя загнанным в угол. Фактический лидер ЕС – Германия, крайне раздраженная тем, как Анкара шантажировала ее, используя для этого миграционный кризис, признала недавно геноцид армян в Османской империи. А Brexit Великобритании стал знаком – и без того призрачные шансы на вступление Турции в Евросоюз оказались равны нулю, что заставило турецкие власти задуматься о диверсификации экономических и политических контактов.

Не безоблачны и отношения Анкары с Вашингтоном: в то время как в Турции курдов считают преимущественно террористами, американцы видят в них партнеров по борьбе с исламскими радикалами.

Давление на турецкого лидера оказывают и местные бизнес-элиты, сильно пострадавшие из-за санкций, введенных Москвой. «Турция гораздо больше нуждается в России, чем Россия в Турции. Взять хотя бы туристический поток и поставки газа. Ухудшение отношений двух стран привело к росту недовольства внутри Турции, а выгоды от создания образа внешнего врага быстро улетучились. Судя по тому, как стремительно развиваются события, Эрдоган согласился пойти на уступки по многим пунктам. Скорее всего, российские власти в течение определенного времени снимут экономические санкции. Облегчат прохождение пограничного контроля для турок и членов их семей в российских аэропортах. Возобновятся разорванные образовательные, культурные и научные связи. Вполне вероятно, что найдется консенсус и по поводу сирийского кризиса. Не последними в списке обсуждения стоят судьбы «Турецкого потока» и строительство АЭС «Аккую», – говорит директор Центра изучения современной Турции Ильшат Саетов.

Еще одной причиной, подтолк­нувшей президента Турции принести Москве свои извинения, стал вопрос безопасности. Анкара понимает, что без взаимодействия с Россией урегулировать сирийский конфликт и покончить с боевиками ИГ, совершающими теракты в стране, Турции вряд ли удастся.

Нормализация отношений с Москвой совпала по времени с оттепелью в отношениях Анкары с Тель-Авивом. Как заявил Мевлют Чавушоглу, это случайное совпадение. «Мы всегда хотели, чтобы с нашими соседями у нас не было никаких проблем. Удивительным образом совпало, что мы одновременно налаживаем отношения и с Россией, и Израилем», – заявил глава МИД Турции.

Однако, как пояснил «Ленте.ру» турецкий эксперт Серкан Демирташ, эта нормализация не случайна, это часть нового внешнеполитического курса премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма: «Едва заняв свой пост, новый глава правительства заявил, что «Анкара должна сократить число врагов и увеличить число союзников. В последние несколько лет значительно ухудшились отношения Турции и с другими государствами в регионе, поэтому пришло время для их восстановления».

По мнению Демирташа, следующей страной, с которой турецкие власти начнут нормализацию отношений, может стать Египет. «Анкара выступает против нового лидера Абдель Фаттаха ас-Сиси, свергнувшего Мохамеда Мурси в 2013 году, однако сейчас готова налаживать взаимодействие».

«После Каира очередь дойдет и до Багдада. В последнее время лидеры двух стран постоянно обвиняют друг друга в том, кто виноват в дестабилизации ситуации в регионе, – сказал Серкан Демирташ. – Помимо этого, Турция хочет как можно быстрее урегулировать конфликт с Кипром, чтобы продолжить переговоры с Брюсселем о возможном членстве страны в Евросоюзе. Не исключено, что будет предпринята попытка нормализовать отношения и с Арменией».

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Евгений КРАН (рис.)