Пресс-обзор

 МИР УСЛЫШАЛ «САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ГОЛОС ИТАЛИИ» 

С 16 по 18 июня в Северной столице России проходил Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ‑2016). Двадцатый по счету. Девиз нынешнего форума «На пороге новой экономической реальности». 

Приехали десять тысяч человек, представители более 500 иностранных компаний. В том числе главы ведущих мировых энергетических компаний – ExxonMobil, Royal Dutch Shell, BP, Total, представленных на высшем уровне. 

В прошлом году участников было на несколько тысяч меньше. А два года назад форум и вовсе проходил в полупустых залах. На этот раз традиционную площадку «Ленэкспо» заменили новым комплексом в Пулково, специально построенным к форуму, – и кратно увеличившиеся площади не пустовали. 

Приехали 35 иностранных министров. Помимо премьера Италии Маттео Ренци, который и сам приезжал в Москву, и принимал Владимира Путина в Милане в июне прошлого года, приехал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Если с итальянцем у Путина сложились доверительные, дружеские отношения, то визит Юнкера стал неожиданностью и вызвал негативную реакцию на Западе. Там посчитали, просвещает «Коммерсантъ», визит неуместным в «деликатный момент дебатов о санкциях» (в конце июня на саммите ЕС рассмотрят вопрос о целесообразности их продления на полгода). 

Глава Еврокомиссии беседовал с российским президентом довольно долго: вместе с делегацией, затем с глазу на глаз по- немецки плюс во время двухчасового ужина. В кулуарах форума говорили, что господин Юнкер просил Путина сделать жест доброй воли и в одностороннем порядке отменить эмбарго на импорт хотя бы части европейских продуктов, введенное в 2014 году. 

Об этом же российского президента просил и бывший президент Франции Николя Саркози, участвующий в работе форума. Весь год представители Европейского союза убеждают Путина сделать «хоть какие-то шаги», чтобы создать повод ослабить, а затем и вовсе отменить санкции. Позиция России неизменна: вы вводили – вы и отменяйте. 

Сергей Иванов, возглавляющий администрацию Кремля, пошел дальше: «Лично я хотел бы, чтобы санкции против нас продержались подольше… Это мое личное мнение». Иванов напомнил, что до введения санкций в России много говорили о диверсификации экономики, но реальные действия в этой области начались лишь с введением санкций: «Знаете, есть такая поговорка: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Вот здесь это как раз сработало». 

В пленарном заседании, посвященном новой экономической реальности, принимали участие Владимир Путин, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и премьер-министр Италии Маттео Ренци. Путин отметил, что традиционные источники роста исчерпываются, «на пороге новая технологическая революция» – и призвал «встретить ее во всеоружии». 

«Пора менять взгляд на вещи». «Недавние встречи с представителями немецких и французских деловых кругов показали, что европейский бизнес хочет и готов сотрудничать с Россией». «Политикам нужно пойти навстречу бизнесу, проявить мудрость, дальновидность и гибкость. Пора вернуть доверие» (речь идет о доверии Москвы к Европе). 

«Мы зла не держим и готовы пойти навстречу, но это не может быть игрой в одни ворота». «Надо торопиться, потому что к середине следующего десятилетия мир будет совершенно другим». 

Разговоры о новом мире сменились воспоминаниями о проблемах старого. И этот поворот можно смело отнести на счет модератора, замечает «Газета.ru». По традиции, модератором был иностранец. Фарид Закария, ведущий CNN, один из самых влиятельных и популярных американских журналистов и аналитиков, сумел вывести Путина на эмоциональную волну. Хотя вопросы, которые он задавал, звучали если не сотни, то уж десятки раз – точно. 

«Зачем надо было поддерживать госпереворот на Украине?» – вопрошал Путин. Ситуацию в стране довели «до кровавых событий и гражданской войны, русскоязычное население на юго-востоке Украины и в Крыму запугали». «Зачем?!». И дал ответ: чтобы «обосновать существование Североатлантического блока»: НАТО требовался «внешний противник, внешний враг; иначе зачем эта организация нужна?». Москва следует «другой логике – направленной на сотрудничество и поиск компромиссов». 

Владимир Путин дважды за день комментировал референдум о выходе Великобритании из ЕС (первый раз – на пленарном заседании, второй – на встрече с руководителями ведущих мировых СМИ), но иностранные журналисты продолжали настаивать на желании добиться ясного ответа. Это дело Евросоюза и дело народа Великобритании, повторял Путин. Но тут не выдержал и добавил ярких красок. «Вообще, мне кажется, это не очень прилично пристегивать Россию к любой проблеме, даже к той, к которой мы не имеем никакого отношения, – делать из России какое-то пугало. Так интеллигентные люди не поступают». 

Российский лидер предложил задаться вопросом, почему премьер-министр Великобритании поставил на референдум вопрос о возможности выхода страны из ЕС. «Он зачем это сделал? Чтобы Европу еще раз пошантажировать? Либо кого-то напугать? Вот цель какая, если он сам – против?». 

Модератора интересовало, кого Путин поддерживает в предвыборной гонке США. Закария в ярких эпитетах напомнил, сколь лестную оценку российский лидер дал Дональду Трампу, кандидату от республиканцев. 

«Зачем вы все передергиваете? В вас журналист побеждает аналитика! – деланно удивился Путин. – Я говорил, что Трамп – яркий человек. А что, не яркий? Трамп заявил, что он готов к полноформатному восстановлению российско-американских отношений. Что здесь плохого? Мы все это приветствуем, а вы – нет?». 

Похоже, Путин сам сыграл журналиста. Изумленный Закария сказал, что пользовался переводом цитат, передаваемых российскими информагентствами. И на всякий случай извинился, если снова приведет недостоверную цитату. «Но ведь вы говорили про семью Клинтон, что муж и жена – одна сатана. Что вы имели в виду?» – «Ну чего не скажешь сгоряча, – пожал плечами Путин. – Я с ней не работал, спрашивайте у Лаврова. Я работал с ее мужем Биллом Клинтоном. У нас с ним были очень добрые отношения. Я даже могу сказать, что благодарен ему за некоторые моменты того, как происходило мое вхождение в большую политику». 

Модератор обратил внимание на другого участника пленарной дискуссии – Нурсултана Назарбаева. Тот напомнил, что уже «восемь лет мир живет в условиях не прекращающегося кризиса». Деньги уходят с развивающихся рынков и переходят в развитые, но это не приводит к росту мировой экономики. В результате в проигрыше оказались все. «Положение среднего слоя ухудшается, что мы видим повсеместно». Сейчас принято во всем винить глобализацию и интеграцию. «Виновата не интеграция: глобальная экономика страдает не от избытка интеграции, а, наоборот, от ее недостатка». 

Президент Казахстана развил мысль, ранее высказанную Владимиром Путиным о сотрудничестве ЕАЭС и ЕС. «Дезинтеграция и экономический изоляционизм не решат ни одной внутренней проблемы, это будет лишь самообман». «Евразийский экономический союз заинтересован в эффективном, стабильном Европейском союзе, с которым желает тесно сотрудничать. Точно так же объединенной Европе выгодно сотрудничество с нашим интеграционным объединением». 

Назарбаев (а именно он является инициатором и официальным лидером ЕАЭС) объявил, что помимо ЕАЭС есть и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), к которой присоединяются Индия и Пакистан. «На очереди – Иран. Таким образом, эта организация с количеством жителей три миллиарда человек становится огромной силой. Разве невыгодно сотрудничать с такой организацией всем?». 

«Нам говорят, что Россия создает там какой-то союз» (ЕАЭС). Путин открещивается: «Ты был инициатором – вот возглавь и расхлебывай». Выходит, Евразийский экономический союз создал Казахстан – ну, это смешно! Евразийская интеграция – жизненная необходимость». 

Выступление Назарбаева оказалось программным, что стало неожиданностью. Путин явно сработал «на разогрев». 

«Вот в Казахстане может женщина быть президентом?» – спросил не готовый к такому повороту модератор. Назарбаев заметно обиделся. «Вполне может быть. Тем более что есть такие подготовленные женщины». «И я их знаю», – поспешил на помощь Путин. «А еще у меня три дочери», – добавил Назарбаев уже под смех в зале. 

Конкурировать с работающими в команде президентами было сложно, но премьер-министру Италии Маттео Ренци это удалось. Он охотно подхватил женскую тему, сообщив, что предпочел бы видеть во главе США «госпожу президента». 

Модератор задал ему вопрос о том, сколько еще европейцы готовы терпеть навязанные, по словам Путина, Америкой санкции. Ренци дипломатично заметил, что санкции были инициированы не только Вашингтоном, но и европейскими лидерами. 

На все эти вопросы ответ простой: соблюдение минских договоренностей. «Pacta sunt servanda – договоры должны соблюдаться, но соблюдаться всеми сторонами, не только одной». 

«Очевидно, что существуют проблемы в отношениях между Европой и Россией, и очевидно, что каждый из нас по-своему видит их причины. Но я считаю фундаментально важным, чтобы мы предприняли все усилия и попытались решить эту проблему, глядя в будущее и в то, что нас объединяет». 

«Италия находится в первых рядах тех стран, которые стремятся утвердить свое присутствие на рынках России и Казахстана. Все, что можно сделать вместе, мы с удовольствием будем делать вместе. Мы держимся за наш бренд Made in Italy, но нам нравится и идея Made with Italy».

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./