Нужен конкретный человек

В прошедшую пятницу, 18 марта, Россия отметила вторую годовщину воссоединения Крыма с Россией. Празднования проходили в Москве и других городах страны. В Крыму все началось со среды и продолжалось до конца недели. Телекамеры выхватывали ликующие лица. Мероприятия проходили под девизом «Крым. Россия. Навсегда», «Мы строим мосты».

За два года украинские власти сделали все возможное и даже невозможное, чтобы жители Крыма не пожалели о своем российском выборе. Транспортно-продуктовая блокада полуострова, начавшаяся в сентябре 2015 года, заставила отказаться от привычных украинских товаров и сократить потребление всех прочих, поступавших с территории Украины. На Керченской переправе с обеих сторон образовались огромные очереди из фур, в магазинах наметился дефицит. Ситуация нормализовалась, когда пустили дополнительные паромы и отработали новые логистические схемы. В итоге украинские производители потеряли рынок, да и не только украинские.

В ночь на 22 ноября 2015 года полуостров остался без электричества в результате подрыва опор ЛЭП на территории Украины. В Крыму объявили чрезвычайную ситуацию, но уже через неделю в МЧС рапортовали, что не осталось ни одного полностью обесточенного населенного пункта. На полуостров свезли более 250 мощных генераторов из разных регионов России. Автономными источниками электропитания обеспечили все станции мобильной связи, медицинские и административные учреждения. Понятно, в частном секторе людям приходилось полагаться на себя. Чтобы запитать полуостров от сети, пришлось в авральном режиме строить энергомост из Краснодарского края. Первую нитку этого «удлинителя», брошенного по дну Керченского пролива, подключили через 10 дней – ​2 декабря. Запустил ее лично Владимир Путин, специально прибывший на полуостров.
Образно говоря, Путин, которого ненавидят нынешние украинские власти, снова въехал в Крым на белом коне. Сейчас по кабелю идет 400 мегаватт, в мае энергетики обещают удвоить нагрузку и от услуг украинских энергетиков отказаться.

Николай Азаров, бывший премьер Украины, бережно выстраивавший, в том числе, украинские электрические сети, на сей счет заметил: подобное обращение с национальной промышленностью он мог увидеть разве что в кошмарном сне.

Пока не решена традиционная проблема полуострова – ​водоснабжение. В 2014-м Украина дважды перекрывала заслонку Северо-Крымского канала – ​едва ли не единственного источника пресной воды для Крыма. Республика готова покупать воду, но Украина не продает. Впрочем, как можно иметь дело с такими партнерами… На полуострове всерьез занялись сбережением ресурсов. В частности, взялись за реконструкцию каналов и трубопроводов, через которые утекало до четверти столь ценной здесь воды. Заборы из подземных источников также обновляются.

И это не единственная проблема. Севастополь, к примеру, отметился затянувшимся конфликтом между законодательной и исполнительной властью. Севастопольский спикер Алексей Чалый, возглавляющий Заксобрание с сентября 2014 года, в конце 2015-го раскритиковал работу исполнительной и законодательной властей города и подал в отставку, посоветовав губернатору Севастополя Сергею Меняйло последовать его примеру. Чалый написал заявление об уходе с должности с 1 января 2016 года. Депутатов ознакомили с документом 26 января. Позже Заксобрание провело внеочередную сессию и рекомендовало Меняйло распустить правительство города, признав его работу неудовлетворительной. Губернатор с такой оценкой не согласился. Заксобрание попыталось принять закон о прямых выборах губернатора, но не смогло набрать необходимого количества голосов. Закончилось тем, что полномочия Алексея Чалого прекращены досрочно. С нынешнего вторника герой «крымской весны» стал рядовым депутатом. «За» проголосовали 19 из 22 присутствовавших на сессии (всего в Заксобрании 24 парламентария), передает «Интерфакс».

Ну да хватит о грустном. Жители Крыма по достоинству оценили систему обязательного медицинского страхования. Теперь те, кто не мог позволить себе даже необходимое лечение, массово обращаются к врачам по любому поводу. Нагрузка на медицинские учреждения заметно возросла, как и средняя зарплата медработника – ​более 25 тысяч рублей против девяти тысяч (в рублевом эквиваленте) до воссоединения.

Не так быстро, но все же продвигаются дела в сфере образования. Зарплата педагогов увеличилась более чем вдвое. В целом бюджетный сектор региона выглядит и чувствует себя неплохо. Средняя пенсия удвоилась и теперь превышает 11 тысяч рублей.

«Во внебюджетной сфере зарплаты растут медленнее. В среднем на конец 2015 года они составляли в Крыму порядка 30 тысяч рублей в месяц – ​на 13 тысяч меньше общероссийского показателя», – ​сообщает «Лента.ru».

Когда встречаешь подобное, сразу вспоминаешь университетский курс. Первую лекцию этой чудесной науки преподаватели обычно начинают словами: «Есть ложь. Есть большая ложь. И есть статистика».

В пятницу в Крым прибыл Владимир Путин. В торжественный день он намеревался лично проинспектировать всероссийскую стройку – ​мост через Керченский пролив.
Впечатление, что полмоста уже готово. Даже жалко, что это впечатление обманчиво. Журналисты едут по мосту и минут за десять доезжают до острова Тузла, отсюда недалеко и до Керчи (один год и десять месяцев осталось). Посреди острова белеет стенд, на нем зафиксирована кривая авто- и железнодорожной магистрали через Керченский пролив.
– Вот видите, синий флажок слева… Ближе к Черному морю… – ​рассказывает Александр Островский, генеральный директор «СГМ-Мост». – ​Это будет ось железнодорожного моста… а со стороны Азовского моря – ​вон там, еще один флажок… это автомобильный мост… ох, ветер усиливается… ох, какой ветер… в общем, забиваем сваи в землю, ставим каркас… в море забиваем другие сваи, навариваем на них каркас…

Рядом начинает ухать чудовищный молот, забивают очередную, 174-ю, сваю.

– И сколько времени забивается одна свая? – ​интересуются журналисты.

– Не буду говорить пока… – ​качает головой Островский.

– Почему?

– Должен же быть элемент секретности в стройке… – ​бормочет он и, занятый какими-то другими мыслями, начинает машинально рассказывать, входит в подробности «Коммерсантъ»:

– Здесь 40 метров слабых грунтов… потом молотом идем через слой плотных грунтов… просто очень уж сложно все это… мостовики, которые раньше такими вещами занимались, чувствуют себя поуверенней… а есть строители, которые никогда ни с чем подобным не сталкивались… да тут вся Россия будет работать… и сибиряки уже развернулись, и северяне… но об этом пока не надо…

К стенду подошел министр транспорта Максим Соколов.

– А вы часто тут бываете? – ​спрашивают журналисты.

– Четыре-пять раз уже был, – ​признался он.

По его виду было видно: это очень часто.

Был здесь и главный подрядчик Аркадий Ротенберг, и глава Крыма Сергей Аксенов, и министр экономического развития Алексей Улюкаев, и вице-премьер Дмитрий Козак… Однако когда Путин фотографировался со строителями на мосту, он обратил внимание на отсутствие рядом с собой одного человека, им оказался Ротенберг.

– Аркадий Романович, не прячьтесь, идите сюда…

Главный подрядчик моста занял подобающее место. Тут же, в одном из вагончиков, прошло производственное совещание. Владимир Путин на телекамеру поделился с присутствующими историей строительства моста. Начал издалека: с Николая II, «при котором уже тогда планировалось строительство, но Первая мировая война не позволила, в 1930 году подготовили проект железной дороги от Поти до Херсона, с мостом через Керченский пролив… и опять война помешала… Оккупанты возводили тут мост, и не временный, и решено было его не бомбить нашими самолетами… но не успели и они возвести… после войны возвели было все-таки временный мост, но так и осталось все нереализованным… Надеюсь, мы все-таки выполним эту историческую миссию…».

Дмитрий Козак быстро перешел к теме, которая, как выяснилось, только и интересовала по-настоящему Владимира Путина, – ​к строительству дороги Симферополь – ​Керчь.

– Находимся в стадии проектирования, – ​сообщил Козак. – ​Был срыв, связанный с тем, что недобросовестный проектировщик… проработали стоимость в четырехполосном исполнении, как вы хотели…

– Недобросовестный проектировщик?.. – ​переспросил Путин. – ​И что, деньги ему заплатили?

– Нет, деньги не заплатили, – ​с удовольствием сообщил Сергей Аксенов. – ​Он, правда, требует 288 миллионов … за невыполнение работы!.. В суде… И это известный стране подрядчик!..

Путин был намерен разбираться дальше. Оказывается, накануне вечером он звонил разным людям и пытался выяснить, кто отвечает за строительство дороги. Отвечают сразу несколько: Министерство экономического развития, власти Крыма, Министерство транспорта…

– Что вы предлагаете? – ​спрашивал президент у Дмитрия Козака. – ​Кто отвечает? Что-то менять или оставить все, как есть?..

– Есть плюсы и минусы… – ​смиренно отвечал Козак.

– Нет, скажите: оставить все, как есть или поменять? – ​переспрашивал президент.

– Предлагаю оставить все, как есть, – ​неожиданно, видимо, даже для самого себя вдруг выпалил Козак. – ​Предлагаю оставить все, как есть…

– Я вчера начал разбираться – ​и не с кого спросить! – ​раздраженно продолжил Путин.

– Может, в составе дирекции выделим подразделение? – ​робко предположил Алексей Улюкаев. – ​Которое будет осуществлять координацию?

– Да, нужен конкретный человек, который лично отвечает за результат работы… чтобы мне не приходилось всех обзванивать полдня! – ​перебил Путин.

И действительно: звонишь одному, звонишь второму, третьему, а история только больше запутывается.

– Это моя ответственность! – ​вдруг воскликнул Улюкаев. – ​И руководителя дирекции!

– А вот это не подходит, – ​оборвал Путин. – ​Нужен конкретный человек, которого можно повесить, если он этого не сделает.

Производственники облегченно вздохнули: раз нужен, значит, найдут.

Сергей ШИЛЬНИКОВ, Евгений КРАН /рис./